click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ЭТО – МОЯ ДОРОГА

doroga-1Говорят, что время (категория весьма условная и относительная) бежит сейчас гораздо быстрее, чем лет 25-30 назад. Вероятно, так оно и есть. Особенно ощутимо это нам, пережившим два последних десятилетия, столь насыщенные эпохальными событиями, стихийными бедствиями, катастрофами, глобальными явлениями, драмами и трагедиями. И еще одно – в эти два десятилетия мы перешли великий рубеж веков и тысячелетий. Перешли вроде бы с легкостью, в новогодней эйфории, однако третье тысячелетие помечает все и вся своей печатью. И теперь из прекрасного множества имен шестидесятников минувшего столетия уже далекой звездочкой светится одно имя – Нодар Тархнишвили, вернее – Нодар Тархан-Моурави. Потомок старинного княжеского рода, о чем в той, советской Грузии не очень-то принято было упоминать, он поступил в Ленинградский университет, подобно «тэргдалеулни», и вскоре, не выдержав сурового климата, как некогда многие его предшественники, вернулся обратно и закончил тот же филологический факультет, но ТГУ. Ленинград оказал на него свое влияние – отшлифовал его русский язык, пополнил запас литературных знаний. Талантливый, эрудированный литератор, наделенный тонким художественным вкусом, чувством стиля и, что так важно, чувством языка, он стал одним из лучших переводчиков грузинской художественной литературы на русский язык и внес немалый вклад как в развитие художественного перевода, так и в дело популяризации грузинской литературы и культуры.

Впервые на литературное поприще он вступил как поэт в начале 60-х. И все его творчество отмечено поэзией. Он печатал собственные стихи на русском языке, а также переводы современных грузинских поэтов – Мурмана Лебанидзе, Джансуга Чарквиани и многих других. В 1967-1968 гг. он работал в редакции очень популярного тогда журнала «Литературная Грузия», известного в советской России и других республиках СССР, в котором наряду с грузинскими писателями сотрудничали видные деятели русской литературы. Для Нодара Тархнишвили как литератора этот недолгий по времени период оказался очень значительным: именно здесь он сформировался как переводчик художественной прозы.
Он удивлял своей начитанностью, знанием русской литературы, особенно поэзии ХIХ-ХХ веков, прекрасно читал наизусть стихи Пастернака, Блока, Маяковского, Мандельштама, знал и любил родную литературу и историю. Трепетно относился к слову, умел подобрать самые точные и выразительные слова, выверял по Далю – Даля почитал особо.
В «Литературной Грузии» были опубликованы его серьезные и – не побоюсь этого эпитета – блестящие работы: «Литературная богема старого Тбилиси» Иосифа Гришашвили, которая на родном языке увидела свет в 1927 году, и проза Тициана Табидзе «Это – моя дорога». Так озаглавил это произведение Нодар, и этот же заголовок я сочла уместным придать своей небольшой статье.  «Богему» Нодар не только перевел, но и снабдил великолепным комментарием и очень интересным предисловием. Это был не просто перевод, но и большая исследовательская работа: Нодар уйму времени провел в архиве И. Гришашвили, изучая его рукописи, содержащие комментарии, дополнения к «Богеме», отбирая то, что украсило ее содержание.  Впоследствии «Богема» была издана дважды отдельной книгой. И оба раза весьма сухо и блекло оформленной в полном несоответствии ее содержанию. На сегодняшний день она стала библиографической редкостью, раритетом, забытым в лихорадочной спешке и суете наших нелегких будней. Для истинного тбилисца же и для любого человека, интересующегося жизнью, бытом и поэзией Тбилиси конца ХIХ – начала ХХ века она представляет живой интерес. Н. Тархнишвили провел огромную работу над порой очень трудно поддающимся красочным повествованием Мастера – Иосифа Гришашвили.
Значительной была и другая работа Н. Тархнишвили – «Это – моя дорога» Тициана Табидзе, одной из самых романтических и трагических фигур грузинской литературы. Из разрозненных, но удивительно впечатляющих фрагментов, отражающих жизнь современной ему Грузии, сложилась эта повесть. И здесь переводчиком была проделана очень сложная работа. А работал он всегда с увлечением.
Среди прозаических переводов Нодара Тархнишвили особое место занимают романы Отара Чхеидзе. Значение и место этих произведений и их автора в грузинской литературе в основном уже определено. Но никто, кроме узкого круга профессионалов не знает, сколько труда, требующего таланта и безукоризненного знания обоих языков, пришлось приложить переводчику, чтобы выразить на русском языке ту особую чхеидзевскую взволнованность повествования, ритм и богатство стилистических средств оригинала.
Высоким переводческим мастерством отличаются и другие работы Нодара Тархнишвили – рассказы и повести Реваза Джапаридзе, Михаила Мревлишвили, Теймураза Маглаперидзе, Мурмана Джгубуриа.
В процессе взаимосвязей международной культуры, без чего трудно представить существование цивилизованного человечества, одна из самых важных, насущных ролей принадлежит художественному переводу. Но очень часто сам переводчик как-то не виден, будто ходит он в шапке-невидимке. Переводчик, без которого иноязычное произведение в большинстве случаев остается недоступным читателю, как бы в тени. К сожалению, тень эта для Нодара Тархнишвили оказалась безвременно густой и непроглядной.doroga-2
Нодар Тархнишвили был общительным, или как сегодня предпочитают говорить – коммуникабельным человеком, остроумным, интересным собеседником, у него было много друзей, большинство их уже ушли в «небесную Грузию». И жил он в иной реальности – в Грузии ХХ века, в несколько ином мире, где все еще особенно ценилась целая система качеств, объединенная грузинским словом «кацоба», под которым подразумевались порядочность, благородство, мужество, способность делать и ценить добро и еще многое в том же роде. Правда, это, конечно, не означает, что в те времена царили гармония, добродетель и т.п., но таков был идеал и важно то, что он существовал. Многим требованиям этого идеала Нодар отвечал. Потому дети его вправе гордиться своим отцом.

