click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ТАЙНЫ ОПЕРЫ ГАРНЬЕ

https://lh3.googleusercontent.com/1QOHH2R85kkQuJtq915NNuhid_ebu-Bhkj-V071nKUya_Nj8xvn6VyJorN5n356KGE5LMlchhGlGxYwZbXbDvtlHiFrd8-ivZWpnsAH_HtdU7j9754hLdmJIQQQU6519evioEURn-nWtYWpx71CHOZcoo5zSrZj4njKyELGbA1G_Umu2N7zel4NmaR9jNTLY25hNmnpq040jaqMzl4FHkZEqL3TB6x61iQiCAf9ObK8oXe9c2BtMO_OMvQsGawbwlSRggQE0gT4oIJg103NThGv7xLI0_847LvrrFUMfIt-xQ7D07D7ClBowWZWt8Xje4NkHOynBL-oWz0INxqduLE-VvwCiCtzJviLS1KRARJ25yfMoP5ZEX7LMe8pzrIE6wNDuQJqPSRsODBOC0k-AN9xCTEvPrR26MMfGv8K4ylQEp8aUbTQZJDYvPZD-3gcEzvNjr0PGRGusvUc6cYZvDPjN1jCY0bGd0iMvhQXVH5Z57F0o__lyZ5Dmma4hKqL6Fa5LPYw3vV1qGbDKu5I8y5TvVKpGwCLllgVZu_ykQYahXSJ5scQDhPNL4HIlQEvysys9lYkOBIErdMI4rMlmMAlBmomYsOEmsJjxFnL9og7YO3Bcp4-SYPvFSLdg-Exk8SvvQWQpZZ_yyCWnckv9YsNQ1xfsctA=w125-h113-no

В далекой древности поселение паризиев называлось Лютеция, однако его суть никак не отвечала этому нежно-хрустальному имени: тут были топкие места и грязь. Прошли века и здесь вырос необыкновенный город, который по сей день в числе бессменных лидеров по посещаемости туристов. А фраза «увидеть Париж и умереть» прочно вошла в обиход с легкой руки писателя Ильи Эренбурга. Эта сильная по эмоциональной насыщенности фраза точно передает чувства каждого, кто стремится в Париж и кто уже увидел его.
Но речь не о путешествии по Парижу. «Саквояж» стремится найти что-то не просто интересное, но особенное, с изюминкой. На этот раз это история одного из самых красивых зданий мира – легендарной Оперы Гарнье. Долгое время театр называли Парижской оперой. Но когда в городе появилась Опера Бастилии, то это, старое здание, стали называть по имени архитектора – Опера Гарнье. Есть у него и еще одно название – Дворец Гарнье.
Парижане, когда говорят об опере,  называют только Гарнье, Бастилия не смогла соперничать со старой оперой ни по внешнему роскошному виду, ни по внутреннему – не менее роскошному убранству, ни по репертуару и исполнителям. Есть еще один штрих к «портрету» этого оперного театра – он окутан шлейфом тайн, легенд, мистических историй. А сами парижане, упоминая Оперу Бастилии, шутят, что там чаще бастуют, чем поют и танцуют.

