click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

КОГДА В ТАЛАНТ УЛОЖЕНА ДУША

 

Игорю Николаевичу Нагорному, тбилисцу, известному телевизионному оператору, вручена новая награда – премия «Золотой глаз» за вклад в операторское искусство. Награды победителям VII Международного фестиваля операторского искусства, прошедшем в Тбилиси, вручались жюри в концертном зале Грузинской филармонии. Эта награда – признание многолетней плодотворной творческой работы Игоря Нагорного на благо грузинской культуры в области документального кино, телевидения. Идея фестиваля рождена в студии «Инноватор», она способствует познавательным целям и развитию интереса к новейшей съемочной технике. Наградами отмечаются самые значимые персоны в операторском искусстве, имеющие высокую репутацию в международном сообществе профессионалов.


Узнав о почетной награде, которой удостоен известный телевизионный оператор и старинный друг журналистов славного поколения шестидесятников Игорь Нагорный, я загорелась желанием его поздравить от себя лично и – беру на себя смелость так сказать – от всего нашего поколения. И не тихим голосом в частной телефонной беседе, а публично, во всеуслышание, как того достоин этот замечательный мастер своего дела, теплый, преданный друзьям, по мне – уникальный человек, история профессиональной деятельности которого, собственно, параллельна истории становления Грузинского телевидения и неразрывно с нею переплетена.
Что я могу нового сказать из далекой холодной Москвы читателям тбилисского журнала, которые находятся рядом с ним? Встречают Игоря Николаевича, прогуливающегося по самой прекрасной в мире улице – по проспекту Руставели, по земле, на которой судьба подарила нам счастье родиться и провести на ней неповторимо радостные годы молодости. Но, с другой стороны, нас так немного осталось – аборигенов «стекляшки» на площади Героев, в которой более полувека назад расположилось Грузинское телевидение. К тому же с возрастом у человека обостряется дальнозоркость – прошлое, очень далекое, видится ярче и проникновеннее на расстоянии. Наверное, к месту вспомнились стихи Иосифа Бродского: «Любовь сильней разлуки. Но разлука длинней любви». И, несмотря на эту растянувшуюся во времени разлуку, грузинское телевидение осталось в памяти, как «праздник, который всегда с тобой».
Имя Игоря Нагорного я впервые услышала, будучи еще студенткой Тбилисского университета. История жизни нашего, совершенно стихийно, я бы сказала, авантюрно возникшего курса – это отдельная тема, казалось бы, не имеющая прямого касательства к герою разговора. В двух словах: команда наша образовалась во втором семестре третьего курса. В ТГУ было принято решение открыть русскоязычное отделение журналистики филологического факультета. На конкурсной основе туда устремились студенты гуманитарных факультетов, и я в их числе. Педагоги наши по специальным предметам были, в основном, ведущие работники, часто – руководители СМИ. Думаю, им было не очень комфортно разглагольствовать о теоретической основе своей «подвижной» профессии перед неугомонной, очень колоритной командой амбициозных молодых людей и девиц, которые рвались доказать наличие – и сверкание! – своих талантов непосредственно на страницах газет и журналов, на радио и телевидении. Вероятно им, нашим наставникам, и пришла в головы идея загрузить нас работой в редакциях – осваивать практические навыки профессии. Эта форма занятий была банально названа «практикой». И она, эта практика, длилась у нас с небольшими перерывами почти все время учебы. В других вузах и на других факультетах студентам о таком можно было только мечтать.
Первым местом моей студенческой практики стало Грузинское радио. А первым «боевым» заданием – репортаж об удое молока в каком-то пригородном совхозе. В глубокой депрессии после посещения означенного совхоза, уныло приплелась в редакцию без особой уверенности в том, что на раздолбанном ветхозаветном диктофоне зафиксировано хотя бы мычание буренки. Изрядно постебавшись над сникшей стажеркой, бывалые радиоведущие подсказали: «Девочка, если тебе скучно с коровами и заводскими станками, и ты хочешь делать репортажи с событий первостепенной важности и со всяких продвинутых фестивалей – иди на телевидение и попросись пишущим напарником к оператору Игорю Нагорному, потому как именно он снимает все самые интересные сюжеты».
