click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ТЕАТР ЭПОХИ ПЕРЕМЕН

teatr-1

Театральный фестиваль для Грузии - всегда праздник. Грузины – народ особый, и театральность, даже порой неосознанная, сидит в крови. Да и мощная театральная школа прошлого еще дает о себе знать.  Потому и восприятие особое, и зритель требовательный.   Не обманул ожиданий театралов пришедший на смену «Gift» Второй Тбилисский международный театральный фестиваль, учрежденный в прошлом году мэрией Тбилиси при участии  Министерства культуры и охраны памятников Грузии. Хотелось бы надеяться, что фестиваль станет неотъемлемой частью театрального ландшафта Тбилиси – искусство не может развиваться в замкнутом пространстве, ведь современный театр это синтез всех искусств, свободный от любых жанровых ограничений. Ему нужен простор, приток новых креативных идей и непременный их обмен.   Само  понятие «театр» сегодня другое – это уже не просто игра актера и режиссерские выплески премудрости, иные визуальные и пластические формы, смесь всего: игры масок, кукол и образов,  невообразимый звукоряд, элементы кино, карнавала, цирка, пантомимы, оперы, перформанса. Все это новый современный театр. Масштаб Второго театрального фестиваля и его широкая география позволили нам увидеть часть огромного калейдоскопа, и не только европейского. Грузия смогла и себя показать и собственные достижения.

