click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


СОВЕРШЕННО НЕВЕРОЯТНОЕ СОБЫТИЕ

Сцена из спектакля

На сцене театра имени А. С. ГрибоедоваА. С. Грибоедова
Когда Авто Варсимашвили решил взяться за гоголевскую «Женитьбу», то, конечно, сознавал, что он далеко не первый и не последний режиссер, остановивший свой выбор на этом произведении великого мистификатора. Взялся, с наслаждением окунулся в текст  - и  сразу почувствовал  в Гоголе  «своего» автора.


Вместе с художником Мирианом Швелидзе  Варсимашвили создал довольно мрачное сценическое пространство – выдержанные в темных тонах декорации, увенчанные луной, пробивающейся сквозь черные тучи фосфоресцирующим светом.  Так что все действие происходит как будто в сумерках. В глубине сцены  – вращающиеся двери-зеркала. Да к тому же  кривые зеркала, превращающие человека в уродца… В них отражаются не только персонажи спектакля, но и… зрительный зал. Наблюдая свое отражение в кривых зеркалах в комнате смеха, мы смеемся над самими собой… Вот такая емкая метафора, заставляющая вспомнить известное: «на зеркало неча пенять, коли рожа крива».    
А еще с зеркалами всегда была связана мистическая тема. Как, впрочем, и с луной – таинственной, обладающей магическим кодом.  И  все происходящее в спектакле А. Варсимашвили воспринимается под неким мистическим углом, что никак не противоречит сути  гоголевского творчества – общепризнано, что нет более загадочного русского  писателя, нежели Николай Васильевич.
Тем не менее, большинство режиссеров видят в «Женитьбе» комедию положений или пьесу в духе Александра Островского. Автандил Варсимашвили попытался взглянуть на «совершенно невероятное событие» (так сам драматург определил жанр «Женитьбы»)  иначе.  Но при этом нисколько не изменил канонам комедийного жанра.  
Начнем с Кочкарева. Вернее, начнем с этой фамилии. Она  происходит от слова кашкар,  в русских говорах - племенной баран, а в тюркских языках - волк. Вот где в одном слове встретились волк и ягненок! Такова и природа героя,  оставляющего двойственное впечатление, странного, ускользающего. В спектакле Авто Варсимашвили  Кочкарев (Олег Мчедлишвили)  – порождение «темной стороны луны». Он  и появляется-то на сцене на словах «черт паршивый!», произнесенных Феклой Ивановной (Ирина Квижинадзе).  Говорят же, не поминай нечистого всуе – а то лукавый появится!
Да и потом, в следующей сцене, сваха буквально убегает от Кочкарева с воплями  «черт, черт!»  Прикрывая лицо руками в белых перчатках и глядя сквозь пальцы на Феклу Ивановну, он, конечно, просто валяет дурака, но в этом розыгрыше есть что-то  пугающее.
Поведение героя сбивает с толку даже его приятеля  Подколесина (Аполлон Кублашвили).  Сначала испуганный неожиданным появлением  Кочкарева, он роняет и разбивает зеркало (снова – зеркало, да еще разбитое!). Затем, неистово вращая зеркало-дверь, закрепленную на оси, Кочкарев  слишком увлекается  этой странной,  бесовской  игрой…  Его  прыжки и глумливый смех приводят  Подколесина в такое смятение, что последний вынужден его остановить… «Пошутил!» - успокаивает друга  Кочкарев. «Напугал!» - говорит не на шутку взволнованный  Подколесин.  
Так же многозначительно решена сцена представления Кочкарева тетке невесты Арине Пантелеймоновне  (Людмила Артемова-Мгебришвили). «Да неужели вы меня не узнаете? –  изумляется Кочкарев. - Однако ж припомните. Вы меня, верно, где-нибудь видели!»  И опять  приходят в движение зеркала…  Из этих дверей-зеркал появляются персонажи спектакля.      
Действительно,  только из Зазеркалья могли явиться эти странные  женихи: надворный советник Подколесин, экзекутор Яичница, моряк Жевакин, отставной пехотный офицер Анучкин…  Они смешны и в то же время как-то трагически ущербны и одиноки.  
Есть в психологии такое понятие - страх успеха. Именно в этом суть комплекса Подколесина - Аполлона Кублашвили. Он хочет всегда оставаться «на грани» исполнения желания, в положении  вечного жениховства.
«Болен» своей нелепой фамилией Яичница – Михаил Арджеванидзе.  Интересно и очень смешно решены сцены, связанные с этим неприятным для  Ивана Павловича обстоятельством. Представляясь, Яичница старается назвать свой чин как можно громче, а  фамилию - как можно тише, почти шепотом, но, не расслышав,  его неизменно переспрашивают «Ась?»  И женихи-конкуренты дружно «разоблачают» экзекутора,  громко и радостно произнося: «Яичница!» Во всем остальном Яичница –  хорошо упакованный господин.  И уверен, что вне конкуренции.  