НЕИЗВЕСТНЫЙ АРХИТЕКТОР

У здания оперы есть своя собственная история, которая, как мы узнаем чуть позже, оказалась вписанной в переполненную событиями историю Франции. А начиналось все так.
14 января 1858 года император Наполеон III с супругой Евгенией направлялись в оперу на Ле Пелетье. Итальянский революционер-карбонарий Феличе Орсини с группой товарищей бросили три бомбы  в императорскую карету. Первая бомба взорвалась среди кучеров кареты. Вторая попала в лошадей и разбила стекла кареты, третья же влетела под карету и тяжело ранила полицейского, спешившего на помощь императорской чете. Покушение унесло жизни восьми человек, раненых оказалось 142. Однако императорская чета, как ни странно, осталась совершенно целой и невредимой: только императрица получила ссадину на лице.
Террористов поймали и гильотинировали. А император поклялся построить оперный театр на новом месте. Причем выделил для этого огромную сумму, как тогда говорили, бешеные  деньги: он был, надо признать, не только меломаном, но и достаточно амбициозным правителем, который хотел прославить свое царствование. И один из его замыслов – украсить столицу империи разделял его единомышленник – барон Жорж-Эжен Осман, назначенный префектом Парижа и впоследствии кардинально изменивший облик города. Османа (кстати, самопровозглашенного барона) современники называли человеком-бульдозером. Интеллектуалы того времени считали, что самобытность Парижа, облик города пострадали в результате его «османизации». Между тем Париж сегодня – творение рук Османа, именно он проложил знаменитые бульвары по кварталам трущоб, которых было много даже рядом с Лувром.
Однако вернемся к зданию театра. Среди архитекторов Франции был объявлен конкурс. За очень короткий срок – всего месяц – для подготовки плана подал заявки 171 архитектор. Основным фаворитом называли придворного архитектора Вилль ле Дюка. И тут произошла сенсация: жюри конкурса, состоящее из министров и членов Академии изящных искусств, назвало победителем проект молодого и никому не известного архитектора Шарля Гарнье. К моменту участия в конкурсе ему исполнилось 35 лет. За его плечами были школа рисования, мастерские Ж. Левейля, Л. Леба, В. Дюка. В 23 года Шарль Гарнье, окончив Школу изящных искусств, удостоился Гран-при за дипломную работу «Проект консерватории искусств и ремесел с галереей-выставкой». Затем он долгое время провел в Риме и путешествиях по Греции. За год до конкурса Гарнье получил место городского архитектора двух парижских округов.
Надо сказать, что супруге императора проект не понравился. «Какая безвкусица! Ни греческая, ни римская традиция... В этом нет стиля!» – так оценила его творение императрица Евгения. «Но, мадам, позвольте, это же стиль Наполеона Третьего, новый стиль нашего императора!» – ответил находчивый архитектор. На такую реплику у императрицы не могло возникнуть протеста.  Император и префект вдвоем выбрали место для будущего грандиозного театра на пересечении новых бульваров в самом центре столицы.

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВОЙНЫ И РЕВОЛЮЦИИ

Итак, Шарль Гарнье победил. Недовольство завистников, интриги, сплетни, споры, критика – это сопровождало его все тяжелые и долгие годы строительства.  Однако архитектор старался не обращать внимания на то, что постоянно клубилось вокруг его имени. По его словам, художнику очень опасно ввязываться в такие споры – он рискует потерять веру в себя. А художник без веры потерян для искусства, ему уже не выйти за пределы заурядности.
При закладке фундамента строители обнаружили подземный ручей, текущий с холма Менильмонтан, который питался сточными и дождевыми водами. И началась битва с водой... Гарнье поставил паровые помпы. Пять месяцев, днем и ночью, не прекращалась работа. Однако лужи на дне котлована вновь появились. И тогда Гарнье решил запереть источник: он соорудил бетонное  ограждение. Но для максимальной надежности он сделал его двойным: оно проходит под сценой и коридорами оперы, опоясывая фундамент. Между первой и второй стеной этого ковша, как назвал его архитектор, получился коридор высотой в два метра и общей площадью в 1 170 квадратных метров. В нем и должна была скапливаться вода, которая могла просочиться через первую бетонную оболочку. Но вот что интересно – со временем ручей иссяк, однако резервуар с водой в оперном театре остался. С точки зрения противопожарной охраны, что для театра чрезвычайно важно, благодаря воде, которая всегда под рукой, все обстоит как нельзя лучше.
С самых первых дней стройки Гарнье приходилось продираться сквозь бесконечные разногласия. Гарнье очень мешали грандиозные планы барона Османа, стремившегося полностью перекроить Париж. Пока закладывали фундамент, вокруг выросли высокие дома, и выходящее на бульвар углом здание могло в определенном смысле утерять свою величественность. Настал момент, когда архитектор вынужден был отвезти планы Оперы в Тюильри и продемонстрировать их императору. Наполеон III согласился с Гарнье, что дома не должны обступать Оперу с трех сторон, а императрица Евгения лично пририсовала изменения на плане окрестностей Оперы, расположив близлежащие улицы квадратом. Однако прошел год, но ничего не изменилось, а когда император заглянул на стройку и Гарнье прямо спросил его, тот пожаловался: «Что я ни говорил, что я ни делал, Осман все устроил по-своему!»
15 лет длилась эпопея возведения масштабного здания. Конечно, строительство могло завершиться намного раньше, однако за это время случилась Франко-прусская война. Не будем подробно останавливаться на причинах и следствиях этих тяжелых событий.  Наполеон III попал в прусский плен, империя пала, была многомесячная осада Парижа, гражданская война, взлет и падение Парижской коммуны. Недостроенное здание оперы было военным складом, время от времени здесь размещали казематы, госпитали. По слухам, в подвалах оперы шли расстрелы. Естественно, что на время войн и революций строительство оперы было приостановлено. Но история этого здания по полному праву включена в историю Франции и составляет одну из ее драматичных страниц.
5 января 1875 года Парижская опера была открыта. К 30 декабря 1874 года общая сумма расходов составила 36 миллионов франков золотом. Когда Гарнье должен был передать Оперу ее первому директору, по его словам, он чувствовал себя, «как отец, который выдал дочь замуж и не имеет больше права поцеловать ее, кроме как с разрешения супруга».
На открытие оперы Шарля Гарнье не пригласили. Он вынужден был купить себе билет...

