click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ЧЕТЫРЕ «ГАМЛЕТА»

gamlet-1

Загадку шекспировского «Гамлета» пытаются разгадать не одно столетие. Пожалуй,  ни одно произведение не вызывает столько вопросов и различных трактовок – в том числе театральных. Каждый режиссер мечтает найти «своего» Гамлета, каждый актер грезит воплотить на сцене этот образ.

Театр – мышеловка для реальности.
На Тбилисском международном театральном фестивале были показаны сразу два литовских «Гамлета».  
Первой зрители увидели версию Оскараса Коршуноваса,  поставленную  в 2008 году.
Это спектакль об актерах, играющих  трагедию Шекспира. Сценография представляет собой гримерную – зеркала, зеркала… Импульс  –  от самого драматурга: «Вы не сойдете с места, пока вам зеркала не покажу, где станет явным то, что тайно в вас». Пристально вглядываясь в свои отражения, актеры, перевоплотившиеся  в персонажей «Гамлета», вновь постигают самих себя.

В зачине они задают себе вопрос: «Кто здесь?» –  с этих слов собственно и начинается трагедия Шекспира. Вопрос повторяется вновь и вновь –  все быстрее, все громче, пока шепот не переходит в крик! Игра в Шекспира начинается, и актеры вольно или невольно оказываются во власти шекспировских страстей  (кстати, в сцене «Мышеловки» Клавдий, Гертруда, Офелия  и другие становятся актерами, разыгрывающими сцену «Убийства Гонзаго»).
Хитроумный царедворец Полоний (Вайдотас Мартинайтис), наблюдающий за Офелией, прячется среди одежды в гардеробе (театр!), гладит ее белое платье (то ли подвенечное, то ли саван) вполне современным утюгом на гладильной доске,  беседует с кем-то по мобильному телефону… То ли Полоний, то ли актер, играющий его роль. И дело тут не в очередной попытке осовременивания «Гамлета», а в стирании грани между театром, жизнью и реалиями пьесы. В сцене объяснения с Офелией Гамлет (Дариус Мешкаускас) уходит во тьму зрительного зала, в иную, параллельную реальность… В другом эпизоде его выбеленное лицо, отраженное в зеркале,  – словно трагическая маска Пьеро!gamlet-2    
Офелия (Раса Самуолите) предстает в образе японки – в кимоно, с икебаной. Лопаты могильщиков и череп «бедного Йорика» персонажи спектакля достают из ящика гримерного стола. По краю этого же стола как по краю пропасти проходит  Офелия, и с каждым ее шагом вспыхивает очередная лампочка. Тема Офелии в спектакле – тема хрупкой, уязвимой красоты. В одной из сцен она буквально утопает в море белых цветов – задолго до гибели. И возникает предчувствие смерти. Заблудившимся кошмаром следует за героями некий черный субъект с красным, почти клоунским носом-лампочкой…  
В спектакле Коршуноваса Клавдия и Призрак играет один и тот же актер (Дайниус Гавенонис)  – решение не новое, но самое, пожалуй, верное. И этот момент очень точно и изобретательно обыгрывается в мизансценах. Актер, исполняющий роль Клавдия, словно воплощает две сущности – добро и зло, красоту души и ее безобразие (тоже зеркальный принцип). Зажатый между составившими  угол гримерными столиками  «двуликий Янус» с распростертыми руками– эта мизансцена  являет собой странную геометрию, раскрывающую философию единства и борьбы противоположностей. И вновь к тексту Шекспиру: «Вот два изображенья: вот и вот!»
