click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Стоит только поверить, что вы можете – и вы уже на полпути к цели.  Теодор Рузвельт


ВКУСНЫЕ КНИГИ

https://i.imgur.com/OvN8QmB.jpg

Книги о еде – совершенно неисчерпаемая тема. Вместить в нее все рецепты, изюминки, секреты, да и разнообразие вкусов – просто невозможно. Но даже чуть-чуть прикоснуться к ней – большое удовольствие. А для тех, кто любит готовить и для тех, кто обожает вкусно поесть, это удовольствие высшего порядка. Ведь с едой связан огромный пласт культуры и искусства: здесь не только гастрономические справочники и книги о здоровой пище, но и замечательные литературные произведения, прекрасные картины, великолепные натюрморты и многое-многое другое.
Но прежде небольшое личное воспоминание, которое и стало, собственно говоря, своеобразным толчком к поиску книг о еде. Было это в 90-х годах прошлого века. Автор этих строк работала тогда на радио. И вела разного рода передачи. Радость состояла в том, что автору предоставлялось право выбора темы, предмета рассказов, размышлений, информаций и разного рода сведений. Одна из программ была посвящена литературным персонажам, которые любили вкусно поесть или же сами прекрасно готовили. Надо ли напоминать о том, что 90-е годы в Грузии были тяжелыми, холодными и голодными. В один из таких вечеров, когда вокруг было темно, только кое-где гремели генераторы, я рассказывала о героях Рекса Стаута и о блюдах, которые готовил блистательный повар Фриц  своему хозяину – толстяку и гурману Ниро Вульфу, большому любителю орхидей и мастеру разгадывать сложнейшие  и запутанные детективные истории. Обычно после передачи раздавались звонки от слушателей, на этот раз их было очень много. Удививший меня взрыв интереса к тому, о чем я говорила, да еще в такое трудное, далекое от изысканной кухни время, пожалуй, и стал поводом для последующего поиска всего, что имело отношение – нет, не только к кулинарии, а к людям искусства, увлеченным Едой.
Вот что открылось: творческие люди – писатели, художники, музыканты (многие из них) не только любили хорошую еду, но и сами готовили и оставили потомкам массу интересных рецептов, а также связанных с ними увлекательных историй. И еще один исторический факт, заслуживающий внимания. Оказывается, первый сборник кулинарных рецептов увидел свет во Франции сразу же после изобретения книгопечатания.
Однако о французах – любителях кухонных премудростей разговор еще впереди, а пока вернемся к упомянутому Рексу Стауту. Если внимательно читать его книги, станет ясно, что свои лавры замечательного кулинара он приписал любимому герою. В конце концов Стаут собрал в одном издании «Поваренная книга Ниро Вульфа» все рецепты блюд из своих произведений. Надо сказать, что книга эта имела большой успех. И Памела Трэверс выпустила книгу «Мэри Поппинс на кухне»: это произведение кулинарного искусства было предназначено родителям детей, которые обожают волшебную героиню. А Робер Куртен издал «Рецепты мадам Мегрэ». Это книга с рецептами блюд жены знаменитого комиссара из романов Жоржа Сименона.
Если спросить любого и даже не очень осведомленного в вопросах литературы человека, кто из писателей был большим любителем еды, уверена, что ответ будет правильный: Александр Дюма-отец. «Дюма был гением жизни», – говорила о нем Жорж Санд. Он был настоящий гурман и, как утверждали люди, близко его знавшие, обжора. Авдотья Панаева, у которой он гостил, язвительно заметила после обильнейшего застолья у нее дома: «Я думаю, что желудок Дюма мог бы переварить мухоморы». У Дюма старшего, судя по количеству написанных произведений (более ста тысяч страниц) и обилию съеденной пищи, были две страсти – писать книги и готовить еду. С пером, как вспоминают его современники, он расставался только ради сковородки. На кухне, как и в жизни и творчестве, у него все было избыточно, если затевался обед, то на десятки и сотни приглашенных и незваных сотрапезников, если подавали вино – то оно действительно лилось рекой.
