click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


ТИФЛИССКИЙ ПЕЧОРИН

https://scontent.ftbs1-2.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/26730832_390011214791309_2968216280810065352_n.jpg?oh=fdedbebf236de5f5de6825c9a0f6c505&oe=5ABB0561

В  40-60 годах ХIХ века в Тифлисе наблюдался значительный подъем культурной жизни,  отразившийся на развитии литературы и театра, больше внимания стало уделяться изданию художественной литературы. Литературные связи России и Грузии этого времени качественно отличаются от предыдущих периодов, характерной их особенностью является усиление личных контактов деятелей культуры, взаимовлияние литератур.
В эти годы в Грузии побывало немало деятелей русской культуры. Среди прибывших в Грузию в эти годы был и писатель Гавриил Алексеевич Токарев. О Токареве  в нашем литературоведении не известно ничего, кроме того, что он был директором Тифлисской публичной библиотеки.
В книге грузинского исследователя Ш.А. Хантадзе о французском ученом, много сделавшем для Грузии Мари Броссе (Хантадзе Ш.А. Академик Мари Броссе и европейское и русское грузиноведение. – «Мецниереба», Тбилиси, 1970, с.146, 210) это имя  упоминается под определением «некий». Хантадзе сообщает, что М. Броссе получил интересное письмо от Г. Токарева, совершившего путешествие в окрестности горы Эльбрус. Оно было опубликовано в «Известиях Академии наук».
Как нам удалось выяснить на основе архивных материалов, Г.А. Токарев был надворным советником, чиновником Канцелярии наместника на Кавказе М.С. Воронцова, устроителем и первым директором Тифлисской публичной библиотеки и музея Кавказского отдела Императорского русского географического общества, действительным членом Кавказского общества сельского хозяйства. «Он открыл первую русскую книжную лавку в Тифлисе» (Акты Кавказской археографической комиссии, т. ХI, с. 868), принимавшую заказы на книги, создал первую библиографию книг о Кавказе.
Токарев также автор романа «Сила воли» и множества статей, печатавшихся как в столичной, так и в тифлисской прессе. Нами также была обнаружена и неизвестная до сего времени трагедия писателя «Фаранзема». Дата рождения Токарева неизвестна. Жизнь свою он посвятил Грузии. Умер в Тифлисе от несчастного случая в августе 1854 года, как выясняется из некролога, напечатанного в «Актах».
В 1851 году газета «Кавказ» опубликовала сообщение о выходе в свет романа Г.А. Токарева «Сила воли». До написания романа он выступал в прессе как путешественник, страстный любитель древностей, серьезный ученый и публицист. В 1847 году он начинает писать капитальный труд «Об источниках сведений о Кавказе». Публикует его сначала в газете «Кавказ» за 1847-1848 годы, а затем и в сборнике «Кавказ» N 1.
Имея доступ к самым редким книгам и рукописям (как раз в то время он создавал Тифлисскую библиотеку по приказу наместника М. Воронцова), Токарев использовал богатейший материал. Работа эта состоит из нескольких частей, цель ее:  дать «полный указатель всех источников, который мог бы служить хорошим руководством желающему заняться историею, географиею, статистикою и проч. Кавказа» (1847, 27). Токарев называет все использованные им источники и хотя предупреждает, что его работа «не есть статья критическая...», однако не удерживается от оценок: восхищается переводом «Одиссеи» Гнедича, трагедией Эсхила «Прометей» и т.д.
Другой капитальной, не опубликованной полностью работой Г. Токарева  является  «Путешествие по Эриванской губернии». Впервые отрывок из нее – «Эчмиадзин и его окрестности» – появился в «Кавказе» (1851, 49). Токарев с восторгом пишет о суровой красоте Армении, о прекрасном храме, о его богатейшей библиотеке.