Но так сложилось, что тогда я не пошла ни в сверкающее новизной здание Грузинского телевидения, ни к оператору-«важняку» – просто уехала в Москву в поиске себя в профессии журналиста. Однако имя Игоря Нагорного и его репутация аса операторского искусства закрепились в памяти. Позже узналось, что фамилия эта – небезызвестная, упоминается в исторических монографиях о дворе семьи Романовых…
Спустя года три я пришла работать на Грузинское телевидение, успев к тому времени получить диплом журналиста, поработать в прессе, и несколько продвинуться в понимании профессиональной и закулисной жизни сообществ коллег. Одним из первых моих нарушений правил игры с начальством и коллегами был нахальный визит к главе всего телевещания республики с высказанным ему настойчивым пожеланием снимать сюжеты исключительно с оператором Игорем Нагорным. Акакий Варламович Дзидзигури был умным и добрейшим человеком с неиссякаемым чувством юмора, для которого не имела значения никакая снобистская субординация во взаимоотношениях с подчиненными – был бы повод остроумно пошутить и от души посмеяться. «Ох, – сказал он тогда притворно озабоченным тоном, – я хотел тебя попросить из трех бросающихся в глаза компонентов – курения, короткой юбки и накрашенных глаз – исключить хотя бы один для смягчения общего о тебе впечатления, а ты еще четвертый бонус хочешь – лучшего нашего оператора заставить только твоими сюжетами заниматься?! До этого еще дорасти надо, дорогая!»
Увы! Не успела я дорасти до поставленной главным планки, как в нашу редакцию русскоязычного вещания буквально вломился блистательный юноша непомерных энергетики, способностей и амбиций. Большой, яркий, заполняющий собой все пространство вокруг себя. И началась многолетняя история творческого тандема – Тенгиз Сулханишвили и Игорь Нагорный. Я пишу эти строки и параллельно по скайпу разговариваю с Тенгизом, который по-тбилисски не упускает случая потрепаться живой картинкой его сибаритского плескания в бассейне в центре Вашингтона, где живет уже изрядное время. Который вечер подряд провоцирую Тенгиза рассказать что-нибудь особо важное, серьезное в их с Игорем совместной журналистской деятельности. В ответ – шквал анекдотов, фейерверк баек, летописи забавных приключений. И представляю себе подчеркнуто интеллигентного, скромнейшего Игоря – тогда еще без Николаевича – Игоречка, вовлеченного в эпатажный праздник жизни, бурлеск, в который Тенгиз Сулханишвили, неутомимый автор сюжетов, которые снимал Игорь Нагорный, умел превратить любое событие. Не было в нашем поколении человека в Тбилиси, который не знал легенду об особо магическом воздействии фотографии генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, на которой вождь уважительно пожимает руку студенту журфака Тбилисского университета Тенгизу Сулханишвили. Это, увеличенное до внушительного формата фото неизменно появлялось во всех гостиничных номерах, в которых поселялись много разъезжающие по городам и весям корреспонденты оперативных новостных программ, что гарантировало vip-обслуживание молодым шалопаям.
Байки байками, однако сколько серьезнейших объектов, событий, личностей зафиксировано камерой оператора Игоря Нагорного! Телевизионных фильмов он сотворил несметное количество. Им сняты подавляющее большинство программ, составлявших гордость Грузинского телевидения – они вывозились за пределы Грузии и с большим успехом демонстрировались по всему СССР. Учитывая, что в то время не было ретрансляторов, и фактически вся визуальная информация распространялась при помощи отснятого на пленку материала, обменная редакция, в которой мне привелось работать, постоянно отправляла десятки, сотни коробок с пленками на Центральное телевидение и телевидение всех республик Советского Союза. Иногда сами сопровождали этот драгоценный груз. Когда приезжали в Москву и другие города, там говорили: «Вот приехали грузины, опять привезли что-то особо интересное». И мы старались не снижать сложившийся годами уровень качества творческого материала под брендом Грузинского телевидения. Значительную роль в этом процессе играло выдающееся профессиональное мастерство Игоря Нагорного.
Когда в Абхазии не было своего телевидения и ретрансляторов, Игорь часто ездил в Сочи с ведущим диктором Лией Микадзе, редактором Автандилом Гачечиладзе и режиссером Люлю Хачидзе. На всем Черноморском побережье лишь в Сочи было свое телевидение и соответствующая техника, а гладь моря не препятствовала распространению качественного сигнала из Сочи на всю территорию Абхазии. Вывозили готовые программы, репетировали на месте, возились с техникой, работали с полной отдачей, благодаря чему абхазские жители могли видеть на экранах своих телевизоров почти все самое интересное и значительное, что было доступно тбилисцам.
