click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ОТ А ДО Я

https://lh3.googleusercontent.com/chjaO1MDhat4z3A3c9PjQVRMb1aOPGGjE_vRg1_R1gMIrAajzL72giCEClNiuVjkUNOEh7NRxSx-QBHuXD-UbC_vuIKBb6M199QduhoFueHEXTAJi7yzEY9YEwv_hYxG1BgITL1nSE9lymkmlfcPbiEF0cuyiOkZiRBtd_yuTCxYZDtrl54OAx8q90eeDj5ihK73YTyoaPUg74Brztn0wntRmMuk3bql_VqWLbgHR5U-0NdwXSL4h5QK_LVN5kxJqkt1dXG_fJYKaI8ngbN7BClAOG9qsnVvHSn0qChzvxVRMn2Vm_H_7Zvn8U16cjUgLMHsFISc-ecKUjzPt6KMR_NzQrl3890PGUVIxvtHHNDgUXkdMtL6zkaZMzfpvuOOOyq52e_XyIxB2bCwNESpUI7OXezgtE9_CkcFK0E2coLnymd0nV-UckGI0OwkaeO257f9oxcM1Fd_MPuXeWArzMMoxF7dPptQwhtJ7QR5FG8FpNZHlVFXNC5u4VL7BIZqR9kEm1zNf3yjMy2UsmHsQbG2cTZZvMN6B-CUI1qB6TRVAryzK6t5kyMtUmQdO9Wo4REGodZPmVDcSqSkt7X7WgMM3JgOS0qS23wnszvBXaFOUKJvMdSoqZspooSjBCfJbfmbmZZ_0BwZb3by4D8oSVd8T4EnLCc=s125-no

Свадебный марш в подарок

В семье гамбургского банкира родился мальчик, которого назвали древнеримским именем «Счастливый» – Феликс. Родители хотели благополучной жизни своему сыну, но счастливой его недолгую жизнь, а прожил он всего 38 лет, назвать было нельзя. Зато счастливым оказалось человечество, ибо 210 лет назад 3 февраля родился великий композитор Феликс Мендельсон-Бартольди. Музыкальные способности малыша родственники заметили, когда он был совсем маленьким. С ним сначала занималась мать, а потом наняли педагога. Феликс быстро научился играть на пианино и альте. В десять лет выиграл исполнительский конкурс, а в одиннадцать поступил в Берлинскую певческую академию. В пятнадцать он уже писал концерты, октеты, секстеты. Когда ему было семнадцать, несчастная любовь к девушке подтолкнула Феликса к написанию своего знаменитого Свадебного марша из увертюры к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь». Он подарил этот всем знакомый торжественный марш ей на свадьбу – девушка выбрала не его, а друга. А еще Мендельсон вернул миру имя великого Иоганна Себастьяна Баха, несправедливо забытое на долгие десятилетия. В мае 1829 года он дирижировал первым исполнением баховских «Страстей по Матфею». Мендельсон был одним из крупнейших композиторов-романтиков. Его произведения прочно входили и входят в репертуар многих музыкантов-виртуозов. Композитор много гастролировал, дирижировал разными оркестрами, дружил со многими музыкантами. Он был одним из основателей Лейпцигской консерватории. Его ценили коллеги-композиторы, Шуман называл его Моцартом XIX века, Берлиоз считал гением. А еще Феликс был внуком выдающегося немецкого философа Мозеса Мендельсона.


