click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ОТ А ДО Я

Цель оправдывает средства?

Этот вопрос уже много столетий волнует многих. Действительно,  с точки зрения логики и оптимальности, это очевидно – оправдывает, но с точки зрения гуманности и человеколюбия – это ужасно. Автор этой бесстыдной сентенции (хотя ее сформулировали за века до его рождения) – знаменитый флорентиец Никколо Макиавелли. Он прослыл циничным и беспринципным политиком и, говоря современным языком, «политтехнологом». Но в историю Макиавелли вошел как блестящий мыслитель и писатель эпохи Возрождения, а его фундаментальный труд – «Государь» был настольной книгой всех диктаторов за почти последние пять столетий. Уж больно доходчиво там была описана технология единоличной власти. Это книга была по форме совсем не похожа на творения современников сеньора Никколо – ни вам красоты слога, ни красочных и лирических отступлений. «Государь» напоминает современную инструкцию по применению. Когда вы покупаете любую новинку от швейной машинки до компьютера, в коробке есть книжка, где доходчиво, по пунктам объясняется, как включить и как пользоваться устройством. Так и у Макиавелли, все очень удобно разбито по разделам – например, «Если вам царство досталось по праву наследства», то  надо действовать так, а если «царство досталось силой оружия» – то эдак. И все в таком же духе, с историческим примерами. Полезный труд для тех, кто собрался править. Но Никколо Макиавелли, со дня рождения которого 3 мая исполнится 550 лет, писал не только пособия для тиранов, но и гениальные исторические труды – «Историю Флоренции», трактат «О военном искусстве», «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия». Этот выдающийся политик своего времени утверждал, что политика – «наука опыта», которая «разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна предсказывать будущее».


Неглупая дама приятной наружности

Так скромно о себе говорила одна из самых блистательных женщин своего века и великая российская императрица, матушка-государыня Екатерина Алексеевна. От рождения ее звали София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская. И в ее жилах не было ни капли русской крови. Была она принцессой заштатного небогатого германского княжества. Отец Фике, как ее звали в семье, и вовсе служил в прусской армии великого Фридриха II. Правда, ближе к отставке он был произведен в генерал-фельдмаршалы. Совсем девочкой Фике сосватали в жены наследнику российского престола, племяннику российской императрицы. И вскорости Россия стала для нее Родиной, которую юная принцесса приняла всем сердцем. В крещении в православие – лютеранку никто бы с цесаревичем не повенчал – она получила русское имя Екатерина, и ее стали называть близкие Като. Дочь Петра Великого, царствующая императрица Елизавета Петровна довольно быстро поняла, что невестка очень умна, и станет опорой своему недалекому мужу – Петру. Но она и представить себе не могла, что у юной немки были совсем другие планы. После смерти Елизаветы и воцарения Петра III Като с помощью гвардии совершила «бескровный» переворот и сама стала государыней, да еще какой! Правление Екатерины Второй справедливо называли «золотым веком». Она талантливо правила, удачно воевала, принимала правильные государственные решения, отыскивала талантливых и нужных людей, и впервые со времен Петра I реформировала систему государственного управления России. При ней Россия закрепилась на Черном море, были присоединены Северное Причерноморье, Крым, Прикубанье, Восточная Грузия, произведено три раздела неспокойного русского соседа – Польши. Во внутренней политике тоже были приняты судьбоносные решения: реорганизация Сената, проведена секуляризация церковных земель, учреждены Уложенная комиссия по систематизации законов и комиссия управления губерниями, упразднено гетманство на Украине, были дарованы Жалованная грамота дворянству и Жалованная грамота городам. Приняты на государеву службу бесчисленные дворянские дети, ставшие военными, чиновниками и учеными. Совсем неплохо для «неглупой дамы приятной наружности»? Она вела переписку с выдающимися умами Европы, и те почитали за честь состоять в дружбе с российской императрицей. России вообще всегда везло на толковых людей, появлявшихся в нужное время, особенно в непростые времена. И вот так однажды пришла на Русь немецкая девочка Фике и стала гениальной правительницей, оставшейся в истории на века под именем Екатерины Великой.


До первой звезды – нельзя!