Свой  «пунктик»  – у  слащавого, манерного  Анучкина (Дмитрий Мерабишвили): по его маниакальным представлениям, невеста, как светская дама,  должна обязательно говорить по-французски… Он настолько увлечен своими грезами о  жене «с образованием», что абсолютно теряет чувство реальности.
Моряк Жевакин (Валерий Харютченко), совершенный идеалист, тоже живет в мире иллюзий. Но, в отличие от двух других, он вовсе не ищет  богатую или светскую девушку  и  готов наделить  Агафью Тихоновну  всеми мыслимыми добродетелями, без всяких условий. Ведь все женщины для него – очаровательные «розанчики!» Но и он уязвим, потому что постоянно отвергаем столь любимыми им «красоточками».  
Все эти герои  глубоко одиноки. Собственно, именно об этом  поставил свой спектакль Автандил Варсимашвили - об экзистенциальном одиночестве и невозможности счастья. Одиночества  боятся, об этом говорят практически все герои спектакля «Женитьба».
«Неприятнее  всего,  когда в такую погоду сидишь один. Женатому человеку совсем другое дело -  не скучно; а  если в одиночестве  -  так  это просто...» - признается Яичница.  «О, смерть, совершенная смерть!..» - продолжает его мысль  Жевакин.  «Просто  терзанье! жизни  не будешь рад; не приведи бог испытать такое положение!» - неожиданно серьезно добавляет Кочкарев. И  становится понятно, что вся его кипучая деятельность – это тоже бегство от одиночества.
Сцена в очередной раз  погружается во тьму. Вновь вращаются зеркала, и все ощущают холодное дуновение «оттуда». Небытие.
И герои обречены на одиночество. Все стремятся этого избежать, что, увы,  невозможно!  Но каждый переживает крах иллюзий по-своему.
До изнеможения неистовствует Яичница – он обманут, Кочкарев убедил его в том, что невеста вовсе не богата! В финале своего душераздирающего монолога герой выходит на авансцену и с горечью произносит: «Яичница я!» Этим все сказано. Как он ни пыжится, все его потуги обречены на обвал…  
Кружится  в вальсе Анучкин - со стулом как с воображаемой партнершей.  А  столб струящегося света олицетворяет эфемерность, призрачность его желаний.
Тщетно пытается удержать ускользающую мечту почти блаженный, такой нелепый Жевакин с широко распахнутыми глазами. Он мучительно пытается понять, «зачем, почему» ему отказывает уже семнадцатая невеста. «Разве во мне есть какой-то существенный изъян, что ли?» - искренне, почти по-детски изумляется он.  
Зато в полушаге от семейного счастья Подколесин. Поначалу он, казалось бы, перешагнул через какой-то внутренний  барьер. Но… что-то происходит в нем – им опять овладевает жуткий страх  перемен. Вновь словно происходит затмение луны - сцена погружается во мрак, вращаются зеркала… и Подколесин убегает в свое одиночество.  
Сломлен и Кочкарев, возомнивший себя  чуть ли не Наполеоном  (его бюст, кстати, находится на сцене). На деле Кочкарев - всего лишь мелкий бес. Осознать  ему это нелегко. «Он не мог уйти, он где-то здесь, в этой комнате!» - Кочкарев пытается убедить в этом не столько убитую горем Агафью Тихоновну – Мариам Кития, сколько самого себя…
Этой сценой заканчивается пьеса Гоголя. Но не спектакль Автандила Варсимашвили.  В финале раскрываются двери,  и появляется надутый, самоуверенный гостинодворец Стариков – Михаил Амбросов. Невеста, мечтающая о муже-дворянине, до сих пор отвергала купца. Но вот теперь, брошенная, вынуждена согласиться на этот «вариант». Ничего не поделаешь! Тем более, что исподтишка с ней флиртует молодой обаятельный слуга Подколесина Степан – Иван Курасбедиани, и перспектива вырисовывается вполне определенная.
«Женитьба» на сцене театра имени А. С. Грибоедова – спектакль ансамблевый. Каждая актерская работа примечательна.  Очень удачно трио: М. Арджеванидзе – Д. Мерабишвили – В. Харютченко. Актеры перевоплощаются не только внутренне, они прибегают к краскам яркой характерности.   
С чувством юмора, с  ироническим отношением к своей героине играет Мариам Кития.  Достойно выдерживает экзамен на профессионализм Аполлон Кублашвили – особенно в финальном монологе, когда в герое происходит решительный поворот. Удовольствие следить за диалогом-пикировкой  Подколесина и Степана!  
Интересен «мелкий бес» Кочкарев, с его подвижной мимикой и кошачьей пластикой, в исполнении О. Мчедлишвили.
Колоритны, рельефны  актрисы Ирина Квижинадзе (Фекла Ивановна), Людмила Артемова-Мгебришвили  (Арина Пантелеймоновна) и Нана Дарчиашвили (Дуняшка).
Выразителен в небольшой роли Старикова Михаил Амбросов.              