Паруса из джинсы

Для обычных людей всего мира долгие годы зримыми символами Америки были не великие достижения этой страны в промышленности, науке и бизнесе, а Статуя Свободы, кока-кола и джинсы. Создателю нашей любимой одежды 26 февраля исполняется 190 лет со дня рождения. Родился он вовсе не в Америке, а в Баварии – тогда еще отдельном королевстве. Звали его Леб Штраусс, и в Штаты он перебрался с матерью в возрасте 18 лет. Двумя годами раньше в Нью-Йорке обосновались два его старших брата и основали там торговую фирму. Леб переделал свое имя на американский лад и стал Леви (а правильнее Ливай) Страусс. Сидеть на шее родственников Леви не стал и отправился в Кентукки коммивояжером. Но тяга к перемене мест потянула парня в Калифорнию, где началась Золотая лихорадка. Десятки тысяч авантюристов и просто бедных работяг потянулись к Западному побережью в надежде разбогатеть. Леви упросил братьев отправить ему товары на реализацию в Сан-Франциско. Он основал мануфактурный бизнес и стал представителем семейной фирмы, торгуя снаряжением, обувью и одеждой. Особенно было плохо с рабочей одеждой, не приспособленной для суровых условий золотых приисков. Однажды на торговый склад Леви пришел огромного роста, заросший бородой старатель и швырнул на пол недавно купленный комбинезон с отодранными карманами: «Дрянь твои штаны, парень, гони назад деньги». Леви уговорил его прийти на следующий день, пообещав сделать новые и прочные штаны. Он отправился к своему нанятому  портному – выходцу из российской Прибалтики Якобу Джейкобу Дэвису. Он выложил перед ним отрез коричневой палаточной ткани и велел к утру сшить по размеру испорченного комбинезона новые брюки без верха, какие видел в порту Бордо у грузчиков. А Якоб предложил сделать двойной шов и проклепать углы карманов заклепками для прочности – он в молодости изготавливал с отцом конскую сбрую. Друзья еще добавили лычки для пояса и пришили три кармана. Косматый старатель был доволен: «Вот это другое дело!» и отправился к своему участку. Но уже на следующий день у лавки Леви Страусса толпились здоровяки-бородачи – новость о добротных рабочих штанах разлетелась мгновенно. Цена в 1 доллар 46 центов тоже не показалась заоблачной. Пришлось нанимать целый пошивочный цех. Но палаточная ткань быстро закончилась, и Леви закупил саржу из французского города Нима. Из нее традиционно шили паруса. Она была окрашена в цвет индиго, который при частых стирках очень красиво линял на швах, что делало рабочие штаны весьма нарядными. К тому же саржа с диагональным плетением была комфортнее в носке, чем палаточный брезент. На тюках с тканью было написано де Ним, т. е. «из Нима». А сами штаны назвали по другой надписи «Genoas» – итальянская Генуя, где был загружен товар. На американский лад это прочиталось «Дженс» или «джинс». Леви со своим другом Якобом создали собственную фирму, а потом почти через двадцать лет запатентовали свое изобретение. Страусс был единственным владельцем, а Дэвис всю жизнь работал в фирме одним из директоров. Леви никогда не обижал друзей, он вообще был очень порядочным и душевным человеком. Его любили рабочие, он был щедрым благотворителем, учредил стипендию для студентов, построил больницу. Леви не был женат, не было времени – он работал по 12 часов и без выходных и был самым настоящим трудоголиком. И Леви Страуссу воздалось сторицей – ему суждено было увидеть превращение своего маленького бизнеса в крупную компанию, а его наследники-племянники и их потомки превратили его в мировой бренд, существующий полтора века. Так что же особенного в этих брюках, которые завоевали мир? Да ведь ничего нового в них нет: их покрой был известен еще в XVII веке на юге Европы, а из денима – крепкой саржи из провансальского Нима – были пошиты паруса каравелл Колумба. К слову, Леви Страусс никогда не носил джинсов и никогда их так не называл.