В августе 1849 года он вместес князем Г. Эристовым и профессором Абихом отправился в экспедицию на заснеженный хребет северо-западной цепи Кавказа, о чем и опубликовал статью в ХХVIII томе «Современника» за 1851 год. В журнале приведена только первая часть путешествия. Продолжение, то есть описание возвращения с хребта, осталось в рукописи по желанию самого автора, «дабы не утомить благосклонного читателя».
Поездка описана живо, красочно. «Как холодно и дико кругом, – пишет он, – так и веет пустыней... Здесь царство смерти...совершенное отсутствие жизни, растительности. Долго мы шли этим пустынным путем, скользя беспрестанно по снегу и напрягая все силы. Труден был наш путь и тих, как вся окружающая природа» (с.19).
Это скорее записи впечатлений, чем труд ученого, с поэтическими описаниями, философскими сентенциями. Три восторженных любителя природы испытали самые разнообразные приключения – падали с лошадей, ели диковинную еду, пробирались по непроходимым тропам, но неизменно восторженно и радостно относились к жизни.
Хотя в то же время Токарев  приводит в своем дневнике цифры о высоте гор, перевалов и другие данные, точные наименования. Пожалуй, можно назвать эту статью одной из первых научных работ о северо-западной горной цепи Кавказа.
В 1852 году Токарев в газете «Кавказ» публикует еще один отрывок из путешествия по Эриванской губернии под названием «Даралагезское ущелье». Здесь даются подробные описания начала путешествия, встретившейся по пути церкви Кизик-Ванк, по словам Токарева «замечательнейшей по оригинальности». Интересы Токарева – самые разнообразные. Он одинаково восторженно описывает и великолепное ущелье, которое «можно назвать истинно живописным», и опыты разведения суходольного риса.
В N 48 «Кавказа» за 1852 год видный русский писатель В.А. Соллогуб, также член Географического общества, опубликовал статью «Об источниках для познания Кавказа», где упоминается и работа Г. Токарева. А в N 63 газеты за тот же год было опубликовано «Извлечение из протокола Комитета Кавказского Отдела Географического общества», в котором сообщалось, что Г.А. Токарев представил свой труд о Кавказе наместнику М.С. Воронцову и что решено передать его для рецензирования ученому, знатоку Кавказа А. Бартоломею. Из дальнейших событий в жизни Г. Токарева становится ясно, что рецензия на труд Токарева была весьма положительная.
Как нам удалось выяснить, Г.А. Токарев был не только известным публицистом, библиографом, но и автором художественных произведений. В Санкт-Петербургской публичной библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина нами были обнаружены его малоизвестные книги, изданные в Тифлисе.
В 1851 году в газете «Кавказ» появилось следующее сообщение: «В Тифлисе говорят о литературной новости, именно о романе Г. Токарева «Сила воли». Для многих из знакомых автора памятен тот вечер, который он посвятил чтению своего произведения. Теперь его сиятельству князю Кавказскому наместнику Воронцову угодно было, вследствие просьбы Г. Токарева, принять посвящение себе этого первого русского романа, написанного в Закавказье.
В июне 1851 года цензор Г. Сюбилья подписал произведение к печати, а в 1852 году оно увидело свет. Книга печаталась в типографии Канцелярии наместника.
Прежде чем мы перелистаем этот доселе мало кем из наших современников читанный роман, отметим, что он представляет собой одно из многочисленных подражаний роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Интересен он и как отражение жизни современной автору Грузии.
Главный герой романа – граф Георгий Александрович Вендов, ротмистр гвардейского полка. Его родители умерли, когда он был ребенком. Опекун дал ему блестящее образование, но с детства мальчик был лишен любви, ласки, дружеского участия. Он рано познал свет и быстро разочаровался в нем. Георгий любил повторять строчки Лермонтова:

А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
Такая пустая и глупая шутка!...

Токарев находит много общего между героем лирики Лермонтова и Печориным, и он последовательно, как ему кажется, «разоблачает» обоих. Он недоумевает, для чего понадобилось Лермонтову писать о скучающих «молокососах», как он их называет, и почему поэт не дает  ответов на им же поставленные вопросы. И решает ответить на них сам.
Итак, рецепт первый. Как перестать скучать? Г.А. Вендов, сын аристократа, промотал все свое наследство и стал нищим в молодые годы. Но «для Георгия это событие было спасением». Он перестал скучать, так как, чтобы выжить, надо было работать. «Он был такой натурой, которая задыхается от избытка сил, если их некуда направить, не на что употребить, которых бедствие вовсе не убивает. Для которых невзгоды только очистительный огонь, из которого они выходят закаленными».
Герой начинает писать статьи. Хотя они не приносили большого дохода, но денег было достаточно, чтобы жить честно. Токарев пишет о своем герое: «Он испытал уже все, кроме одного – состояния пролетария». Но вскоре жизнь опять стала для него невыносимой: «материальные лишения, ничтожные сами по себе... постоянно обессиливали душу». Он влез в долги и вскоре понял, что «человек ценится не по личным достоинствам, а по количеству денег в его кармане. И как важны деньги в наш прозаический купеческий век».
Пройдя через унижения, долговые обязательства, трагическую любовь и жестокую болезнь, он наконец обретает счастье, «зависящее от самого себя, а вовсе не от внешних обстоятельств». Но тут же, противореча самому себе, Токарев вознаграждает героя за перенесенные мучения – Георгий получает наследство от богатого родственника. И Вендов отправляется в путешествие по Европе.
Судя по тексту романа, Токарев хорошо знал и любил литературу. Особенно часто в его речь врывается лирика Лермонтова, произведения которого он знал досконально. Но стиль самого автора отличается тяжеловесностью, в романе слишком много морализаторских рассуждений.
Одной из интересных глав является шестая под названием «Тифлис», посвященная критике местного светского общества. В этой части романа отражена жизнь столицы Грузии того времени. В публицистическом стиле ставит здесь автор вопрос о необходимости устройства имений, о пользе образования, о театре, о публичной библиотеке. Токарев красочно описывает пейзажи Грузии, Военно-Грузинскую дорогу.
Почти все писатели, проезжавшие по этой красивейшей дороге, описывали легендарное Дарьяльское ущелье. Дает его романтическое описание и Токарев: «Вот направо появилась Арагва, которая, убегая от страстного и неистового своего любовника Терека, пугаясь его необузданной страсти, ищет убежища от нее в объятьях старшей сестры своей Куры... Трудно вообразить себе что-нибудь неистовее этой реки, стиснутой в узком ложе громадными скалами. Невозможно предположить, чтобы было что-нибудь дичее, угрюмее, суровее этого ущелья...»
В следующей главе описывается эпизод Кавказской войны и участие героя во взятии Салты. В VII Георгий появляется в столице. Он уже полковник, взявший в плен «наиба» Шамиля. Старый Хаджи-Бек ведет религиозные споры с пленившим его русским. После выздоровления старца Вендов берет его на поруки, а Хаджи-Бек из чувства благодарности принимает христианство, что лишний раз дало Токареву возможность восславить силу православного вероисповедания. В этой же главе появляется «Бела» под названием Аеша. Девушка безумно влюбляется в русского красавца. Но Георгий никого не любит – ни петербургскую баронессу, ни простую дагестанку, дочь спасенного им старика.
В VIII  части романа – «Европа и Азия» – появляются варианты Грушницкого и Казбича, тоже несколько видоизмененные. Кайхосро Сакварелидзе, влюбленный в баронессу, решает убить Георгия, подстрекаемый Рельским, очарованным Аешею, в то время как сам герой разыгрывает роль фаталиста. В главе «Месть» весьма мелодраматично описана схватка Георгия и Кайхосро, в результате которой Кайхосро погибает, а доктор Вернер, простите, Пралецкий, спасает нашего героя.
В «Вопросах и ответах» (глава IX) Георгий пытается ответить на вопросы: кто подстрекал убить его? Как к нему относятся баронесса и Аеша? Придя к верному выводу, что во всем виноват он сам, его эгоизм, Георгий решает покончить с собой.
Но мы уже привыкли к метаморфозам изменчивого характера нашего героя, поэтому нет ничего удивительного в том, что он вместо самоубийства уезжает поправлять свое здоровье в Кисловодск. Там он заводит новый роман.
Не обошлось здесь, конечно, и без дуэли, правда, в иных, чем в романе Лермонтова обстоятельствах. По-иному решает Токарев и судьбу Белы-Аеши. Уехав в Петербург, эта  дикая дагестанка становится светской дамой, влюбляется в другого и забывает Георгия.
В «Последнем слове» (ХХ глава) Георгий вновь возвращается в Тифлис как раз к тому времени, когда у его первой любви – баронессы Штейнгаупт умирает муж. Наш герой вновь влюбляется в новоявленную вдову, получив к тому же новое важное назначение. «И ярче, все ярче блестела луна, и громче, все громче заливался в влюбленных трелях соловей». Так благополучно заканчивается этот роман, полемически направленный против «Героя нашего времени» Лермонтова.
Токарев пытался противопоставить свою программу понимания жизни всей философии романа Лермонтова без попытки понять произведение великого поэта. Вспомним историю нищенства героя, те выдуманные, дутые страдания, через которые он прошел, вспомним бесконечные противопоставления судеб героев токаревского романа судьбам лермонтовских героев, вспомним, наконец, заглавие романа – «Сила воли», чтобы понять, как страстно желал Токарев доказать, что спасти от скуки, безделья, страданий могут только честность, правдивость и труд. Георгий приходит к счастью, совершив много добрых, благородных поступков. Он умеет трудиться – бедность научила его этому. Поэтому он и становится главным, любимым героем Токарева.
В сущности, автор прав, противопоставляя пессимизму и внешней неприкаянности Печорина деятельную натуру. Но уж слишком его герой оторван от жизни и слишком неубедительны художественные ухищрения писателя. Ведь за образом Печорина стоит целое общественное явление, а за Вендовым – одна лишь токаревская концепция. Но все же этот роман, несомненно, интересное явление как отражение влияния романа Лермонтова на литературный процесс.
Общий подъем культурной жизни Грузии в 40-50-х годах ХIХ века повлиял и на развитие театра. С 40-х годов в Тифлисе наблюдалось большое оживление театральной жизни. Сюда была выписана итальянская  оперная и балетная труппа, русская драматическая труппа, куда входили такие известные актеры, как Яблочкин, Немов, Маркс и другие. Здесь было построено новое театральное здание, оформленное замечательным русским художником, другом М.Ю. Лермонтова Г.Г. Гагариным. Токарев не прошел мимо  всеобщего увлечения театром.
В 1854 году в Тифлисе отдельной книгой была издана в типографии Канцелярии наместника пятиактная стихотворная драма Г.Токарева «Фаранзема», подписанная к печати цензором А.Зайцевым. Для нас она интересна прежде всего тем, что посвящена Нине Александровне Грибоедовой, с которой Токарев наверняка был знаком. В посвящении автор пишет:

Не дерзостно ли с именем
я славным
Свое неведомое имя
ставлю в ряд?
Не дерзостно ль пред Ангелом
добра прекрасным
Кладу ничтожный свой
я скудный вклад?..
Но под плащом
великого созданья
Укрыться может малый труд, –
Так Музы трепетной
моей мечтанья
К ее стопам пускай падут!
И пусть тогда кто
только взглянет
На этот труд ничтожный,
бедный мой,
О славе русской вспомнит
дорогой
И про себя пускай тот скажет:
«Она бессмертному творцу
Любовь святую вдохновила,
Бездарному ж она певцу
Эгиду имени вручила!»
Тифлис,
1853 год, 30-е августа.

В предисловии к пьесе говорится, что так как история Армении далеко не так известна, как история Греции или Рима, то он решил представить в виде драмы отрывок из «Истории Эриванской губернии». Основой ему послужили исторические источники на французском языке из «Истории Армении».
В целом эта драма – типичное подражание классическим образцам, которые к тому времени уже давно изжили себя. Пьеса очень схематична, стиль напыщенный. Единственное живое лицо, заслуживающее внимания в этой трагедии, – Фаранзема, образ которой – удача автора.
В год выхода  этой драмы отдельной книгой, в 1854 году – ее автора не стало. И, увы, мало кто вспоминал о нем до сегодняшнего дня, хотя изучение жизни и творчества Г.А. Токарева представляет интерес с точки зрения раскрытия новых аспектов русско-грузинских литературных взаимосвязей.


Анна ФАЛИЛЕЕВА


 
Среда, 17. Октября 2018