click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ГРУЗИНСКИЕ АДРЕСА УКРАИНСКОЙ КАССАНДРЫ

https://i.imgur.com/FkJsuVT.jpg

к 150-летию со дня рождения
леси украинки

«Нет! Я жива! Я буду вечно жить!» – самый известный афоризм Леси Украинки оказался пророческим. В нынешнем году исполняется 150 лет со дня рождения выдающейся писательницы, поэта, драматурга, переводчицы. Ее имя присвоено театрам, улицам, библиотекам, по ее произведениям снимают фильмы и ставят спектакли.  Хрупкая женщина с упрямым взглядом из-под прямых бровей стала символом безграничной любви к родине, неукротимой воли и стойкости. Ей посвящены дни памяти «Лесинi джерела» («Лесин Родник») в Новоград-Волынском, где она родилась в 1871 году, и «Лесиаоба» в Сурами, где в 1913 году на 42-ом году закончилась ее земная жизнь.
Леся Украинка была прекрасно образованна, знала около десяти языков, побывала во многих странах, включая Италию, Швейцарию, Германию, Египет, Грецию. Так что ей было из чего выбирать и с чем сравнивать, но она предпочла связать свою судьбу с полюбившейся ей Грузией, здесь она черпала силы, находила понимание и дружескую поддержку. Грузинские адреса Леси Украинки остались в Тбилиси, Телави, Кутаиси, Хони, Сурами.
Впервые Леся приехала в Грузию осенью 1903 года по приглашению своего киевского друга и горячего поклонника Климента Квитки, с которым познакомилась в литературно-артистическом кружке Киевского университета. Получив в Тифлисе место помощника секретаря окружного суда, Квитка перебрался в теплый край, так как был болен туберкулезом. Мать Леси была против союза дочери с небогатым «парвеню», однако Леся приняла приглашение. Лесе нельзя было оставаться в Киеве на зиму из-за ее давней болезни – туберкулеза костей.  Заморские курорты ее не манили, а в Грузии она надеялась залечить душевные раны – совсем недавно скончался от чахотки ее возлюбленный Сергей Мержинский, прогрессивный журналист и поэт. Чтобы создать для Леси достойные условия, Клема кинулся продавать какие-то ценные вещи, тем не менее средств не хватало. Жили они достаточно скромно, снимая квартиру на одной из улочек под горой Мтацминда. Перезимовав в Тбилиси, Леся вернулась в Киев, но уже октябре 1904 года вновь оказалась в Грузии. Вышла замуж за «милого Клему» она в августе 1907 года, убедившись, что именно этот человек является надежным спутником. Климент Васильевич гордился успехами Леси, восхищался ее талантом и сам был личностью незаурядной. Он вошел в историю украинской культуры как один из основателей музыкальной этнографии.
Исследователям удалось установить, что в Тбилиси чета поселилась на улице В. Мосидзе, около сквера, в котором ныне установлен памятник государственному деятелю и просветителю, писателю Сулхану-Сабе Орбелиани. В этом доме Украинка написала драматические поэмы «Одержимая», «Вавилонский плен», «На руинах», «Осенняя сказка», «В катакомбах». Леся в письмах к родным отмечала, что в своей «хате» она чувствует себя как дома.
Такое отношение к своему скромному жилищу дорогого стоит, ведь детство в отчем доме было у писательницы «золотым». Родилась Лариса Петровна Косач, прославившаяся под псевдонимом Леси Украинки, в состоятельной дворянской семье. Ценитель искусств Петр Антонович Косач (1841-1909) дослужился до действительного статского советника, являлся предводителем дворянства Ковельского уезда. Мать, Ольга Петровна, сестра известного публициста Михаила Драгоманова, издавала альманах «Первый венок», увлекалась этнографией, писала статьи под псевдонимом Олена Пчилка (Елена Пчелка).  В их доме постоянно собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Леся и ее брат Миша учились у домашних учителей и были неразлучны как сиамские близнецы – их даже в шутку называли общим именем – Мишелосие. Вслед за неразлучной парочкой в семье появились младшие дети – Ольга, Микола, Исидора. Зимой Косачи жили в Луцке, а летом в своем поместье Колодяжное, занимавшем почти 500 гектаров живописных угодий. Под влиянием матери Леся увлекалась древними поверьями, песнями о сказочных обитателях бескрайних лесов, тут она впервые услышала о прекрасной мавке, местной русалке, пожертвовавшей собой ради любимого юноши.  Читать Леся научилась в четыре года. И к десяти годам перечитала множество томов из семейной библиотеки на языке оригиналов – русском, французском, немецком.