В одной из сцен гримерные столы образуют круг, герои в отчаянии мечутся в этом замкнутом пространстве,  среди зеркал. Да, Дания – тюрьма, в которой совершаются невероятные злодеяния, льется кровь… море крови. Она «капает» даже откуда-то сверху, с небес. И сцена буквально утопает в ней! Впечатляет эпизод, когда за убитым Полонием появилось лицо Клавдия, «выпачканное» в крови. Этой кровью он «вымазал» лицо Гертруды (Неле Савиченко), которая чуть позднее выпьет яд из… черепа Йорика.  
Забавны в спектакле Розенкранц  и Гильдестерн – трансвеститы. Они приходят к Гамлету  с букетами алых роз – как поклонники к кумиру.  
- Есть тема, которая очень сильно выявлена в нашем спектакле, – это тема самого театра и актеров, - отметил  О. Коршуновас. – Шекспир говорил, что театр есть жизнь, а жизнь есть театр. Именно в «Гамлете» об этом очень много говорится. Сам Гамлет советует актерам, как надо играть, режиссирует. Для меня очень важен тот момент, что посредством театра Гамлет в известной сцене «Мышеловка» ловит реальность. Для меня театр – как раз та мышеловка для реальности. Чтобы понять реальность, ощутить ее и себя в ней, мне нужен театр. Равно, как и для Гамлета. Поскольку реальность  того, о чем говорит его внутренний голос, привидение отца, – он проверяет с помощью театра, создавая этот спектакль для Клавдия. Для меня ставить «Гамлета» – это ставить себя в положение Гамлета, то есть в абсолютно бескомпромиссную ситуацию. Главное – ответить себе на вопрос, кто ты теперь и что ты делаешь, – и в профессиональной, и жизненной сфере. И потому для нас, для меня в первую очередь, «Гамлет» – спектакль об актерах и театре. Мне кажется, только так теперь можно ставить «Гамлета»: когда ты не показываешь Эльсинор таким, каким он был когда-то. А может, его вообще не было? Мы недавно играли «Ромео и Джульетту» в замке Эльсинор в Дании. Но там никогда не было Гамлета – это очевидно. Не было, наверное, того Эльсинора. Но Эльсинор есть в каждом из нас. Найти его в себе можно только через себя, через то, что ты делаешь. А что мы делаем? Мы делаем театр. И вот все действие нашего спектакля происходит как бы в актерской гримерной. Актеры играют эту пьесу, в спектакле решаются их собственные судьбы... «Гамлет» для меня – это самая большая работа,  максимальная планка. Я очень долго шел к тому, чтобы театр стал мышеловкой реальности. Инструментом понимания и себя, и времени, в котором я живу, мира, общества. Но постепенно театр стал для меня не только инструментом,   раскрывающим какие-то моменты. Наступило время, когда я начал за театром, возможно, прятаться. Я стал ощущать, что сам попал в мышеловку. Так что «Гамлет»  – самокритичный, если так можно выразиться, спектакль. Мне сорок лет,  и наступило время переоценки ценностей. Это происходит в пьесе с Гамлетом…

