click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

Большая выставка

https://lh3.googleusercontent.com/p98cz3MuC4XgS44Y8YGGkWM4Qdhg7-KNo87ohAXgFbjq1bfgyeLLH06MT0oOabRFvIj7Fw1fQkgJKhKIkw5Ykx2VWLR88rQj2j5-3xdKhK1voBGKwCvbhTsj35jPfSESmCKxs1Fuou1CoMbuikwo_jX9DduT0e34iNGAlwUJSiV5evz1viCMDQE23cwucPsgOkjNX3XfIHVSohJw6ISDSM9XDpOUtL1JL5uGZoZlD89Miyo_-ZvGOoVd2PI1xk7HCUDGU4wSPvbp5Ibn5AMI1xMQK-wqkEVwtjlHQZE1Qklx0FtN02M_QkzcRAhByc4r1T0xUBA_qfyDZrnnvlFwdGyKDoFIZn-Wqr2JTdcxku_79N4-dzOxZ3Rg0UXvmvEakrzjTtlRdZHaQnSEuwrP8Y6hNg7uraRsAoy3GOWo7S-TjfZDjfYv81YH5jP06EwqSwmzV96lq2G2qbmrssJOc3fnI1J2Yu6-zikNkIvEa-Ykr4CqK3yxB6XCv97nC3WzbH1Xru9cxW2u5KBWYfHaw4Ll6dxnC9ETSy2C5UQKhiOz8btIvZ9laE5coTw1j0PKycwv11PZJkHRzQ__jY-xcSirfU7jG5ejhEzWiwessUDMvd5gFFmlNmSlWf89GTs=s125-no

Выдающемуся живописцу, графику, портретисту Зурабу Нижарадзе исполнилось 90 лет. Весной нынешнего года в Тбилиси, в Национальной картинной галерее, что на проспекте Руставели, прошла персональная выставка Зураба Нижарадзе, посвященная этой знаменательной дате. Редакция «Русского клуба» поздравляет юбиляра, желает ему создать еще много шедевров и публикует, как отклик на прошедшие события, статью известного грузинского художника Резо Адамиа «Большая выставка» (в сокращении).