Первым эмоциональным потрясением стал для Леси арест любимой тети Елены Антоновны Косач, которую за участие в покушении на шефа жандармов Александра Дрентельна  сослали на пять лет в Сибирь. Узнав об этом, девятилетняя девочка написала свое первое стихотворение «Надежда». Затем размышления об аресте Елены Косач легли в основу стихотворений «Вече», «Мать-невольница«, «Забытые слова», «Эпилог». Идеалом для девочки становится пронзенный копьем герой, который умирая произносит: «Убей, не сдамся!».
Несмотря на литературные успехи, сама Леся считала, что она станет знаменитой пианисткой, а не  писателем. Однако случилась большая беда – девочка тяжело перенесла простуду, осложнением которой стал туберкулез костей. Лесю лечили согревающими мазями, лечебными ваннами, но эти средства помогали мало. Болезнь считалась в те годы неизлечимой, чтобы спасти девочке руку, решились на операцию, после которой о карьере музыканта пришлось забыть. Тяжелые испытания закалили характер Леси, научили ценить каждый день. Интересы и знания девушки выходили далеко за рамки образования обычной гимназистки. Она обладала аналитическим складом ума, рано стала интересоваться политикой.
Когда Леся подросла, ей выделили отдельный белый домик вблизи большой усадьбы, в котором она могла спокойно работать. С тринадцати лет она начала печататься. В 1884 г. в журнале «Зоря» были опубликованы два стихотворения  – «Конвалия» и «Сафо», под которыми впервые появился псевдоним Леся Украинка. В 19 лет написала для своей сестры учебник «Древней истории восточных народов».
В начале 1893 г. во Львове выходит первый сборник стихов Леси Украинки – «На крилах пiсень» («На крыльях песен»). Она прекрасно разбиралась в мировой  литературе, истории, философии. Много занималась переводами. Начав с переводов на украинский язык Гоголя, Гомера, Гюго, Гейне, Мицкевича, она приходит к мысли, что больше пользы ее народу принесут  прокламации и переключилась на «Манифест коммунистической партии» Маркса.
С конца 80-х годов Леся Украинка с матерью и сестрами живет в Киеве. Посещает студенческие кружки, много печатается. Комнату в киевской квартире Косачей снимает студент родом из Гори Нестор Гамбарашвили. Благодаря ему у Леси появляется интерес к неведомой южной горной стране, знакомой только по стихам Лермонтова. Нестор приносит Лесе поэму Шота Руставели, которая приводит молодую поэтессу в восторг. Она предлагает преподавать Нестору французский язык, чтобы он обучил ее грузинской грамоте. К взаимной радости «сделка» состоялась. Несомненно, молодые люди были увлечены друг другом, но романтические отношения между ними не сложились. Тем не менее юношеская привязанность оставила глубокий след: подаренный Нестором  маленький кинжал  Леся хранила до конца жизни.  В Грузии  Леся убедилась, что такие черты Нестора как благородство, душевная отзывчивость характерны для многих представителей народа, ставшего для нее родным по духу.
В Тбилиси Леся и Климент приобрели достаточно много приятелей в среде творческой интеллигенции, но особенно сблизились с педагогом Шио Читадзе, разработавшим собственную систему обучения. Вместе они пережили революционные события 1905 года, обсуждая столкновения между рабочими и  полицией, выступления студенчества и гимназистов. Затем Леся уехала на родину, а через год Читадзе трагически погиб в результате теракта в июле 1906 года. Из окон гимназии неизвестные экстремисты бросили бомбы в полицмейстера (Мартынова). Здание гимназии было занято солдатами, во время штурма инспектор гимназии Читадзе был зарублен казаками в помещении своей служебной квартиры. Жена Шио Читадзе, узнав о случившемся, приняла яд.
После тяжелых событий 1905 года и наступившей  реакции, Леся окончательно  утвердилась в своей бунтарской позиции. В ее произведениях однозначно звучит призыв к борьбе против царизма, за независимость Украины. Заметим,  неизвестно как бы трансформировались ее взгляды на революцию  после 1917 года – преждевременная кончина накануне эпохальных катаклизмов избавила ее от кошмаров Гражданской войны, голода, разрухи, террора, вынужденной эмиграции.  В 1907 году Леся пишет драматическую поэму «Кассандра». Автор достаточно явно дает понять, что под поверженной Троей она подразумевает Украину, а в трагическом образе провидицы прослеживаются аллюзии автобиографического характера. В украинской литературе тему Трои использовали и Котляревский, и Шевченко, и Франко, проводившие параллели между судьбами Трои и Украины. Однако только у Леси Украинки гордая и непокорная «Фебова дева» становится центральным образом. Как и ее героиня, Леся испытывает душевные муки от того, что она не обладает силой, которая помогла бы прислушаться к ее  призывам.  Вот что говорит о себе Леся в одном из писем: «Я не могу давать советы, а лишь понимать и сочувствовать, нет, даже предчувствовать, – только мои предчувствия мне никогда ни в чем не помогают…».
