click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ЗНАТЬ И ПОМНИТЬ

https://scontent.ftbs5-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/29541340_422204908238606_6380381837932466535_n.jpg?_nc_cat=0&oh=2be0add51b67a80e04917cdd87e81f03&oe=5B26F665

«История науки не может ограничиться развитием идей – в равной мере она должна касаться живых людей, с их особенностями, талантами, зависимостью от социальных условий, страны и эпохи... Ясно поэтому, что жизнь и деятельность передовых людей – очень важный фактор в развитии науки, а жизнеописание их является необходимой частью истории науки...».
Это слова замечательного физика Сергея Вавилова – основателя научной школы физической оптики в СССР, младшего брата выдающегося ученого-генетика Николая Вавилова. Они обращены не только к современникам, но и к потомкам, к тем, кто живет сегодня. И тем, кому дано будет шагнуть в далекое будущее. Ученых, деятелей науки, пионеров, проложивших путь к новым открытиям, забывать нельзя. Их имена, деятельность, правила жизни, поступки, мысли – своеобразная энциклопедия для всех последующих поколений.
Георгий Данелия из тех ученых, кто оставил неизгладимый след в медицинской науке и практике не только Грузии, но и за пределами страны. Воспоминания об этом неординарном, наделенном многими талантами человеке, хотелось бы начать рассказом о его человеческой природе, о его отношениях к жизни, людям, искусству, книгам, музыке – о том, что составляло чрезвычайно насыщенную и яркую его биографию.
Как-то Томаса Эдисона попросили ответить на вопрос: Чем интересуетесь? Он ответил коротко: Всем. Есть такая категория людей, которых интересует не что-либо одно или даже многое, а все. Разносторонний и непрекращающийся интерес ко всему, мне кажется, определяется прежде всего любовью к жизни. Именно это качество характера, судя по многочисленным воспоминаниям его друзей и близких, было главным в Георгии Данелия. Он жил и занимался наукой, следуя требованиям своего «я», своей ненасытной и всепоглощающей жажде познания. Да и выбор профессии был посвящен, конечно же, жизни. Беспредельной любви жизни. Понимание причин смерти, многогранное и углубленное исследование их для патологоанатома восходит именно к борьбе за жизнь.

СЕМЬЯ
Истоки биографии каждого человека – в семье, в окружающем с детства мире, в тех семейных устоях и традициях, правилах поведения, которые закладываются с самого раннего возраста. Георгий – в семье его называли Бичико (Мальчуган по-грузински) и это имя сохранилось в кругу его близких и друзей на долгие годы – был сыном видного ученого, одного из основоположников грузинской философии ХХ века Серги Данелия, доктора философских и филологических наук, члена Союза писателей Грузии. Сергей Иосифович первым в Грузии разработал методологические принципы исследования истории философии. Его «Очерки по истории русской литературы ХIХ века» – первый систематический курс русской литературы на грузинском языке. Исследования Серги Данелия посвящены философским аспектам произведений Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Л.Толстого. Сергей Иосифович блестяще владел немецким, французским, английским и русским языками. Знал латынь и греческий.
Работа, настойчивость, любовь к порядку во всем, здравый смысл – для философа Серги Данелия эти понятия были важнейшими в жизни. Но главным человеческим качеством он считал порядочность. И своими поступками подтверждал эту черту. В 30-е годы ХХ века быт семьи философа Данелия мало чем отличался от тягот многих советских семей, хотя известность ученого вышла далеко за пределы республики. Власть предложила главе семьи переехать в новую, большую и удобную квартиру. Когда он узнал, что она принадлежала репрессированному и семья того человека была изгнана из своей квартиры, категорически отказался от предложения. Его коллега оказался менее принципиальным и переехал в тот же день.
В семье Данелия – даже в страшные годы, когда неурочный стук в дверь мог означать уход из жизни, не боялись говорить с детьми открыто обо всем. Широта мыслей, критичность к окружающему, зерна вольнодумства, присущие интеллигентам старой закалки, со старомодно-демократическими взглядами формировали детей, понимающих реальность, но не теряющих при этом себя и врожденное чувство достоинства. Была еще в семье особая дисциплинированность и строгость. Никаких поблажек лени. Ранним утром, задолго до начала школьных занятий, надо было выучить заданное отцом и матерью вчера вечером. Это были языки – французский, немецкий и английский, литературные произведения и... еще много чего, всего не перечислишь.
Мать – Людмила Ражденовна Цинцадзе окончила Высшие Бестужевские курсы, словесно-исторический факультет. Она была одним из лучших в Тбилиси преподавателей русского языка и литературы, знающим и очень требовательным. Ее ученики и уж, конечно, сыновья, должны были знать наизусть шедевры русской (и не только русской) поэзии. Людмила Цинцадзе была награждена орденом Ленина, в те годы самой высокой и престижной наградой. Пожалуй, стоит вспомнить, что бестужевки, которых в Грузии было не так много, отличались особым складом характера. Какие трудности и какие лишения надо было пройти молодой девушке из гурийского села, чтобы получить высшее образование в Петербурге. Какой стойкостью надо было обладать, чтобы все преодолеть и убедить и окружающих, и себя прежде всего, что только труд и настойчивость приносят желаемый результат.
Способность мгновенно откликаться на интересные идеи и умение делиться полученными знаниями – таковы были отличительные черты этой семьи. И рассказывая об укладе жизни, понимаешь, что твердые семейные правила заложили фундамент личности Георгия Данелия, вошли в основу его характера.
Среди записей уже зрелого человека, известного медика встретилась вот какая: «Запомнились с детства на всю жизнь слова Гете: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой». И дерзновенная сила этих слов всегда сопутствовала и помогала мне и в жизни, и в творчестве; не сдавался ни при каких трудностях, боролся до победного конца!»