«ПЬЕСЫ ГОГОЛЯ МОЖНО СТАВИТЬ, СТАВИТЬ,
СТАВИТЬ!»

-  «Женитьба - это действительно мистическая пьеса, - говорит А. Варсимашвили. - Если ее внимательно   прочесть, то можно отметить, что герои часто произносят слово черт. Что фигурирует цифра шесть. Что это пьеса об одиночестве, которое приводит к смерти. Это не те слова, которые обычно характеризуют комедию. Это слова, в которые могут быть заложены какие-то мистические коды. Мы знаем, что Гоголь - мистик. Когда писатель - философ, он остается философом во всех своих произведениях.  И если художник - мистик, он будет  таковым во всем. Независимо от того, комедию он пишет, драму или трагедию. А вообще я ставил пьесу о страхе встретить счастье, что  уже не смешно! Человек доведен от одиночества до такого отчаяния, что боится счастья. Я понимаю, что в нашем спектакле есть и очень смешные моменты, но это не комедия. Смотрите, какая схема работает:  Кочкареву показалось, что он всемогущ,  что он сам дьявол и управляет миром. И действительно Кочкарев начал было управлять миром! Но в итоге оказалось, что он сам управляем той самой черной силой. Для него это становится потрясением! Мысль моя такова: не надо заигрывать с темными силами, в противном случае ты сам же попадаешь в эти сети.  Да, можно сказать, что  «Женитьба» - мрачная комедия. Очень хорошая, кстати, просто фантастическая пьеса!  Да и роли удалось хорошо интерпретировать.  Жевакин, Яичница, Анучкин - блестящая, я считаю, троица. В любой другой постановке это проходные комедийные персонажи, а в нашем спектакле они трагичны, трагичны и смешны от своего одиночества. Экзистенциального одиночества. Они полностью соответствуют экзистенциальному представлению о мире, они в нем существуют. Так что мы показали тему одиночества с помощью этих трех персонажей, которые всегда считались почти клоунами.
-  Вы говорили, что задумали трилогию по Гоголю…
-  Посмотрим. Я хочу связать это с Гоголь-фестом - есть в Киеве такой фестиваль. Очень, кстати, хороший. Я пригласил к нам Владислава Троицкого, художественного руководителя этого фестиваля, и он должен приехать, чтобы посмотреть спектакль и обговорить какие-то идеи, связанные с постановкой еще каких-то произведений Гоголя. И сделать действительно гоголиаду! Во всяком случае, я получил огромное удовольствие, работая над Гоголем. Я даже не помню, когда я так увлекался автором и репетиционным процессом. Такой же кайф я получал, работая разве что над Шекспиром! Другого случая не могу припомнить. Несмотря на то, что и Достоевского ставил, и Булгакова, и Чехова.
- Все актеры удивительно раскрылись в спектакле – возник настоящий ансамбль…
- Они со временем еще больше раскроются, станут работать лучше. Через несколько спектаклей. Я ведь выстраиваю спектакли так, что у актеров остается мало времени, чтобы все до конца переосмыслить. Я это прекрасно понимаю. Я реально довожу их до премьеры так, что они играют только один-два прогона. А нужно несколько спектаклей, чтобы актеры  до конца почувствовали, что играют.
- Кто-то из зрителей увидел в вашей постановке что-то от Достоевского…
- Как раз все наоборот. Несмотря на мою огромную любовь к Федору Михайловичу, нужно вспомнить его знаменитые слова: «Все мы вышли из гоголевской шинели». Гоголь - именно тот автор, откуда вся русская литература и вышла на самом деле. И я это ощутил в процессе работы - это удивительный автор!  У нас получился немного мистический разговор. Так вот, не сочтите меня безумцем,  но я люблю работать с теми авторами, которые мне во время репетиций… помогают. Шепчут мне что-то на ухо… кто-то громче, кто-то - потише, кто-то - зло, кто-то - радостно. Гоголь - это тот случай, когда сзади меня сидел мой соратник, товарищ, друг. И он давал мне советы… Такое ощущение у меня было, когда я ставил Булгакова, Шекспира. И это счастливые моменты, когда ты ощущаешь плечо и дыхание автора.
- Значит, нашли своего автора?
- Да, я очень жалею, что до сих пор не ставил Гоголя. Он мне стал очень близким. Я еще не решил, что поставлю в будущем.  Думаю о «Шинели». Несмотря на то, что видел две потрясающие постановки по этому произведению - английскую и болгарскую. Давно мечтаю  осуществить постановку  «Мертвых душ». Не менее интересны мне «Игроки», «Вий» - это можно фантастически сделать! Тем более, что существует потрясающая пьеса Нины Садур… Гоголя  можно ставить, ставить и ставить…
- Мистическая тема в вашем творчестве звучит довольно отчетливо.
-  Однозначно. Правда, не знаю, хорошо это или плохо. Но эта тема не спрашивает меня. Я не сказал бы, что специально становлюсь в позу мистика и выбираю именно такие произведения. Они  приходят и словно заставляют меня их ставить. Так случилось с «Женитьбой». Мой внутренний голос сказал:  надо ставить!
-  Неожиданным предстает в спектакле  Кочкарев…