Однажды во время путешествия в Марсель приятель порекомендовал Дюма кухарку, которая не умела готовить. Именно ее писатель нанял с большим удовольствием: ведь теперь у него появился непредвзятый помощник. «Она не будет, – радовался Дюма, – добавлять перец в мои рагу, муку в мои соусы, цикорий в мой кофе, она позволит мне, не воздевая рук к небесам, добавлять вино и бульон в мои омлеты».
«Большой кулинарный словарь», ставший последним произведением писателя, представляет собой не столько рассказ о блюдах, сколько художественное произведение, наполненное рассказами и притчами о том, как строили отношения с едой знаменитые и не очень повара, правители, исторические личности и просто знакомые Дюма. Всего книга включает около восьмисот новелл и служит не столько руководством для приготовления обеда, сколько способом взглянуть на жизнь и на еду глазами великого романиста. К сожалению, Дюма-отец не успел завершить свой труд, это «вкусное» бремя взвалил на себя Анатоль Франс.
Помимо любви к еде Дюма отличался юмором и исключительной наблюдательностью. И как тут не вспомнить (нет, не шашлыки, которые ему необыкновенно понравились в поездке по Грузии), что он писал о грузинах: «…Кроме перечисленных качеств грузины имеют еще одно, о котором мы еще не говорили, а теперь – вовсе не в обиду им – скажем. Они имеют носы, каких нет ни в какой стране света». И продолжая тему грузинского носа и внимания к нему ...Александра Пушкина, вспомним об истории, записанной поэтом в своем дневнике в 1815 году. «Денис Давыдов является к графу Леонтию Бенигсену и говорит: «Князь Багратион прислал меня доложить вашему высокопревосходительству, что неприятель у нас на носу…». – «На каком носу, Денис Васильевич? – отвечает генерал. – Ежели на Вашем, так он уже близко, если же на носу князя Багратиона, то мы успеем еще отобедать».
В отличие от Дюма-отца – любителя обильной еды, некоторые художники предпочитали легкую пищу: Пикассо, к примеру, ел только овощи, рыбу, рис и виноград. А вот Фрэнсис Бэкон – английский философ и ученый, как утверждают его современники, устраивал почти каждый день пышные трапезы и выпивал достаточно много вина. Его работе это совсем не мешало. Кстати, именно этому философу принадлежит широко и давно употребляемый афоризм: «Знание – сила». Философ считал, что «самое лучшее из всех доказательств есть опыт». Высокая должность лорд-канцлера при дворе Якова I не мешала Бэкону ставить опыты самому. Пожалуй, именно ему кулинары всего мира (и люди искусства, любящие готовить) должны быть благодарны за идею холодильника. Однажды ранней весной 1626 года ему пришла в голову мысль проверить, в какой степени холод замедляет процесс порчи продуктов и нельзя ли для сохранения мяса вместо соли использовать снег. Тушку курицы Бэкон собственноручно нафаршировал снегом и закопал в сугроб. К сожалению, в процессе эксперимента немолодой уже ученый простудился. Перед смертью он успел написать своему другу: «Спешу сообщить вам, что опыт с замораживанием мяса удался очень хорошо». Думаю, стоило бы производителям современных холодильных установок вспомнить о выдающемся философе и в благодарность за идею дать его имя своей продукции.