«Ужас, ужас, ужас!»    
На полную катушку, как всегда, жестко раскручивает шекспировский сюжет Эймунтас Някрошюс. Кстати, спектакль был восстановлен специально для тбилисского фестиваля. До сих пор перед глазами подвешенный над сценой массивный  металлический круг с зазубренными  краями, через который осуществляется в спектакле связь Земля-Небо. Этот круг ассоциируется с погасшим  светилом.  Оно не греет – от этого зловещего символа (какая-то гильотина, которая вот-вот рухнет на чью-то голову!) возникает ощущение угрозы, гибели, конца света – какая-то черная дыра. Под этой железной конструкцией струится какая-то водяная пыль… Впрочем, не только под ней.  На сцене вообще много воды (квинтэссенция всего сущего!) – особенно в виде льда. К металлическому кругу подвешивается люстра из льда. Именно под ней произносит свой монолог «Быть или не быть» Гамлет.  Льдом буквально обжигает его оголенные ступни, руки  Призрак...  Со льдом, его кусочками  как-то связаны в человеческом  восприятии стекло, осколки стекла разбитого бокала Клавдия (в сцене попытки покаяния). От этого – ощущение сильной боли, рваной раны. Шок!   
Э.Някрошюс создает в спектакле атмосферу вселенского ужаса (Призрак: «Ужас, ужас, ужас!») –  и зрительный зал словно наполняется  адским дыханием. Это ощущение  усиливают волчий вой,  люди-псы, совершенно дьявольский образ Клавдия (Витаутас Румшас), который затачивает топор и плюет в небо, бросая вызов Богу. С самого начала спектакля, в глубине сцены, стоит огромная мышеловка – в известном эпизоде она выносится на авансцену, и вскоре в ней оказывается Клавдий. Двойственное чувство внушает Призрак Отца, ушедшего из жизни без покаяния, а значит, отягощенного грехами. Ему холодно и маетно (он появляется в белой шубе, словно спустился на землю из края вечной мерзлоты – кстати, викинги верили, что в аду очень холодно). Страдания  Духа убитого Отца могут быть облегчены только актом мщения, и он фактически вынуждает сына вступить на гибельный путь возмездия. Ведь ужас порождает ужас – кровь порождает кровь, поэтому Гамлет изначально обречен!         
Еще одна многозначительная  метафора – барабан. По нему тревожно стучит вода, льющаяся с  металлического «светила»…  В финале по этому барабану будет бить Призрак, рыдающий над телом Гамлета. Подобно большинству музыкальных инструментов, барабан наделяется функцией посредничества между Землей и Небом.
Гамлет – Андрюс Мамонтовас –  совсем не философ-мизантроп, разрывающийся между «быть» или «не быть», как мы по традиции представляем Гамлета. Вначале это скорее строптивый шалопай, эпатирующий окружающих неожиданными дерзкими  выходками. Но обстоятельства заставляют его играть во взрослые, кровавые игры…            
Гамлеты в двух спектаклях совсем не похожи. Трагедия Гамлета у Коршуноваса – в невозможности вырваться из экзистенциального одиночества и прорваться в высшие сферы: человек навсегда приговорен оставаться один на один с собственным отражением в зеркале. Необычен выбор Някрошюса,  пригласившего  на главную роль не актера, а лидера рок-группы «Фойе» Андрюса Мамонтоваса. «Литовские театралы уверяют, будто ничто не предвещало, что Мамонтовас сможет хорошо сыграть Гамлета. Но Някрошюс был уверен в нем: ему в Гамлете были нужны те же искренность, открытость и обнаженность чувств. И Андрюс сыграл, как мог только он: Гамлета-подростка во взрослом мире», - пишет Д. Годер.
-  Главное – то, что мой Гамлет не отвечает за свои поступки  – он как ребенок, - говорит А. Мамонтовас. -  Все как бы случается не по его воле, а потому, что должно было случиться. Он только участвует в этом. Гамлет  променял любовь к Офелии на месть за отца. Ведь из любви к отцу он отказывается от всего и выполняет его приказ отомстить убийце. Отец с того света фактически обрекает его на гибель…
С самого начала у меня не было никаких предрассудков и страхов, связанных с Гамлетом,  потому что, когда мы начали репетировать Шекспира, я до него еще не дорос. Я его даже вообще не читал… это было познание Шекспира через «Гамлета» Някрошюса, через работу в спектакле. Так что я начинал практически с нуля. Конечно, я знал,  что есть такая  замечательная пьеса, но ни с кем не конкурировал. Мы просто создавали свое. Мы уже четырнадцать лет показываем это представление, катаемся с ним по всему свету. Сегодня был 192-й спектакль! Репетировали «Гамлета» девять месяцев. Девять месяцев с Някрошюсом! Поверьте, это что-то меняет внутри тебя. И ты уже не смотришь на мир по-прежнему, потому что сам уже другой. При этом Някрошюс не учит ничему специально, но ты многое получаешь от него на подсознательном уровне.  