Михаил Чиаурели

В феврале исполняется 125 лет выдающемуся явлению грузинской культуры – Михаилу Эдишеровичу Чиаурели. Даже трудно выделить какую-то одну область искусств, чтобы отнести к ней этого уникального человека. Он в разные годы был незаурядным актером, ярким и одаренным режиссером, сценаристом, художником-иллюстратором, скульптором, аниматором, а еще умел играть на разных музыкальных инструментах и был полиглотом. Но справедливости ради Чиаурели стоит все же отнести к кинематографу. Он был крупным кинорежиссером, пережившим свое время. И сейчас его фильмы смотрят, любят и они вошли в историю. Михаил Чиаурели родился в Тифлисе в 1894 году. Он учился в Тифлисской школе живописи и скульптуры, и его учителем был Яков Николадзе. А по окончании обучения отправился в экспедицию по древним храмам на юг Грузии вместе с Эквтиме Такаишвили, Ильей Зданевичем, Ладо Гудиашвили и Димитрием Шеварднадзе. После революции он некоторое время жил в Германии изучая скульптуру, по возвращении был скульптором в Тифлисе. И параллельно был сначала актером и режиссером «Рабочего театра» и «Красного театра» при Пролеткульте. Позже Чиаурели окончательно ушел в режиссуру и организовал Грузинский театр музыкальной комедии. А потом он начал работу в кинематографе, создав художественные и документальные фильмы и первый грузинский звуковой фильм «Последний маскарад». А подлинно народным, принесшим ему широкое признание и премии, стал исторический фильм «Георгий Саакадзе» о подвигах грузинского национального героя, снятый в тяжелые годы Великой Отечественной войны. После войны Михаил Эдишерович работал режиссером на Мосфильме, а в конце пятидесятых на Свердловской киностудии. В шестидесятых этот разносторонне одаренный человек посвятил себя мультипликации. При этом на протяжении всего творческого пути он занимался педагогикой, воспитав немало талантливых учеников. Чиаурели был Народным артистом СССР и Грузии, заслуженным деятелем искусств Грузинской ССР, лауреатом многочисленных премий и орденоносцем. Не менее знаменитыми были его жена – легендарная актриса Верико Анджапаридзе и прекрасная утонченная дочь Софико Чиаурели.


Юбилей великого баснописца

Великому поэту и баснописцу  Ивану Крылову исполняется двести пятьдесят лет со дня рождения. Он родился в семье офицера. Его детские годы прошли на Урале, а потом отца перевели в Тверь. Но отец рано умер, оставив вдову с детьми, и подростком Иван вынужден был пойти на службу. Ему было 16 лет, когда  семья перебралась в Петербург, где Крылов поступил работать в городскую казенную палату, параллельно занимаясь самообразованием: изучает языки, литературу и математику. Сочинять он начал рано. Это были пьесы, которые не принесли ему достатка, но доставили немало неприятных хлопот – царская семья была недовольна его сатирой. И от греха подальше – Крылов уезжает на долгие годы в провинцию, где продолжал вести мелкочиновничью жизнь. Первые басни Иван Андреевич опубликовал в 1809 году уже после возвращения в столицу. И это был успех! Крылова признали одним из самых интересных поэтов своего времени. Его ценило общество и сам молодой император Александр Павлович. Он даже придумал для поэта синекуру – место библиотекаря в Императорской публичной библиотеке. Эта должность кормила его больше тридцати лет, так как следующий император, брат Александра Николай I тоже благоволил к Крылову. Его вообще любили за юмор, добродушие, не злую насмешливость, за остроумные басни, которые хоть и высмеивали отдельных людей и общественные пороки, все же ни на кого конкретно не указывали. Темы для некоторых басен Крылов брал из классики, у Эзопа и Лафонтена. Но много было и своих, оригинальных. У Крылова было много друзей, его ценили коллеги-литераторы. Пушкин и Жуковский называли Ивана Андреевича лучшим поэтом своего времени, скромно ставя себя ниже его. Сам он таковым себя не считал, хотя по частоте цитирования его стихотворных строк, мало кто с ним мог соперничать: «А ларчик просто открывался. Васька слушает да ест. А вы, друзья, как ни садитесь – все в музыканты не годитесь. Слона-то я и не приметил. Видит око, да зуб неймет. Рыльце в пуху».


Роб АВАДЯЕВ


 
Понедельник, 26. Августа 2019