После очередного назначения Климента, в 1909 году чета переехала в Кахети.  Из Телави Леся пишет в письме подруге: «Величественный белоголовый хребет Кавкасиони виден верст на сорок, в ясные дни и лунные ночи он просматривается настолько четко, что становится жутко».
В Телави хранят память о пребывании в городе Леси. В парке Надиквари ей установлен памятник. На стенах двух домов висят мемориальные доски. В одном из таких домов, где супруги занимали напоминающую клетушку комнатку, долгое время находилась городская больница, теперь здесь ученики музыкальной школы разучивают гаммы. Возможно, что когда-нибудь здесь откроется мемориальный музей Украинки, однако пока это только в планах украинской диаспоры и посольства Украины в Грузии.
Исследователи, пытавшиеся воссоздать подробности о жизни Леси Украинки и Квитки в Грузии, располагали весьма скудными сведениями и черпали информацию в основном из писем писательницы. С помощью телавских старожилов выяснилось, что супруги  также снимали квартиру за символическую плату в доме учителя и литератора Михаила Амонашвили. На фасаде одноэтажного дома на улице Ахвледиани (ранее – Карла Маркса), 35  также установлена мемориальная доска.
В распоряжении жильцов были три комнаты и большая  гостиная с фортепиано, которая очень скоро превратилась в литературно-музыкальный салон и стала центром общественной жизни местной интеллигенции. Сохранились записи, что частыми гостями необычных квартирантов были брат хозяина  Вано Амонашвили, семья Ираклия Яралашвили, Георгий Козманашвили, основатель первого музыкального училища в Телави Закария Чхиквадзе, Мартин Яралов, Вано Пааташвили, которому Леся подарила вышитые своими руками сорочку и носовые платки. Благодаря дружбе с меценатом Чиджавадзе, который в своем селе Кисисхеви  постоянно устраивал концерты грузинской народной музыки,  Климент Квитка серьезно увлекся изучением грузинского фольклора.  В доме сохранилось фортепиано, на котором играл Квитка, возможно, что клавиш инструмента касались и пальцы Леси. Пианино досталось новым владельцам дома семьи Манчараули от потомков Михаила Амонашвили, которые продали дом в начале 60-х годов прошлого века. В этом доме Леся создала несколько поэм. В письмах домой она писала:  «Мы занимаем четыре комнаты, из них одна совсем без печки служит кладовкой, другая страшно холодная (в ней пять окон и все на север)… мы обжили только две, в них довольно тепло, если держаться подальше от окон. Правда, местный климат позволяет терпеть подобную архитектуру. Большинство дней здесь светит солнце, которое сквозь окна нагревает дом (только к вечеру становится довольно прохладно), ветер бывает редко и то – западный, нехолодный». Погода в Телави разочаровала гостей – зима выдалась снежной, весна слякотной. Леся жаловалась, что снег им уже «обрид», что такая погода плохо действует на их самочувствие. В ноябре того же года, не желая больше рисковать здоровьем, Леся и Климент отправились, как перелетные птицы,  вдогонку за летом в Египет. За тридевять земель  от родины Украинка создает драму  «Боярыня»,  основанную на историческом материале – о борьбе гетмана  Дорошенко с Москвой за освобождение украинского народа.  Драматическая поэма «Боярыня» имела нелегкий путь к читателю, была опубликована уже после смерти Леси  – в 1914 году. В советские времена произведение оказалось под запретом и было издано только в 1989 году.
В Грузии Квитка получил назначение в Кутаиси. В 1910 году в Кутаиси Леся и Климент поселись сначала на Тифлисской улице, в доме Хабурзаниа. Потом переехали на Козаковскую. Здесь вечные скитальцы счастливо прожили лето, занимаясь каждый своим делом. Климент разбирал судебные иски. Леся погрузилась в воспоминания детства. Окрестности Кутаиси, утопающие в таинственных лесных чащах, напомнили ей сказки и легенды о мистических обитателях Полесья.  Всего за несколько дней сказочные образы воплотились в поэтическую «Лесную песню», которая стала ее лебединой песней. Фантастическая «Лесная песня» с успехом выдержала за свою вековую историю десятки театральных постановок, была трижды экранизирована, легла в основу мультипликации и различных клипов.