ПРОФЕССИЯ
Помимо знаний, которые Георгий вместе с братом Александром (тоже в будущем медиком) приобретал в семье и школе, у него были и способности, которые вполне могли стать его будущей профессией. Во-первых, музыкальность. Георгий с его великолепным музыкальным слухом играл на скрипке и фортепиано. Но с годами самым любимым инструментом стала гитара. Во-вторых, рисование. Он прекрасно рисовал с детства. И после окончания школы поступил в Академию художеств. Казалось бы, выбор профессии определен. Но старший брат избрал медицину. И, можно предположить, что его рассказы, его окружение сыграло свою роль. И Георгий решает идти по стопам брата.
В 1946 году Георгий Данелия окончил лечебный факультет Тбилисского медицинского института. Учился он очень хорошо, как и все, что делал всегда. С аспирантурой вопросов не было, только размышления о выборе специализации. И тут решающую роль сыграл авторитет крупного ученого Владимира Жгенти. Заведующий кафедрой патологической анатомии, доктор медицины, академик, заслуженный деятель науки Грузинской ССР в 1943 году основал и до конца жизни был руководителем Научного общества патологоанатомов Грузии. Это общество до сих пор носит его имя. Владимир Жгенти был автором нескольких учебников по патологической анатомии и биографических очерков об ученых-медиках, участвовал в разработке научной медицинской терминологии на грузинском языке. Его внимание к дисциплинированному и способному студенту было логичным и оправданным.
То, что патологическая анатомия является одной из основных медицинских дисциплин, Данелия понял еще будучи студентом, а вот философскую составляющую этой особенной дисциплины осознал, работая вначале над кандидатской, а затем докторской диссертациями. Путь к этим двум научным вершинам был насыщен плодотворной и самоотверженной работой. Его диссертации, по мнению специалистов, создали новый этап в перинатальной морфологии.
Вот только один эпизод из этого периода. Георгий Данелия в Москве принимал участие в заседании медиков, среди которых были антропологи. Вел его академик Илья Аршавский – известный физиолог. После доклада одного из участников слово взял Данелия. Его выступление было очень критичным и сопровождалось обширной доказательной базой. Посыпались вопросы, можно сказать, шквал. Данелия парировал их так мастерски, что Аршавский не мог скрыть своего восторга. И в конце заседания молодой ученый из Грузии получил от Аршавского из его лаборатории «царский» по тем временам подарок: животных на весь год для научных исследований.
Свою докторскую диссертацию Георгий Сергеевич защищал в Москве, в Академии медицинских наук. На защите было многолюдно. Среди присутствующих были академики, профессора, представители разных сфер медицинской науки. Когда диссертант завершил выступление, его научный консультант, профессор, патоморфолог-педиатр Елена Тер-Григорова сообщила, что оппоненты и медики могут задавать свои вопросы не только на русском, но и на немецком, английском и французском языках.
А вот что рассказал его коллега профессор Теймураз Джорбенадзе: «В конце 70-х годов прошлого века в городе Иваново проходил очередной съезд патологоанатомов Советского Союза. По окончании заседания в ресторане, за ужином, собрались не только медики. Зашел разговор о литературе. Георгий Сергеевич очаровал собеседников не только своим красноречием, но и блестящим, можно сказать, профессиональным знанием как русских, так и европейских литературных шедевров. Один из присутствующих был убежден, что Данелия – литературовед. И очень удивился, когда узнал, кто он по профессии».
Вчитываясь в рецензии на его многолетние труды и понимая, насколько сложно для неспециализированного издания приводить полностью всю медицинскую терминологию, остановлюсь на главном – почти во всех отзывах есть слово «первый». Г. Данелия первым провел морфометрические исследования.., первым обратил внимание на индивидуальные особенности.., первым представил морфологические эквиваленты.., первым составил соответствующие различным перинатальным патологиям патогенезные схемы. Данные его морфологических исследований легли в основу обоснования теории женской патологии.., диагностики, разработки методов лечения. За эту работу Данелия (вместе с группой ученых) был удостоен Государственной премии.
Георгий Сергеевич – пионер внедрения практики и теории патологанатомической службы в Грузии. Он первым в бывшем Советском Союзе разработал и внедрил протокол патологоанатомического исследования плода и новорожденного. Сфера научных интересов Г.С. Данелия охватывает практически всю область патологической анатомии. Он автор более 300 научных трудов, известных как в Грузии, так и за пределами страны. Клинико-анатомические конференции, проводимые под его руководством, были настоящей школой профессионального роста клиницистов Грузии. Академик Данелия, заслуженный деятель науки, кавалер Ордена Чести воспитал 8 докторов и 34 кандидата медицинских наук. Среди его благодарных учеников не только патологоанатомы, но и гистологи и цитологи Грузии.
В 2003 году министр здравоохранения Грузии Амиран Гамкрелидзе, поздравляя Георгия Данелия с 80-летним юбилеем, подчеркнул: « Вы... справедливо утвердили за собой почетное имя основоположника перинатальной патологии не только в Грузии, но и за ее пределами».
За три месяца до 90-летнего юбилея Георгия Сергеевича не стало. Коллеги, ученики, друзья подготовили сборник, посвященный его памяти. Он открывается статьей, опубликованной к 85-летнему юбилею ученого. Называется она коротко и емко – «Суперпрофессионал».