Программа грузинских спектаклей была в этом году обширнее, чем в прошлом, в ней участвовали государственные и муниципальные театры, а также независимые театральные компании, и не только  из Тбилиси.  Большое внимание уделялось региональным театрам, чтобы представить гостям весь спектр театральной жизни Грузии. Всего было показано 35 спектаклей, они шли и днем и вечером на разных сценах, были работы и признанных грузинских мастеров, и молодых режиссеров-дебютантов. По словам директора фестиваля Эки Мазмишвили, главной целью его организаторов является интегрирование грузинской культуры и театра в международное пространство. Но о грузинских спектаклях  в нашем журнале будет отдельный разговор, а здесь речь пойдет в основном о международной программе.
На этот раз в ней участвовали театры из 11 стран - Италии, Литвы, Эстонии, Армении, России, Франции, Хорватии, Ирана, Великобритании, Израиля, teatr-2Германии. География фестиваля позволила заглянуть в неизвестные доселе театральные точки мира и открыть для себя много нового в  театральной форме и режиссерских приемах. Особо хотелось бы отметить, что наплыв зрителей в этом году был непомерным, особенно среди молодежи, так что одна из задач фестиваля – привлечение к театру широкой зрительской аудитории – была выполнена сполна.  Правда, аккредитованным критикам и журналистам пришлось несладко в поисках приставного стула – уж слишком много было роздано безымянных аккредитаций, которыми у входа размахивали подростки, так что иногда в театр не попадали и представители СМИ. Но это детали, которые организаторы учтут на будущее. В рамках фестиваля, проходили  также  встречи,  мастер-классы, симпозиум профессиональных театральных критиков «Мост дружбы», который включал в себя и дискуссию вокруг современного грузинского театра.
Международную программу фестиваля открыл «Гамлет» общепризнанного литовского режиссера-новатора Оскараса Коршуноваса. Призер многих театральных фестивалей запомнился тбилисским зрителям после прошлогоднего показа «Ромео и Джульетты», и его нового спектакля ждали с нетерпением. Тем более что на этом фестивале Грузия уже  представила первого Гамлета-женщину в исполнении Кетеван Цхакая, а также спектакль Театра теней. Но главное, в Тбилиси предстоял показ нашумевшего «Гамлета» Эймунтаса Някрошюса, поставленного 13 лет назад.
Четыре постановки шекспировской трагедии - это уже о чем-то говорит. Неужто в Грузии наступило время мщения Гамлета? Но это далеко не лучшее из времен, если судить по трактовкам литовских режиссеров. Что делать, «времена не выбирают, в них живут и умирают». У этих двух спектаклей большой разрыв во времени, оно разное, и мы вместе с режиссерами совершаем путешествие в прошлое и настоящее.
У Коршуноваса – это наш сегодняшний день: зыбкий, муторный, беговой, внутренне напряженный, поданный как киномонтаж отдельных кадров, мгновенно рассыпающихся и превращающихся в другие. Гамлет на грани нервного срыва, почти безумия, истерически мечется с преследующими его виденьями (актер Дариус Мешкаускас держит этот напряг на протяжении всего спектакля). В первой сцене - зеркала гримерных столиков, обращенные к нам – мол, посмотрите на отражения, может, узнаете. А в зеркалах лица персонажей, неподвижно сидящих к нам спиной. Нервно-гудящие звуки, лязг и скрежет, и мучительный безответный вопрос, переходящий в крик «Кто ты?!» - повисает в воздухе, цепляя и нас.
Действительно, кто мы, кто эти все? На сцене смутно различимые персонажи в смешении реального и потустороннего: вот бродит некое скукоженное существо с красной лампочкой вместо носа, рядом с Гамлетом в финале появляется огромная белая мышь, Розенкранц и Гильденстерн – два гея в платьицах с дамскими сумочками, Фортинбрас оказывается Горацио, который и был существом с красным носом... В общем, «весь мир – театр». Но странный, трепещущий и страшный.  В сцене мышеловки белые гримерные салфетки становятся кроваво-красными, они сыпятся сверху и ими, как обвинением, швыряют в лицо друг друга. Гертруда истерически хохочет и плачет, пьет вино из черепа Йорика, Гамлет с клокочущей бурей внутри не ведает, что творит. Целостный гармоничный мир больше не существует, вместо музыки - зыбко-тревожные звуки, а сам спектакль – ритмически выстроенный каскад моментально меняющихся сцен: отличный мастер-класс для начинающих режиссеров. Единственное светлое существо в спектакле – хрупкая Офелия. Замечательная  сцена сумасшествия, это будто исповедь Гамлета, видящего происходящее в зеркале:  белое подвенечное платье Офелии напоминает саван, она идет среди белых плит- колонн, украшенных цветами, как на погосте, за ней идут остальные – будто траурная процессия. Потом, на нее, лежащую, будут лететь сверху цветы, как в могилу. И  сквозь скрежещущий гул едва слышно прорежутся звуки далекого, чуть слышного колокола… Это самая выразительная сцена спектакля.
Но чем дальше, тем сумбурнее калейдоскоп  изобразительных эффектов, за которыми стирается содержание и характеры персонажей, все они существуют сами по себе, как отстраненные манекены. В этом  новом театральном языке струна психологического театра не звучит. Или вовсе разорвана?  Зритель воспринимает режиссерские находки на рациональном, а не эмоциональном уровне. Эта   визуально эффектная постановка тбилисскую публику не очень тронула.
«Гамлет» Някрошюса в театре Meno Fortas в постановке 1997 года – совсем иной. Режиссер создает на сцене мир угрожающий и безнадежный, как нависшая глыба. Вероятно, это его ощущение того времени – ледяной ужас людей в эпоху развала и перелома государственных систем, что казалось - мир взорвется. Метафору для этого режиссер нашел самую точную – это непробиваемая глыба льда, обжигающая каждого, кого она коснется. Лед здесь символ Призрака, отца Гамлета, явившегося из преисподней. Куски льда маячат перед нами, они подвешены на люстре с горящими свечами, и падающие капли грозно стучат по барабану в руках Гамлета. Режиссер позволяет себе любые эффекты, способные внести раздрай в каждого сидящего в зале –  бередящий душу волчий вой, потусторонние, таинственно-мрачные песнопения тибетских монахов, крики воронов, некие существа,  бегающие на четвереньках в овечьих шкурах, и постоянное явление Призрака в разных видах. Страшно вспомнить сцену, где Призрак раскачивается в кресле-качалке перед оцепеневшим сыном, опустив его ноги в лед, а потом сам опускается перед сыном на колени и целует ему руку. Как после этого отказать отцу?teatr-3  