Живописец и график Зураб Нижарадзе – один из величайших художников современности. Цвет, ритмичная форма и легкая, как ветерок линия – все это, кажется, исходит из таинственных глубин космоса. В городах мира живут сотни художников, выдающихся и не столь выдающихся, но лишь единицы могут доставить подлинное наслаждение и радость удивительной чистотой гармонии и высоким вкусом. Я помню, как был опьянен созерцанием полотен Амедео Модильяни в красивейшем дворце в Люксембургском саду (Париж) в 2006 году. Экспозиция представляла 75 полотен великого итальянца. Очарованный ходил я по залам персональной выставки бога живописи – Ренуара, потрясен был шедеврами Гогена. А совместная экспозиция Пикассо и Матисса в храме искусства в Гран Пале вообще забросила меня в какой-то невероятный мир. Тогда мне вспомнилась смелая фраза великого философа – «человек – это упавший бог, который помнит небо». С этим же настроением ходил я по персональной выставке Тициана в солнечном Лувре. Полная коллекция Сандро Боттичелли в Арабском дворце восхитила меня. Высокий вкус и духовная культура шедевров остается недоступной для понимания многих. Внешние, зримые, и затаенные достоинства подлинно возвышенных произведений не поддаются анализу разума, как и феномен любви, который невозможно раскрыть и проанализировать никакой мудростью. Одна из недосягаемых и неописуемых форм гениального искусства – таинственность художественного вкуса даже мысленно недостижимого мира. Примеры тому – Сандро Боттичелли, опять же Амедео Модильяни, Пикассо, Брак, Матисс, Ладо Гудиашвили, Хуан Миро и космический гений абстракции Кандинский. Такие же вулканические вспышки вкуса происходят и в поэзии, прозе, музыке, скульптуре, архитектуре и т.п. И как не вспомнить здесь Нико Пиросмани! А где-то там, позади возникают в памяти наскальные рисунки, это чудо древности, произведения мастеров, неизвестные имена которых хранит пространственная память забытых веков, космические творения древних египтян, шедевры Древней Греции и Рима. В незримом, но неразрывном единстве со всем этим – красочная, озаренная божественным светом, пронизанная энергией солнца и звезд живопись Зураба Нижарадзе. С любого его полотна льется беззвучная музыка, подобная органным симфониям Баха или концертам Моцарта и любая его работа тихо нашептывает строки высокой поэзии, подобные стихам Бодлера, Галактиона, Гранели… Деликатный, мудрый интеллектуал наделен Всевышним волшебным мастерством, любовью к прекрасному, неистребимой устремленностью к добру и свету. Мастер же преисполнен почтения и благодарности Творцу. Его шедевры безусловно станут достоянием планеты.
…Я неспешно проходил по залу, и вдруг мое внимание привлек портрет Отара Иоселиани, выполненный в 1978 году. Бумага. Пастель. Но разве имеет значение, какой материал использует маэстро? Чудо происходит в его груди, в его душе и сердце. Отар Иоселиани один из самых выдающихся кинорежиссеров ХХ-ХХI веков глядит с портрета подобно египетскому архитектору, строителю пирамид. И в то же время это сильный духом колхо-ибериец. В произведении – слияние двух сильнейших личностей. Этого никогда не коснется смерть.
Далее, следуя экспозиции, вы не можете не остановиться перед портретом выдающегося грузинского поэта и прозаика Отара Чиладзе (1980). Какой пронизывающий и проникающий вглубь взгляд! Вы видите свет внутреннего мира поэта. Художник достигает этого непостижимым таинством высокого мастерства. Бумага и карандаш – их возможности здесь достигают кульминации, и портрет приближается к фреске…
Портрет Мзии Бакрадзе (1967) своей легкостью и прозрачностью, чистотой линий, столь присущей мастеру портрета и пейзажа Зурабу Нижарадзе, благородством, душевной и внешней красотой привлекает внимание, как и портрет Цицино Цицишвили, супруги маэстро, выполненный в 1958 году. Мне невольно вспомнился фрагмент из старой французской    энциклопедии, где сказано, что «красивейший народ в мире – это грузины». Материал здесь, видимо, итальянский карандаш, и художник достигает максимума технических возможностей. От работы веет прелестью Ренессанса, тонкая красота женского лица и глубина проникновения и раскрытия внутреннего мира, как и в портрете Мзии Бакрадзе, поражают.
Очень интересен живописный портрет Отара Челидзе (1962). Фигура поэта чуть наклонена влево и вперед, что отражает его неудержимое стремление. Колорит глубинный, в который вкрадывается тайная драма.
Прекрасен портрет Лелы Патаридзе. Какая непосредственность во всем, и взгляд чуть печальный. Это живопись высокого класса.
А вот портрет Ладо Месхишвили (1978). В нем проступает некая библейская грусть и одновременно чувствуется большая сила воли.
Портрет Маки (1984) пленяет необыкновенно теплым колоритом, любовью, добром и чистотой, которые излучает женское лицо.
Портрет одной из красивейших и талантливейших киноактрис Лики Кавжарадзе (1978) отражает глубокую духовность.
Портрет Анны Нижарадзе (1981) – праздник добра, благородства, написан в изысканной гамме.
И в том же 1981 году создан великолепный портрет звезды грузинского балета, сверкавшей на знаменитых сценах мира Нино Ананиашвили. Удивительное творение кисти живописца, колорит, линия, форма – все восходит к небесной гармонии. Перед этим портретом нельзя не остановиться надолго.
Но вот – Софико Чиаурели (2000). Здесь синтез легенды, мифа и – реальности. Созерцаю изображение и в моей памяти постепенно оживают и окружают портрет образы, гениально воплощенные на сцене и на экране неподражаемой актрисой…