ЛИНИЯ ГОРИЗОНТА
Есть люди, которые всю жизнь как бы идут к линии горизонта. Она отдаляется, а их это только вдохновляет. Данелия с его многосторонними способностями и интересами был из этой породы творчески активных людей. Слушая рассказы о нем, вчитываясь в воспоминания людей, близко его знавших, понимаешь, что он неустанно, но с удивительной и поистине артистической легкостью набирал высоту в профессии.
Когда он играл на гитаре и пел, в высшие минуты вдохновения, он был музыкантом. Когда он читал любимые стихи, а их он знал несчетное количество и сам сочинял, он был поэтом. Когда он рисовал, а это было действительно профессионально, он был художником.
«Еще на рассвете перинатологии уважаемый Георгий Сергеевич создал и ввел в оборот грузинского языка терминологию методологии патологоанатомического изучения человеческого плода и новорожденного», – это слова академика Палико Кинтраиа.
«Бичико отличался особенной жизнерадостностью, был мастером выстраивания человеческих взаимоотношений, всегда стремился к возвышенному и прекрасному, умел создавать в любом обществе праздничное настроение. Бичико я бы сравнил с натянутым луком, стоило прикоснуться к тетиве и он молниеносно взлетал высоко, высоко в небо – на радость нам...», – сказал его коллега, профессор Ивериели.
«Георгий Сергеевич был генератором новых идей, своим новаторским и оригинальным подходом к изучаемым проблемам обладал явным преимуществом перед многими выдающимися учеными», – так охарактеризовала своего учителя доктор медицинских наук М. Паилодзе.
Он прожил большую жизнь. До конца дней – почти 64 года – руководил патоморфологическим отделением Научно-исследовательского института перинатальной медицины, акушерства и гинекологии им. академика К. Чачава.
Долгие и, как она мне сама сказала, счастливые годы рядом с ним была его супруга Бела Михайловна Григолашвили. История их женитьбы тоже была неординарной. Бела Михайловна работала над докторской диссертацией. Это было в Москве, остановилась она у своего родственника. Он заботился о ней, как мог и очень переживал, видя, что она дни и ночи проводит с книгами за письменным столом. Как-то вечером он сказал, что у него для нее есть на примете человек, который, как и она, обожает книги. И если случится его потерять, найти его можно будет только среди книг. Бела Михайловна тогда от души посмеялась над этой фразой. Однако родственник свое слово сдержал. И два книгочея довольно скоро соединили свои судьбы.
Георгий Данелия оставил после себя не только научные работы, множество рисунков, стихов, но и записи о необъятном количестве прочитанных книгах, с интереснейшими размышлениями, которые возникали у него в процессе чтения.
И еще много метких и мудрых мыслей о своей профессии:
«Патологическая анатомия, как тысячеглазый аргус, который фиксирует характер патологии и выявляет ошибки врачей».
«Патоморфология – это солидарность со святой истиной в интересах клиники на высоких принципах коллегиальности (без предвзятости, примирительства и конфронтации), с пониманием того, что правде всегда надо смотреть в глаза, и врачебные ошибки, даже самые досадные, не утаивать, а исправлять, отбросив корыстные интересы и честолюбивые амбиции».
«Как самолету нужна взлетная площадка, так и новой идее нужен общий уровень науки, иначе эта идея не родится, и уж подавно, даже в случае ее появления, не привьется».
«Если мои труды в подавляющем большинстве случаев не открытия, по моему глубокому убеждению, они так или иначе, в какой-то степени разрыхляют почву и сдабривают ее для дальнейших исканий».
«По большому счету – человек живет для того дела, которому служит и для добра к окружающим».
Георгий Данелия именно так и прожил. В апреле нынешнего года замечательному ученому и талантливому человеку исполнилось бы 95 лет.


Марина МАМАЦАШВИЛИ


 
Понедельник, 16. Июля 2018