Игорь принимал активное участие в создании первых программ Грузинского телевидения, из которых вспоминаю популярный женский журнал «Иавнана», киножурнал «С киноаппаратом по городу», журнал «Спорт», потрясающе интересную музыкальную программу с неповторимым Евгением Мачавариани, увлекательную и весьма познавательную литературно-драматическую программу, программу народного творчества… В рамках блистательной театральной программы Нагорный снял уникальный и бесценный сегодня материал – творческие вечера Верико Анджапаридзе, Васо Годзиашвили, встречи в Центральном Доме актеров в Москве, московские спектакли грузинских драматургов, поставленные грузинскими режиссерами – огромным успехом пользовалась в столице пьеса «Пока арба перевернулась». Снимал Игорь Николаевич жизнь Кутаиси, Батуми, Поти, других городов Грузии, это были правдивые рассказы, выделяющиеся среди общесоюзной конвейерной теле-продукции, наполненной фальшью и пафосом.
И ведь техника тех времен не может сравниться с богатством и изыском нынешних камер. Какие же замечательные съемки удавались Игорю с аппаратурой, которую сегодняшние мастера, мощно экипированные новейшими достижениями заморской техники, не рискнули бы взять в руки. В этой связи не могу удержаться и не пересказать очередной перл из богатой истории воспоминаний все того же нашего интеллектуального остряка и рассказчика, блистательного журналиста, комментатора, телеведущего Тенгиза Сулханишвили. Куда денешься от факта, что тандем его и главного оператора Грузинского телевидения Игоря Нагорного – одна из ярчайших в профессиональном плане страниц истории грузинской журналистики, телевидения, культуры?! На взлете развития грузинского телевидения, когда катастрофически не хватало и опытных телевизионных мастеров, и достойного технического оснащения, эти двое ухитрялись творить чудеса, при этом всегда и во всем помогая и поддерживая друг друга.
Фанатически влюбленный в свою работу Игорь Нагорный больше других операторов страдал от отсутствия надежных, не «дребезжащих» камер, которые требовали от него предельного напряжения, вдвойне усиленного врожденной близорукостью. Когда же однажды во время съемки в их команду попал звукооператор с воспалением среднего уха и в связи с этим – сниженным восприятием звуков... вы можете себе представить, каким буйным цветом в Тбилиси расцвели легенды об этом фантастическом дискомфортном совпадении! Одна из этих историй живописала сценку – потерявший остроту слуха звукооператор уверенной рукой фиксирует фокус оператору с воспаленными от напряжения глазами. А тот, обладая абсолютным музыкальным слухом, лихо монтирует аудио-пленку. Вот в таком мажорно-бравурном тоне, всегда в солнечно приподнятом настроении эти два блестящих тележурналиста снимали и снимали – все мероприятия высшего эшелона, спортивные соревнования, космодромы, сценические подмостки. Что только они не наснимали! Внося в работу свою интонацию, дыхание и теплоту живой жизни и доброго отношения ко всем живым существам.
Я хочу добавить еще несколько слов об Игоре Нагорном, как бесконечно добром, по-настоящему интеллигентном и трогательном человеке, который умеет пронести через годы и расстояния память и теплоту отношения к своим друзьям. Несколько лет назад, давно потерявший меня из виду Игорь, случайно узнал номер моего телефона и позвонил. Я несказанно обрадовалась, и мы взахлеб стали вспоминать былые дни. Голос Игоречка дрогнул: «Подожди минутку, – сказал он, – перейду на кухню, закурю, а то так разволновался, услышав твой голос…». Это дорогого стоит, дорогой Игорь...
Уже через несколько дней после восстановления телефонной связи мой старинный друг встречал в Тбилиси прилетевшего из Москвы коллегу, с которым я вела в то время очень запутанное и трудное журналистское расследование. Потратив много времени и сил, Игорь очень тогда ему помог. В этом весь он – наш дорогой верный Игорь Николаевич Нагорный, крупная творческая личность с по-детски трепетной доверчивой душой. Мы рады, что твоя многолетняя работа не забыта и высоко оценена. Многие лета, любимый и верный друг!


Ирина ШЕЛИЯ


 
Среда, 12. Августа 2020