И продолжая тему французов-писателей, любителей вкусной еды, вспомним Виктора Гюго. Между «гурманом» и «гурме» французы видят огромную разницу: если первый – любитель не только вкусно, но и много поесть, то второй – тонкий ценитель высокой кухни, знающий секреты приготовления изысканных блюд. В этом смысле назвать знатока гурманом значит задеть его чувства. Тем не менее Гюго, по мнению его семьи и друзей, был именно гурманом. Шарль Огюстен Сент-Бев, литературовед и большой друг писателя, шутил: «Естественная история знает три великих желудка: утки, акулы и Виктора Гюго». Гюго был большим любителем устраивать в своем доме приемы. Правнук Виктора Гюго Флориан называет прадеда «великим едоком». Во время трапезы тот предпочитал, чтобы на столе было много блюд и с каждого брал понемногу. Любимым завтраком писателя были яйца-пашот, поданные с перцем по-баскски. Заметим, что Флориан – профессиональный шеф-повар. В 2012 он издал книгу «Кулинарная книга Гюго». В ней – воспоминания современников о его великом предке, выдержки из писем, фрагменты произведений, рукописных рецептов. Эта поваренная книга стала еще и частью биографии Виктора Гюго, и сборником рецептов.
О Франции и французах-любителях вкусной и изысканной кухни можно говорить бесконечно, но переместимся в Грузию, которая имеет свою оригинальную и очень вкусную кухню с древними и интересными рецептами. И раз мы выбрали темой умение писателей и вообще людей искусства готовить и рассказывать о еде, нельзя не вспомнить грузинскую писательницу и поэтессу Барбарэ Эристави-Джорджадзе, которая в 1874 году в типографии Е. Хеладзе издала первую грузинскую поваренную книгу. Ее полное название: «Грузинские кулинарные, семейные, хозяйственные, проверенные рецепты» (второе издание было осуществлено тифлисским писателем и переводчиком Михаилом Ахпателовым, а третий раз книга «Полная кухня» была опубликована в 1914 году дочерью поэтессы Мананой).
Скажем, что рецепты, представленные в этой книге, до сих пор популярны, и в сегодняшнем Тбилиси успешно  работает ресторан «У Барбары», в котором посетителям предлагают блюда по рецептам Джорджадзе. Хотя в некоторые рецепты повара XXI века вносят коррективы сообразно сегодняшним вкусовым предпочтениям, к примеру, больше используют топленое масло,  айву, тыкву. Но к бараньим ребрам, запеченным с айвой под красным вином, подают кизиловый соус, приготовленный по старинному рецепту.
Раньше, чем кулинарная книга Джорджадзе, в России появились «Поваренные записки» Сергея Васильевича Друковцева – самое первое кулинарное издание 1779 года, вышедшее в типографии Московского университета. Особенный интерес к этой вкусной книге продиктован, во-первых, тем, что это первая в России кулинарная книга, а, во-вторых, что ее автор... прокурор 1-го департамента Главной провиантской канцелярии в Москве. Сергей Васильевич Друковцев происходил из дворян, был сыном титулярного советника. Как он оказался отцом-основателем русской гастрономии? Выяснилось, что Сергей Васильевич – совсем не прирожденный кулинар. Он лишь представитель российского просвещенного дворянства. Не слишком богатого дворянства, зарабатывающего больше службой, чем доходами от поместья. «Экономическое наставление дворянам, крестьянам, поварам и поварихам» выдержало целых 5 изданий (в Санкт-Петербурге): в 1772, 1773, 1777, 1781 и 1788 годах. В основном это сборники советов, как вести хозяйство, собирать и сохранять урожай, содержать скот и т. п. Специалисты утверждают, что эти Записки вовсе не скучны и не примитивны, а полны интриг и сюжетов.
«Хотя всяк и знает, как мясо жарить, однако ж я захотел упомянуть всякое мясо. Живность и дичь надлежит прежде за сутки намочить в пресном молоке или воде,.. шпигуется свиным салом по пристойности, жарится на вертеле, обмазывается дичь... лимонным соком. К жаркому дают разный салат, спаржу, цикорий, оливки, огурцы разные в рейнском уксусе, осетринную черную зернистую икру, соленые сливы и лимоны…».
Есть еще одно его кулинарное издание – вышедшая в 1786 году книга «Солдатская кухня». Между тем прокурор известен не только гастрономическим творчеством, но и тем, что он писатель-сказочник: Друковцев был автором и составителем сборников русских народных сказок: «Бабушкины сказки» (1778) и «Сова – ночная птица, повествующая русские сказки, из былей составленные» (1779).