Помните, как ответил великий русский полководец Суворов императрице Екатерине Алексеевне на приглашение отобедать у нее в пост, и царица ему повесила на грудь звезду? Наверное, это просто забавный исторический анекдот, и такого в жизни не было. Хотя с Александром Васильевичем много происходило забавного. Например, с предыдущей императрицей Елизаветой. Та обратила внимание на бравого юного солдата-семеновца, стоящего в карауле. Она расспросила, кто таков и, решив поощрить за службу, протянула серебряный рубль. Но Суворов ответил, что караульный не имеет право ничего брать. Царица улыбнулась: «Молодец, службу знаешь!» и положила рубль у его ног, сказав, чтобы взял монету, когда сменится. Этот рубль будущий генералиссимус хранил, как талисман. Может и это тоже небылица, но факт остается фактом, и звездами жаловали своего военачальника русские цари и серебром с золотом, и почетными титулами – князь Италийский, граф Российской империи Суворов-Рымникский, князь и королевский родственник Сардинского королевства, граф Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил. И были все мыслимые и немыслимые ордена. Хотя случались и опалы из-за строптивого характера Александра Васильевича. Впрочем, недолгие – уж очень часто в столь неспокойные времена XVIII века требовались российскому государству ум, умения и гениальность лучшего полководца в отечественной истории. Все мы с детства знаем его победы – и участие в Семилетней войне, и Варшава, и Измаил, и Чертов мост у перевала Сен-Готард. А еще он был «отец солдатам», которые его боготворили. Он заботился о них, следил за условиями жизни, чтобы не голодали и не мерзли. Обучал воинскому умению молодых офицеров. Подчас очень строго с них спрашивал, устраивая трудные экзамены. Был забавный случай, когда он спросил молодого поручика, что такое «ретирада» – так на языке военных называется отступление. Тот вытянулся в струнку, выкатил глаза и рявкнул: «Не могу знать!» «Как так? Да я тебя!..» – опешил, а потом рассвирепел Суворов. «Не могу знать и все!» – повторял поручик, уворачиваясь от крепкой трости генералиссимуса. Он добежал до двери, обернулся и крикнул: «В нашем полку такого слова не знают!» Александр Васильевич расхохотался, поманил поручика пальцем и, подобно покойной императрице Елизавете, наградил находчивого храбреца серебряным рублем.


«Человеческая комедия» великого француза

Французы, когда хотят сказать русским собеседникам приятное, говорят, что на свете есть только две великие литературы – их, французская, и русская. Это, конечно, лестное преувеличение, но правда в том, что именно выдающиеся писатели этих двух народов сумели осуществить столь глубокое погружение в духовный мир человека, как Стендаль и Тургенев, Толстой и Флобер, Достоевский и Гюго, Чехов и Мопассан. Но признанным королем французской литературы, одним из ее краеугольных камней, стал выходец из Тура – Оноре де Бальзак. Он родился 20 мая 1799 года в скромной крестьянской семье. И собирался стать юристом и учился в Вандомском коллеже. Но с самой юности проявил способности к литературе. Свои первые романы он опубликовал чуть за двадцать, и почти сразу его заметили критики и публика. Юриспруденция потеряла в его лице успешного нотариуса или адвоката средней руки, зато мировая литература получила гениального исследователя человеческой души. Когда-то великий Данте написал «Божественную комедию», но пришло время, и Бальзак, из простительного тщеславия добавивший себе дворянскую приставку «де», написал «Человеческую комедию», так же, как и великий итальянец, прославив свое имя на века. Только век ему был отмерен недолгий – 51 год. Бальзак работал «на износ», чтобы вылезти из бесчисленных долгов, плюс к тому выпивая в день до полусотни чашек кофе – какое сердце такое выдержит.


Двое, не считая автора

В книге их звали Джордж, Гаррис и Джей, не считая песика по имени Монморанси. Их прототипами стали  Джордж Уингрэйв, Карл Хеншель и сам рассказчик – писатель Джером Клапка Джером. Как звали пса, узнать не удалось. Уже больше века читатель умирают от смеха читая о приключениях тех самых «Троих в лодке, не считая собаки», написанные чудным английским писателем юмористом.
В детстве Джерома ничто не предвещало жизненных удач – его родители неосторожно занимались бизнесом, обанкротились и умерли, когда будущему писателю не исполнилось и 13 лет. Пришлось ему пробиваться в жизни самому. Кем он только не работал: конторским служащим, учителем, подручным стряпчего, артистом, редактором юмористических журналов. И лишь потом стал постоянным сотрудником сатирического журнала «Панч», а потом и сменил на посту главного редактора самого Киплинга в журнале «Лентяй». Джером написал немало, добился финансового благополучия, но такого большого успеха, как от «Троих» уже больше не случалось. Великих и толстых романов он не написал, но оставил невероятно веселые рассказы о путевых приключениях молодых людей в недолгом лодочном путешествии от Кингстона до Оксфорда.


Роб АВАДЯЕВ

 
Среда, 12. Августа 2020