Вот девочка-сванка. Картина написана в 2003 году. Это уже что-то совсем новое. Колорит, гамма красок и характер – опять шедевр живописи.
Вершиной вкуса и духовной культуры являются на этой поразительной, богатейшей выставке несколько ню. Удивительные композиции, выполненные в разные годы, натюрморты и графика. Теоретически объяснить вкус автора невозможно и не нужно. Это праздник возвышенной живописи, влекущий к космическим глубинам. Вот несколько ню, выполненные в разные годы. Эта светлая пространственная живопись – еще одно проявление тонкого вкуса и высокой духовности культуры автора.
Я как иконописец и глубоко верующий человек ясно вижу, что Господь вдохновляет Зураба Нижарадзе. В его произведениях угадывается непрерывный контакт с Всевышним, без чего невозможно создавать шедевры.
Интересно, что параллельно с выставкой Зураба Нижарадзе, на втором этаже Картинной галереи был выставлен один из шедевров Тициана – «Мадонна с младенцем». Мне эта экспозиция, этот несказанный эстетический праздник, который всегда ощущаешь от соприкосновения с высочайшим искусством, показалась как бы напоминанием того, что планета без таких гениев невероятно оскудела бы. Зураб Нижарадзе своим светлым творчеством не только радует, но и учит многому. Лично я благодарен ему за все то, чему научился у него.
Медленно перехожу в другой зал. И вдруг вижу – в отдалении сидит в кресле госпожа Цицино Цицишвили и созерцает экспозицию со слезами на глазах. Кто знает, какие воспоминания всплывают перед ее глазами, ведь ей известна биография каждой картины. Выставка закрывалась в тот день. Я автор множества персональных выставок и хорошо знаю, какие грустные мысли и настроения присущи этому дню. Пять моих персональных выставок прошли в Париже, открытие выставки – это день твоего рождения и рождения картин, а день закрытия подобен закату солнца и окутан грустью. Вероятно, подобные чувства испытывала и госпожа Цицино.
Я тихо прошел в соседний зал, не потревожив ее.
Зураб Нижарадзе создает свои картины благодаря собственному богатейшему духовному миру и искре Божией, которая освещает каждую его работу. Он борется с проблемой цвета, в общем-то неразрешимой, поскольку пространство полно индивидуальным цветом и колоритом, они не помечены никак и выбор зависит от индивидуума и его духовности.
Подлинное искусство – это стремление к солнцу.
Гоген учит: «Прочь от природы», однако ни одно направление искусства не проповедует полного отрыва от природы. Корни любого модернистского направления питает природа и космос. Из ничего ничего не создашь. Каждое великое произведение приходит из пространства и обретает плоть на плодотворной земной почве. Зураб Нижарадзе может разорвать звездные формы, но он мастер Божественного уравновешенного вкуса. Свой цвет он обрел неустанным трудом и мудро подчинил его линии форме, ритму, гармонии, и так родилась его пластика. Большое искусство сложно и непостижимо, не каждый проникнет в его глубины.
Так, например, цвет, колорит и его внутренняя органичность, духовность или солнечная пластика неопределенны. Бесконечность мира – это ведь полный мрак. Эта невероятная беспредельность имеет свой сильнейший цвет и колорит со своим неопределенным, неясным приглушенным регистром…
Удивительный гений в созданном линией рисунке приобщает нас форме, цвету и феноменальной таинственности. Например – Микеланджело, Леонардо, Рафаэль, Энгр, Матисс, Модильяни или японская графика, персидские и грузинские миниатюры.
Все рассмотренное выше, образы и пространство – в таинственной живописи Зураба Нижарадзе.
Для каждого из нас одним из счастливейших моментов является тот отрезок времени, когда стоишь в молчаливом уединении перед шедевром-портретом либо пейзажем, погружаешься в его идеальные глубины, и созерцание и постижение его возносит тебя на вершины духовного наслаждения. Ты не разбираешь, не критикуешь созерцаемое, ибо оно уже недосягаемость, а расставание с ним – душевная драма, и шедевр навсегда остается в твоей памяти. Такого зрителя, посетителя выставки я высоко ценю и приветствую невидимую магическую силу каждого большого художника.
Ни один большой маэстро не прочертит ни малейшую линию на своей картине под влиянием работы другого художника, потому что его обуревают образы собственного художественного воображения и пространственные посылы, и он твердой рукой создает свои неповторимые работы.
Зураб Нижарадзе в совершенстве владеет искусством цвета, ему не надо думать и размышлять о цвете, и это дар Божий. Он создает удивительные формы на уровне гениального французского скульптора Аристида Майоля. Если подолгу смотреть на картины, перед глазами возникнет фантастическое видение, словно вы сидите в самолете и в иллюминаторе перед вами расстилаются красивейшие кадры – синее небо с красочными облаками, а потом снова возвращаетесь к великолепным картинам реальной экспозиции. Когда присматриваешься к некоторым живописным работам, особенно к женским фигурам, они воспринимаются как зов неких волшебных рельефных форм из глубин бесконечности, творения как бы выплывают издалека. В таких работах цвет, форма и бессмертный дух Божий обретают согласие.
Зураб Нижарадзе своим светлым творчеством не только радует, но и учит многому. Лично я глубоко благодарен ему за все то, чему научился у него!
Спасибо Господу и долгие лета маэстро!


Резо АДАМИА


 
Вторник, 23. Октября 2018