Даже не издавая кулинарных книг, писатели украшают свои произведения заманчивыми описаниями блюд и разного рода вкусностями. Гоголь слыл большим любителем вкусной пищи. А мы, читатели, как его современники, так и сегодняшние, прекрасно знакомы с бесчисленным перечислением «галушечек, пампушечек, товченичек». Чего только стоит Пацюк из «Ночи перед Рождеством» «...вареник выплеснул из миски, шлепнул в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот». А вот обед Чичикова, собиравшего «мертвые души»: «...щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких недель, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярку жареную, огурец соленый и вечно слоеный сладкий пирожок».
И завершая сегодняшний рассказ, не могу не остановиться на личности великого композитора Джоаккино Россини. За двадцать лет творчества Россини  создал четыре десятка сочинений: оперы, оратории, фарсы, пьесы. В историю музыки навсегда вошли великие оперы Россини: «Отелло», «Сорока-воровка», «Севильский цирюльник», «Елизавета, королева Англии», «Осада Коринфа», «Вильгельм Телль». Свою первую оперу «Деметрио и Полибио» композитор написал в шестнадцать лет, а последнюю оперу «Вильгельм Телль» через двадцать с лишним лет. После премьеры своей последней оперы Россини удивил общество заявлением, что с музыкой покончено, и он посвятит себя второй страсти – кулинарии. Для гурмана и обжоры Джоаккино Россини создание новых блюд, изобретение оригинальных рецептов доставляло массу удовольствия. Кулинария была для Россини таким же творческим процессом, как и музыка.
На своей парижской квартире или на вилле в Пасси Россини устраивал роскошные приемы. На этих обедах звучала волшебная музыка композитора, а еще гостей восхищали авторские блюда маэстро. Его рецепты остались в истории кулинарии, как оперы в истории музыки. Изящный салат «Фигаро», многокомпонентные «Турнедо-тосты Россини», цыплята, телячьи котлетки «А ля Россини», блюда из картофеля. Список рецептов получился таким внушительным, что композитор написал кулинарную книгу «Грезы обжорства» или «Россини и грех обжорства».
А его фразы, посвященные Еде, настоящий гимн любви. Любви к жизни. Вот послушайте эту музыку: «Желудок – это дирижер, который управляет огромным оркестром наших страстей. Пустой желудок для меня как фагот, который рычит от недовольства, или флейта-пикколо, которая выражает свое желание в визгливых тонах. Полный желудок – треугольник удовольствия или барабан радости. Есть, любить, петь, переваривать – по правде говоря, это и есть четыре акта комической оперы, которую мы называем жизнью». И в заключение один из самых популярных рецептов Россини. Классический «Турнедо-тост»:
«Четыре ломтика белого хлеба обжариваем на оливковом масле до золотистого цвета, перекладываем в теплую посуду, чтобы не остыли. Четыре куска говяжьей или свиной вырезки отбиваем и обжариваем на той же сковороде. Готовые отбивные солим, перчим и перекладываем на тосты. В той же сковороде на медленном огне подогреваем четыре порции паштета из птицы (гусиного, например) и перекладываем на мясо. В сковороду, в которой все ингредиенты по очереди обжаривались, выливаем полстакана красного вина, лучше всего мадеры и медленно доводим до кипения, активно размешивая этот соус, кипятим на медленном огне до необходимой густоты. Тосты выкладываем на блюдо, украшаем тонкими ломтиками лимона, жареными грибами, кружочками свежих помидоров, веточками петрушки и поливаем соусом».
Если вы, дорогие читатели проголодались, пока читали эту статью, идите на кухню и творите свои рецепты! Или готовьте по рецептам великих музыкантов, писателей и художников!



Анастасия ЭРИСТАВИ


 
Вторник, 07. Декабря 2021