Гамлет здесь – типичный панк с ершистым чубчиком волос, он и сам ершистый, из «поколения несогласных». Но противостоять мощному натиску Отца-Призрака или орущего на всех деспота Клавдия или властного Полония этот жалкий инфантильный отпрыск с хрупкой душой не  в состоянии, он уже близок  к безумию. Свое кипящее возмущение он может выражать только жестами, несусветными выходками или прыжками. Куда ему тягаться с сильными. Здесь все погибают будто сами по себе – смертоносна сама атмосфера катастрофы и безнадежности. В могиле все герои оказываются еще до смерти. Гамлет сам уходит из жизни тихо и незаметно, он встает под люстру, берет барабан и вместо него подставляет свою голову под смертоносные нестерпимые удары капель тающего льда. Призрак плачет над телом мертвого сына, тщетно пытаясь вырвать из его рук барабан. Леденящий ужас этой жизни зрители вкусили сполна.
Но на фестивале все было совсем не так мрачно. Настоящим праздником и главным козырем фестиваля стал легендарный спектакль  Джорджо Стрелера «Арлекин, слуга двух господ» в итальянском «Piccolo Teatro di Milano». Виртуозное произведение вне времени – постановка 1947 года не устареет никогда, ее видели в 40 странах мира, и счастье, что теперь она была в Грузии. Это тот редкий случай, когда традиционный театр уже воспринимается как авангард. Тонкое сочетание карнавала, цирка, пантомимы, театра масок в традициях средневекового фарса. Здесь актеры внутри образа, но с элементами иронии и полнейшего самоотчуждения. Самое замечательное, что  в этом ярком конгломерате мистификаций главным остается актер. Кажется, будто эта стилистика очень близка грузинской театральной школе, где яркая зрелищность не убивает актера, напротив, предполагает его полное самовыражение, и актерское мастерство исполнителя не теряется в лабиринтах режиссерских  ходов, как это часто случается в современном театре. Спектакль был восторженно принят тбилисской публикой. Его главный герой Феручио Солери – это фантастика. Он играет роль Арлекино уже 51 год, но кто может поверить этому, глядя на его поразительную пластику и цирковые номера, за которыми стоит высочайшее мастерство, точность характера персонажа с тончайшими нюансами актерской игры. В рамках фестиваля Феручио Солери провел мастер-класс для студентов Тбилисского университета театра и кино – это был незабываемый урок мастерства.
teatr-4Несомненным открытием, неожиданным и ярким, стал  иранский спектакль «Ростам и Зохраб» по «Шахнамэ» Фирдоуси. Да, все знают, что Иран страна поэтов, кладезь мирового искусства,  но понять это можно только когда миф становится реальностью. Как можно соединить на сцене национальную оперу, пластику, традиционный иранский театр кукол-марионеток, современные визуальные эффекты и сильнейший психологический накал – непостижимо. Все это было создано режиссером Бехрузом Карибпур. Это человек необычной биографии, широчайшего образования и редкого дара. Случай, когда древний Восток  и современный Запад дали потрясающий результат - он окончил академию искусств, попал в Италию, занимался философией, после исламской революции вернулся в Иран, работал на радио и телевидении, образовал культурный центр, ставил спектакли.  В 2003 году он собрал энтузиастов и основал Иранский Театр кукол. Но главное, он возродил национальную оперу, которая насчитывает 500 лет, и дал ей вторую жизнь. Она основана на религиозной драме «тазиэх», для нее специально писали музыку из семи музыкальных тем, выражающих любое чувство человека.
Бехруз Карибпур не только режиссер этого необычного представления, но и его автор от начала до конца, а еще сценограф и художник кукол.  Куклы поразительные, каждая – произведение искусства. Главные герои – в человеческий рост с абсолютно реалистичными лицами и замечательными костюмами. Здесь невероятный эмоциональный накал музыки и певцов плюс кукловоды высочайшего класса. Один только восточный танец наложниц чего стоит, никогда не подумаете, что это куклы. К тому же, режиссер использует театр теней, ближний и дальний план, когда герои вместе с нами наблюдают то, что происходит где-то. Потрясающая сцена, когда мать в белом платье с длинными до полу черными волосами, стоя спиной к нам, видит бой и смерть сына. Мгновенная тень затмения, и она стоит уже вся в черном, а  до полу спускаются ее белые седые волосы – это для зрителя мощный эмоциональный удар. Режиссер мастерски использует театр теней, кинематографический контраст разных планов, точную пластику жеста на музыкальный акцент, он выстраивает абсолютно неповторимое, нетрадиционное для нашего зрителя зрелище. Не случайно после спектакля большим спросом пользовались диски с записью спектаклей этого театра.
На фестивале был и другой театр кукол – традиционный европейский театр с деревянными куклами–марионетками. Это «Театр на нитках» из Штутгарта, его спектакль для любого возраста, и об этом театре очень тепло отзывался их грузинский коллега-кукольник, знаменитый Резо Габриадзе, подчеркивая необычную легкость и в то же время реальность действия.
Еще одним открытием для Грузии стала популярная брутальная танцевальная компания  «Кибуц» (Kibbutz Contemporary Dance Company) из Израиля. Это некий «альтернативный танец», который создает художественный руководитель театра, хореограф-постановщик Рами Бэер. В его постановке пластика человеческого тела завораживает: моментами оно будто из мягкой глины с изменчивой перетекающей формой, где нет костей, в других сценах это мощные, сверхскоростные движения атлетов с элементами акробатики. Безукоризненная пластика, диапазон которой шире классического балета. «В темном саду» - пацифистский спектакль о сегодняшнем беспокойном, нестабильном времени, в котором насилие, страх, агрессия подстерегают людей повсюду. Появление такого спектакля в репертуаре «Кибуц» не случайно, труппа театра базируется почти на ливанской границе, и людям небезразлична эта тема.  