gamlet-3

Принц Датский – мечта уборщицы?
Был на фестивале еще один «Гамлет», грузинский  - в моноспектакле с участием актрисы Тбилисского театра имени К. Марджанишвили Кети Цхакая и кукол Театра пальцев, который возглавляет Бесо Купреишвили. Правда, зрители увидели только двадцатиминутный фрагмент будущего спектакля - премьера состоится в декабре…
Бесо Купреишвили не в первый раз обращается к «Гамлету». Некогда им задумывался спектакль в драматическом театре, но осуществить  замысел так и не удалось. Режиссер представлял «говорящим» только Гамлета, остальные персонажи должны были хранить молчание и выражать свои мысли и чувства через модерн хореографию. Но таких артистов попросту не нашлось… И  Бесо решил воспользоваться другими театральными технологиями – это пальцы и куклы, что потребовало от него нового режиссерского  решения спектакля. Первую версию он осуществил в Литве, вторую – в Великобритании… Грузинский «Гамлет» – третья попытка.
– Как-то я подумал, что сыграть Гамлета – мечта любого актера, – рассказывает Б. Купреишвили.-  В литовском спектакле «Мой Гамлет» герой – актер-кукольник, всю жизнь работал в кукольном театре, но однажды перед пятитысячным представлением «Красной шапочки»… заснул в гримерке. И ему приснилось, что он играет Гамлета. Но потом наступает пробуждение и осознание реальности. Звучит монолог «Быть или не быть». Тем самым утверждается: жизнь продолжается, нужно принимать жизнь такой, какая она есть,.. и  идти играть 5000-й спектакль «Красная шапочка». Такова трагедия человеческой личности…  Я обратился к «Гамлету», потому что в этом произведении есть пласты, затрагивающие любого человека. Однажды я рассказал о своей идее осуществить интернациональный проект «Гамлета» своему другу Роджеру Маккейну, и он вскоре сообщил, что нашел для моего спектакля…  актрису. Это было неожиданно: Гамлет – женщина!  Актрисой оказалась знаменитая Линда Марлоу. Новый поворот заставил внести коррективы в замысел: теперь моя героиня – уборщица в театре, которая всю жизнь мечтала стать актрисой. И вот в своей фантазии уборщица играет Гамлета… Пока рождался спектакль, было много споров, шла борьба между грузинской и английской театральной школами. Но в итоге на Эдинбургском фестивале состоялась премьера – спектакль вошел в пятерку лучших!
По приезде в Тбилиси Купреишвили стал обдумывать грузинский вариант спектакля.  И вот вскоре на суд зрителей будет представлен новый «Гамлет» с участием Кети Цхакая.  Индивидуальность  этой актрисы заставила кое-что изменить в проекте. Кети играет уборщицу, которая пять раз безуспешно пыталась поступить в театральный институт, но тщетно: помешала сильная близорукость.
Героиня спектакля – человек талантливый, глубоко знающий творчество Шекспира, рассказывает о своей трагедии, нереализованности…  И вот происходит метаморфоза: она разрушает порядок гримерной и создает сценическую площадку для «своего» Гамлета. На помощь  Кети Цхакая приходят куклы – Офелия, Гертруда, Клавдий, Лаэрт… Актриса взаимодействует с ними (в том числе пластически!), перевоплощаясь то в один персонаж, то в другой, то в третий. «Мой Гамлет» в трактовке Купреишвили – спектакль о любви. Поэтому Купреишвили выбрал из всего материала трагедии всего несколько монологов-эпизодов: тема Офелии, тема Гертруды, «Быть или не быть». В спектакле соединяются  трагедия,  комедия,  фарс… В финале героиня приводит в порядок гримерную, гримерный стол, уходит. А  зритель понимает, какую гениальную актрису потерял театр!              
Недавно мы увидели очередного «Гамлета» – его предложил вниманию зрителей Тбилисский театр киноактера имени М. Туманишвили.  Поставил его Амиран Амиранашвили. Он же придумал музыкальное оформление и сценографию, используя мотивы Казимира Малевича.  Тема космической бездны, открывающейся  в «Гамлете» Някрошюса через холодный металлический круг, в спектакле А. Амиранашвили выражена через  черный квадрат, запечатленный  на заднике.  Режиссер добросовестно, с минимальными купюрами, перенес на сцену шекспировский  текст. Это вполне традиционный «Гамлет», с элементами модерна (если говорить о стилистике)  – «декадентские» костюмы, оформление сцены – и с очевидным  посылом в современность. Интересен, но тоже в целом традиционен Гамлет – Каха Кинцурашвили. Это ироничный, довольно обаятельный  юноша, вчерашний романтик, превратившийся в человеконенавистника  и слагающий стихи о несовершенстве мира. В  тетради Гамлета, уже после его гибели, Гораций находит знаменитый сонет Шекспира: «Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж достоинство, что просит подаянья…» Хороша Анна Николашвили в роли Офелии –  невероятная пластика актрисы  позволила выразить все богатство переживаний ее героини. Клавдий (Георгий Зангури) – лживый трибун, демагог – напоминает некоторых представителей нынешней политической элиты…
Что ж, будем ждать новых встреч с самой неразгаданной трагедией Шекспира. Каким будет  Гамлет завтрашнего дня?

Инна БЕЗИРГАНОВА

Он без устали болтал, с его лица не сходила "Новый бланк счет фактуры скачать"радостная улыбка, а белые зубы ослепительно сверкали.

Хикмэн держал в руке какую-то бурую массу конической формы, несколько "Игры для электронных книг скачать бесплатно для девочек"похожую на большой ананас.

Но по несчастней случайности, вместо "Песня любо братцы любо скачать"того чтобы идти от Противина на юг-к Будейовицам, стопы Швейка направились на север к Писеку.

Наверно, дьявол держит "Скачать установочный виндовс хр"его в лапах, и думаю, что будет держать долго за все те "Скачать бесплатно игру сталкер народная солянка"пакости, которые он творил с людьми на этом свете.


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России.

Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017