Приведем восторженные строки письма Леси к матери о Кутаиси, они не требуют перевода: «Тепер я буду в самiй Колхiдi жити, бо саме Кутаiсi  i те саме мiсце, де аргонавти золоте руно здобували на рiчцi Рiонi, що в давнину носила назву «золота», бо в тi часи був там золотий пiсок…». Однако через год опять пришлось сниматься с только-только обжитого места и перебираться в имеретинскую глубинку, в Хони. Не иначе, что кто-то бдительно следил за тем, чтобы супруги долго не засиживались на одном месте и не создавали вокруг себя кружка радикально настроенных интеллигентов.  Леся не жалуется, описывая свое новое жилье «трохи трущобку», она подчеркивает, что домик окружен «богатым садом, есть просторный зеленый двор, на горизонте живописные горы». Нетронутая природа  Хони неожиданно напомнила Лесе родные волынские просторы около Ровно. Она пишет матери о своем новом месте – «або як Колодяжне. Одне слово – кавказьке велике Колодяжне». В письме Леся также сообщает, что чувствует себя вполне хорошо, только ноги болят, ни словом не говорит о развивающейся болезни почек, которая прибавила ей новые мучения. Жалеет Кленю, которому «не по душе юриспруденция, а работы слишком много, особенно в сезон созревания молодого вина, повинного во многих преступлениях местных людей». Хонский период заканчивается в январе 1912 г. Супруги вернулись в Кутаиси и обосновались в переулке Джаиани. Последней кутаисской квартирой стал дом  семьи Чхеидзе. Здесь Леся создала одно из самых своих выдающихся произведений «Каменный властелин».  Дон Жуан у писательницы отличается от героев, созданных Гофманом, Мольером, Байроном или Пушкиным. Он держится гордо, стремится к свободе и следует искреннему зову своего сердца. Такой герой мог появиться только на сломе эпох, неслучайно это произведение под названием «Искушение Дон Жуана» было экранизировано опять-таки в переломный момент истории, в 1985 году. В Кутаиси Леся начала свое последнее большое произведение – драматическую поэму «Оргия».
29 июня состояние Леси стало с каждым днем ухудшаться. Врачи посоветовали перевезти ее в Сурами, который славится исключительно сухим и целебным воздухом. Климент послал телеграмму матери; встревоженная состоянием дочери Ольга Петровна приехала в Кутаиси уже 4 июля. Леся оставалась верна себе и через несколько дней продиктовала ей проект новой драмы «На берегах Александрии».
Одна за другой приехали младшие сестры. Все понимали серьезность положения Леси,  но надеялись, что сурамский  воздух сотворит чудо. Недолгий путь от Кутаиси до Сурами преодолели поездом. Со всеми удобствами Лесю устроили на даче, принадлежавшей  железнодорожнику Папава, в районе Зиндиси. Из окон комнаты видна была  Сурамская крепость.  Лесю окружили заботой и уходом, при ней круглосуточно находились ее сестры Ольга и Исидора, местная жительница София Цуцкиридзе,  постоянно заходил врач Д.Пашиков.
Теперь улица, где сняли дачу для Леси, носит ее имя. К сожалению, сам дом пришел в упадок, хозяева давно покинули жилище, окна забиты досками. Памятная доска на стене сохранилась, она напоминает о печальных событиях более вековой давности. В последние дни июля Леся при помощи родных еще могла выходить на балкон, просила почитать ей вслух, еда оставалась у ее изголовья нетронутой, сестры подносили к ее устам стакан с боржоми. В первый день  августа она угасла. Проводить писательницу под колокольный звон вышел весь город. Сурами с почестями проводил писательницу в последний путь на родину. Похоронена Леся Украинка в Киеве, на старом Байковом кладбище.
По современным опросам, Леся Украинка вместе с Тарасом Шевченко и Богданом Хмельницким входит в тройку самых знаменитых украинцев. Климент Квитка пережил любимую на сорок лет. В 1917 году он издал фотоскопическим способом двухтомник «Народные мелодии с голоса Леси Украинки». Благодаря ему голос Леси сохранен для потомков.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ


 
Вторник, 26. Октября 2021