Драматургии и предсказуемого сюжета в спектакле нет – это игра театральных метафор, выраженная в движении, танце и сценических приемах. Бэер использует световые эффекты, видео, богатый звуковой ряд, всевозможные ритмы и тембры «мировой музыки», тексты, электроакустические звуки, при этом режиссер сам исполняет партию виолончели. Его фантазия беспредельна, это вереница сюрреалистических образов. Особенно впечатляет загадочное четырехногое существо, будто из иного мира, его передние ноги  – это вывернутые назад руки с кистями внутрь, волосы переходят в хвост, и угрожающе-плавные,  крадущиеся движения в сопровождении страшной музыки. Его медлительный, пружинистый проход по всей сцене – завораживающая разбивка картин действия.
Огромный интерес, как и следовало ожидать, вызвал российский спектакль «Копенгаген», еще бы -  Санкт-Петербургский БДТ им. Г.Товстоногова, а постановка Темура Чхеидзе и сценография Георгия Алекси-Месхишвили – все родные для Тбилиси имена. Плюс любимые актеры - Олег Басилашвили в роли великого датского физика Нильса Бора, Мария Лаврова - супруга Бора, Валерий Дегтярь - немецкий физик Гейзенберг. Спектакль прошел в Грибоедовском театре с переаншлагом, сквозь толпу у входа невозможно было пробраться. А в зале стояла такая звенящая ностальгия…
Эту современную интеллектуальную драму режиссер превратил в психологические разборки больших ученых – нравственно ли то, что они делают. Пьеса основана на историческом факте: в 1941 году, когда Германия оккупировала всю Европу, Гейзенберг, немец, приезжает в Данию к своему учителю Нильсу Бору, еврею, и они выясняют отношения: имеет ли нравственное право немецкий физик создавать атомную бомбу для Гитлера?
Пьеса сложная, и по объему текста, и по научной терминологии, и глубоко спрятанной психологии – диалог учителя и ученика, оказавшихся по разные стороны границы. Спектакль о нравственных принципах жизни, ответственности ученых за свои открытия и глубинных переживаниях, которые спрятаны за математическими формулами. У Чхеидзе свой режиссерский стиль, актеры внешне не изображают чувства, но мы понимаем, как они бурлят внутри героев.  На громадной сцене всего три человека, в центре экран-ширма, несколько венских стульев, меняющих мизасцены,  и больше ничего, никаких новомодных режиссерских эффектов, минимум действия. Только напряженная внутренняя жизнь героев. В одном из интервью Чхеидзе говорил: «Я ставлю скромные психологические спектакли. Стремлюсь минимумом выразить максимальное». Как видим, это ему удается.  
Показом спектакля дело не ограничилось. Президент Грузиии Михаил Саакашвили вручил Олегу Басилашвили орден «Сияние» - «за вклад в развитие искусства и сближение народов». Это важный момент для перспектив развития культурных связей, угасших в последнее десятилетие. А еще в дни фестиваля впервые после войны 2008 года театр им. Котэ Марджанишвили выехал в Санкт-Петербург и принял участие в  ХХ фестивале «Балтийский дом», где получил «Приз зрительских симпатий» за спектакль «Дама с собачкой» в постановке художественного руководителя театра Левана Цуладзе. И чуть раньше в Москве, в театре Et Cetera прошла премьера «Бури» Шекспира в постановке Роберта Стуруа с Александром Калягиным в роли Просперо. Как обычно, соавторы режиссера – композитор Гия Канчели и художник Георгий Алекси-Месхишвили.
Может быть,  пауза в культурном обмене России и Грузии будет, наконец-то, прервана?  
В рамках международной программы на этот раз были и другие грузинские имена - драматург Лаша Бугадзе, пьесу которого «Цицино, или политическая пьеса» представила «Компания сценического искусства» из Франции.  Это одна из первых пьес молодого автора, написанная в 2001 году, с абсурдистским посылом, где много юмора, едкой иронии, свойственной молодым. Абсурд - попытка осмыслить окружающий мир и себя в этом мире. Сюжет - девочка из грузинской провинции появляется в роли новой Жанны д’Арк.
Здесь замечательно переплелись юношеская легкость автора и актеров театра, созданного всего три года назад. Это молодежный спектакль, азартный, динамичный, музыкальный, с юмором и приколом. Ведущая, солирующая на аккордеоне, легко и органично справляется с ролью рассказчицы,  мобильные декорации – воздушные конструкции, которое легко переносят актеры, меняя мизансцены: захолустье сельской норы легко превращается  в открытое пространство или в декор подиума  с новоявленной героиней, и апофеоз вершины ее славы – орден президента, звучащий гимн, и рука у сердца. Юмора и иронии хоть отбавляй. Над чем смеемся? Над собой смеемся.
В современном театре главенствует внешняя форма - эту аксиому отлично продемонстрировала на фестивале Театральная компания «Imitating the dog» из Великобритании, основанная в 1998 году.  В спектакле «Отель Матусала» театр показал свою интерпретацию сценического действия, где использовано цифровое озвучание, дизайн и другие технические  новшества. Актеры имитируют проговаривание текста, он звучит в записи, а все происходящее в номере гостиницы – это кинозапись, но в документальной стилистике, на экране герои практически без эмоций рассказывают свои истории. Актерских открытий здесь не нашлось, но было интересное, абсолютно новое для нас решение сценического пространства с использованием кино, света и прочих технических приемов.  В смысле технологических инноваций у британцев есть чему поучиться. И эту возможность не упустили организаторы фестиваля – гости провели  для грузинских коллег мастер-класс по использованию инновационных технологий в новой драматургии.
Познакомить зрителя с современной драматургией и собственными театральными приемами ставит своей целью «Театр HKD» из Хорватии, созданный в 1993 году.  Труппа представила спектакль «Зверинец» по пьесе Теннесси Уильямса «Стеклянный зверинец». Драматург дает широкую  свободу исполнения, и запутанные психологические ходы автора были использованы и реализованы в экспрессивной актерской игре.
В фестивале приняли участие также театры ближнего зарубежья – знакомый по прошлому году Ереванский ТЮЗ, также показавший сильные актерские работы в философской комедии Аристофана «Облака», и Пярнуский театр «Эндла» из Эстонии, представивший на сцене Свободного театра пьесу Мартина Албуса «Ностальгия».
«Театр - это место встречи между идеалом и практикой», – говорил Питер Брук. Одно и другое не всегда совпадает. Но так и должно быть. Идеальный театр невозможен, наверное, даже неинтересен - ведь тогда не останется места для поисков нового. А без обновления театр зачахнет.  