ПРИЗРАК  ГАСТОНА ЛЕРУ

В рассказе об Опере Гарнье невозможно обойти вниманием легенды и множество историй, которые на протяжении долгого времени витают вокруг здания. Не случайно именно здесь журналист и писатель Гастон Леру поселил героя своего мистического романа «Призрак оперы», по которому впоследствии было поставлено несколько кинофильмов и знаменитый мюзикл, обретший мировую славу. В книге Леру оказывается, что призрак – это человек из плоти и крови, безобразный и внушающий ужас Эрик. Однако большинство исследователей убеждены, что речь идет именно о мистической сущности и что это отнюдь не вымысел. Кем был тот несчастный при жизни – неизвестно, но, согласно легенде, таинственное привидение и по сей день возникает в Опере в одной из театральных лож. В контрактах директоров театра всегда присутствует пункт, запрещающий сдавать зрителям ложу N 5 в первом ярусе. Говорят, призрака наблюдают там систематически: обычно он появляется вскоре после начала спектакля. И если в этот момент в ложе находится кто-то еще, последствия могут быть плачевными. Однажды, в 1896 году, в опере давали «Геллу» композитора Дювернуа. Когда актрису, примадонну Розу Карон, вызвали на бис, с потолка вдруг упала массивная люстра из бронзы и хрусталя. По неизвестной причине оборвался один из противовесов, удерживавших эту тяжесть. Сооружение рухнуло на головы зрителей. Многих ранило, но погиб лишь один человек – консьержка мадам Шомет, специально пришедшая послушать пение Карон. Разумеется, в приключившемся несчастье все увидели некий мистический знак. Неудивительно, что этот случай безоговорочно приписали проделкам Призрака Оперы, благодаря чему Гастон Леру сделал падение люстры одним из ключевых эпизодов своего романа. Согласно  размышлениям многих авторов, занимающихся этими вопросами, нет ничего странного  в том, что призрак так привязан к театру, ведь опера размещается в аномальной зоне. Энергетика в местах, где из-под земли вырываются грунтовые воды, всегда бывает патогенной. К тому же у здания непростая история: в 1871 году в здешних подвалах казнили коммунаров, а год спустя тут случился страшный пожар. Здание огромно, но подземелья практически не посещают. Они имеют множество коридоров. В настоящее время половина подвалов разрушена, но реставрационные работы из опасения обрушений не ведутся. В 1908 году в подвале Оперы был обнаружен скелет мужчины с изуродованным черепом и женским кольцом на пальце. По мнению Гастона Леру, который проводил собственное расследование, он принадлежит легендарному Призраку Оперы. Судя по скелету, трагедия произошла около 30 лет назад, поэтому можно было еще найти рабочих, строивших здание. Леру удалось разговорить нескольких из них. Те вспомнили, что одним из архитекторов был человек с искалеченным лицом. О нем ничего не было известно, только  слухи, что его мать продала изуродованного ребенка цыганам как диковинку, и с ними мальчик побывал в восточных странах. Ему удалось попасть в мастерскую архитектора, пройти обучение, а после освоения профессии молодой архитектор приехал во Францию и принял участие в строительстве Парижской оперы. Дирекция предоставила ему небольшую квартирку в самом здании. В ту пору в хоре оперы пела девушка по фамилии Даэ. Уродец полюбил ее, но она не ответила взаимностью. Однажды архитектор заманил ее к себе и продержал две недели в подвале. Затем отпустил несчастную, а сам исчез. Говорили, что он покончил с собой, замуровав себя в подземельях Оперы. Именно после этого в коридорах театра стал появляться призрак. Гастон Леру, выслушав эту историю и записав ее, решил придать ей более зловещий вид. Таинственного уродца он назвал Эриком и сделал его гениальным композитором. По его версии, «Ангел музыки» обучал юную хористку Кристину пению. Путь на сцену он открыл ей с помощью жестоких преступлений. Кристине был «дан» знатный жених Рауль де Шаньи. Так появился знаменитый триллер «Призрак Оперы», опубликованный в 1910 году.
Споры о том, существовал ли реальный прототип Призрака Оперы, ведутся до сих пор. Гастон Леру утверждал, что существовал. Другие историки считают, что Призрак – это легенда. Впечатлительные посетители Оперы часто видят в глубине пятой ложи темную фигуру в белой маске.