Камилла-Мариам КОРИНТЭЛИ

ЭПИТАФИЯ

Нодару Тархнишвили

Для тебя – отзвонили колокола.
Для тебя земля оказалась мала,
В просторы иные душа ушла.
Было так щедро свыше дано,
Мало, так мало осуществлено.
Были надежды... Осталось одно:
Горький табак – и сухое вино.

Камилла-Мариам КОРИНТЭЛИ
1992г.


«САМАЙЯ»

Нодару Тархнишвили

Самайя – танец для троих,
В то лето было нас не больше.
Столоверчение заброшено,
Забот хватает нам своих.

Столы убрали – не сезон,
Но чем не стол обычный ящик.
Полуночным костром газон
Стихом исходит настоящим.

Из самых летних ресторан.
Боль утоли, аптека Земмеля.
Нас позвала в такую рань
Тарелка хаши, словно зелье.

Стекляшка Ванды и Сеид,
На Руставели вас не видно,
Но бронзовый Шота стоит
Несокрушимо, как Мтацминда.

Не разводи водою стих,
Не разбавляй ты ею хаши –
Нам хватит всем, так мало наших.
По дну котла проходит Стикс.

Арсен ЕРЕМЯН


Нодар ТАРХНИШВИЛИ
(1938-1992)

Когда придут то дерево срубить,
Ты уходи,
ты не гляди на них.
Когда начнут то дерево рубить,
не слушай их,
пока топор не стих,
пока из тела рвут клочками мясо,
пока танцуют ветви танец смерти –
там прошлое твое,
оно погаснет.
Те ветви больше не захватит ветер...
Они пришли то дерево срубить.
Они пришли то прошлое убить.
Оно старо,
оно не нужно впредь.
Оно само оправдывает смерть...
Ты уходи, печаль в груди смирив.
Иди в другую жизнь,
иди легко и просто.
Увидишь ты, огромен этот мир.
Он обновленья ждет
и новизны потомства.

***

Солнца нет, но светло и кажется:
Солнце спряталось в синий снег.
В мире главное то ли прячется,
То ли главного в мире нет.

***

Вечер – это начало мглы.
Во мгле не увидеть вещей.
День потому десятерит
Силу своих лучей;
В бренном мире болезнь одна –
Страх пройти незамеченным.
Большая река под вечер видна,
До дна лучами просвечена.
Под вечер простор теряет предел,
Травы пахнут сильней.
Под вечер наредкость отчетлива тень
Настороженных тополей.
Под вечер в людях больше тоски,
Ее объяснить нельзя.
Говорят, у страха глаза велики -
Под вечер у солнца большие глаза.

***

Пора настала – она пришла.
Ни мороза, ни снега,
Только падали листья.
Падали листья и по ночам
Хмельным сторожам
Щекотали лица.
Дальше она не знала, что делать.
И умерла до начала весны.
И даже самое робкое дерево
Не запомнило той зимы.

Сделав эти указания, всадник поскакал вперед, "Скачать игру трансформеры кибертрон"в то время как Пойндекстер с "Скачать сталкер с модами"надсмотрщиком отдавали необходимые распоряжения возницам.

Не думал я, что "Песни про лену скачать"белоголовый такой "Скачать обои цветов"дурак.

Он нашел два мертвых тела и узнал "Скачать веселая ферма русская рулетка"в них Мануэля и Пепе.

Мне хочется послать ему кое-что.


Коринтели Камилла-Мариам
Об авторе:
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017