Вера ЦЕРЕТЕЛИ

Из этого видно,-глубокомысленно заметил Швейк,-что "Скачать сборник задач и упражнений по математическому анализу демидович"каждый солдат сам должен завоевывать себе положение.

Карлос был "Микрокредитование"в числе последних, но, доскакав, увидел, что белая изгибающаяся шея "Скачать программу песочницу"все еще на месте.

Это уж "Скачать моди на гта"мое дело, за что,-храбрился капрал.

Она нагоняет его, и он останавливается "Антивирусник для андроида скачать"из страха попасть под копыта разгоряченной лошади.


Церетели Вера
Об авторе:
журналист, театральный критик.

Родилась в 1944 г. в Москве. Театральный критик, журналист. Окончила Московский радио-механический техникум, театроведческий факультет ГИТИСа. Работала в Москве радиотехником в НИИ, актрисой в театре-студии «Жаворонок», корреспондентом журнала «Театральная жизнь». С 1975 г. живет в Тбилиси. С 1992 г. сотрудничала с радио «Свобода» - программа «Поверх барьеров», с 1994 г. была собкором «Общей газеты» газеты «Культура» по Грузии. Член International Federation of Journalists, член Союза журналистов и Союза театральных деятелей России. Автор сотен статей, опубликованных в России, Грузии и за рубежом. Лауреат конкурса журналистов «Русский мир» (2004). Автор и координатор многоступенчатого проекта «Россия и Грузия – диалог через Кавказский хребет». Участвовала в проектах «АртГруз» и «Re:АртГруз» и их информационной поддержке в России и Грузии.
Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017