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА  ОПЕРЫ

«Опера Гарнье» является одной из крупнейших в Европе. Достоверно известно, что парижский театр «Комеди Франсез» мог бы легко поместиться целиком в одних только ее подсобных помещениях. Здание театра на 13 метров выше Триумфальной арки. Высота его от основания фундамента до венчающей зеленый с позолотой купол лиры Аполлона составляет 63 метра. Общая площадь «Оперы Гарнье» – 11 тыс. кв. метров – включает в себя просторные кабинеты администрации, репетиционные залы – отдельно для хора, отдельно – для балета, также отдельные ложи для танцовщиков и певцов, поистине гигантскую сцену, оркестровую яму и, наконец, великолепную парадную лестницу! Благодаря громадным средствам, предоставленным в распоряжение архитектора, Гарнье имел возможность использовать для отделки здания редкие и дорогостоящие материалы. Для изысканной декоративной отделки внутренних помещений Оперы в Париж были свезены различные материалы – гранит, белый и цветной мрамор, хрусталь, дерево ценнейших пород, бархат и прочее – со всего мира. Для возведения здания потребовалось более 33 километров архитектурных чертежей!
Самая известная скульптурная группа театрального фасада, украшенного многочисленными изображениями – это композиция «Танец»  скульптора Жана-Батиста Карпо. Работа Карпо восхищала его современников, и, к сожалению, порождала гнев пуритански настроенной публики... Как только не склоняли злосчастную композицию – ее называли скандальной и непристойной. В ночь с 27 на 28 августа 1869 года некие безвестные вандалы забросали скульптуру бутылками, наполненными чернилами.
В 1932 году было решено заменить скульптуру Карпо копией, которую выполнил из особо устойчивого к агрессивной внешней среде материала талантливый скульптор Поль Бельмондо – отец известного французского актера Жана-Поля Бельмондо. Что же до оригинала, то теперь замечательную скульптурную группу из семи фигур можно увидеть в Лувре. Плафон Парижской Оперы был расписан в 1964 году Марком Шагалом. Многие посетители приходят сюда лишь для того, чтобы посмотреть на это интереснейшее творение известного мастера. В отчетах Оперы Гарнье упоминается впечатляющая цифра: 1,5 миллиона посетителей ежегодно –  и зрители, и экскурсанты.
Помимо скульптур, украшений, парадной лестницы и люстры в Опере есть постоянные «жители». В «ковше» с водой, в так называемом подземном озере живут сомы, которых кормят служащие. Рыбы нужны для того, чтобы поглощать микроорганизмы, которые в противном случае размножатся, создавая неприятные запахи и колонизируя поверхность, что может создать проблемы и для других помещений. А еще к числу постоянных обитателей Оперы можно отнести пчел. Самых настоящих пчел, которые живут в ульях, установленных на крыше огромного здания. Еще в 1982 году декоратор Жан Поктон с согласия руководства разместил на крыше несколько ульев и стал продавать в сувенирную лавку баночки меда.
Вначале это рассматривалось как чудачество, но в 2000 году власти Парижа взяли с Поктона пример и начали реализацию программы содействия естественному опылению растений города. Для этой цели на крышах еще нескольких зданий были установлены десятки ульев, а целью является присутствие в городе, где так много цветущих деревьев, «муниципальных пчел» (так их окрестили любящие шутить парижские журналисты), которые опыляли бы растительность, но не мешали парижанам и туристам. А этот эффект достигается именно тем, что пчелы, живущие на крышах, быстро привыкают непосредственно с цветущих деревьев коротким путем подниматься к своим ульям, практически «забывая» о существовании тротуаров и даже уличных кафе с мороженым и сладостями.
Таков сегодняшний день Оперы Гарнье. А в недалеком завтра любителей оперы и балета ждут большие юбилейные празднества. В 2019 году Парижская Опера будет праздновать двойной юбилей. 350-летие со дня  рождения, когда по указу Людовика XIV 28 июня 1669 была создана Королевская Академия музыки – первый в мире театр, посвященный опере, и 30-летие со дня открытия 13 июля 1989 года Оперы Бастилии.


Анастасия ЭРИСТАВИ


 
Понедельник, 26. Августа 2019