-  Все персонажи в спектакле несколько трансформированы. В традиционной манере, может быть, только женщины играют… Мне так показалось.  Думаю, я не без основания горд тем, что у меня такая сильная  труппа. На сцене стоят актеры, которые могли бы работать в любом театре. Потому что они наполнены, очень тонко чувствуют все нюансы. Это  просто большие, состоявшиеся артисты! Главное - не моя интерпретация «Женитьбы», а то, что у нас такие замечательные актеры, которые могут в течение двух часов держать зал.

Инна  БЕЗИРГАНОВА

Для меня вы всегда "Бесплатные игры без регистрации покер"останетесь Эдуардом Пауэллом, другом детства, человеком, который спас мне жизнь.

Он возвращался домой, и "Саундтреки к фильму бумер скачать"ему захотелось напугать меня.

Ну, дружище, сказал Карлос, увидав, "Виндовс лайф скачать бесплатно"что дон Хуан не меньше, чем он сам, нуждается в утешении, не надо "Скачать фильм мачо и ботан через торрент"так.

БОЕВАЯ ТРЕВОГА Однако, вдумываясь в это кровавое дело, я "План отключения горячей воды"обратил внимание на некоторые обстоятельства, показавшиеся мне таинственными и странными.


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Журналист, историк театра, театровед. Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России. Член Международной ассоциации театральных критиков (International Association of Theatre Critics (IATC). Член редакционной коллегии журнала «Русский клуб». Автор и составитель юбилейной книги «История русского театра в Грузии 170». Автор книг из серии «Русские в Грузии»: «Партитура судьбы. Леонид Варпаховский», «Она была звездой. Наталья Бурмистрова», «Закон вечности Бориса Казинца», «След любви. Евгений Евтушенко».

Подробнее >>
 
Вторник, 17. Сентября 2019