click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ПРАВДА ПОД ЗОНТОМ

https://fbcdn-sphotos-g-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xfl1/v/t1.0-9/14484708_137911563334610_3863757149639611368_n.jpg?oh=ce930e59cac274141a58f2cd7293ccf0&oe=587A7F24&__gda__=1484540710_47933d15e34c330ab0c1400fed81cae9

Остановленное мгновение. Нет ничего правдивее профессиональной фотографии. Ей мы верим, как собственным глазам! А когда профессиональных фотографий сотни, то вся правда мира перед глазами.
Фотофестивали сегодня очень модное явление, собирающее огромные, в основном молодежные аудитории. Во-первых, потому, что не требуют от зрителя специальных знаний, как выставки живописи, во-вторых, действие только отталкивается от стендов с фотографиями и креативно продолжается вокруг. И это весело! И конечно же – это информация, профессиональные знакомства, бесплатные workshopы для всех желающих. Во все это вкладываются огромные деньги. Почему?
В мае в Тбилиси в пятнадцатый раз прошел фотофестиваль «KOLGA – 2016». Было любопытно наблюдать, как можно ангажировать правду и манипулировать молодежным сознанием. Но режиссура была настолько интересной, что становилось совсем не досадно и даже весело. Почему нет, если это делается так мастерски.
Фестиваль начался в гигантском цеху бывшей шелкоткацкой фабрики. На облезлых кирпично-штукатурных стенах сплошным полотном плакатов в два ряда были представлены серии фотографий из разных стран мира. Каждую серию сопровождала краткая эмоциональная аннотация автора о месте съемок. Мода на современные выставки в цехах старых фабрик докатилась и до нас. В этом проекте много символики. Старая жизнь ушла, и пустое пространство наполняется новой красотой. Есть и другой посыл молодых – мы остановились, чтобы заглянуть в себя, разобраться, прежде чем строить новый мир.
Все прибывающие зрители, в основном модная молодежь и рафинированная солидная публика, встраивались в плотную стену, которая рассматривая, читая и фотографируя, медленно скользила вдоль цеха. По мере движения, этот человеческий конвейер погружался в трагический бульон современного мира. Плачущие дети-беженцы в Европе, дым и смрад киевского Майдана, обугленный скелет ливийского дворца, радиоактивная дыра Чернобыля, разрушенные районы Донбасса, умственно отсталые школьники, трагедия публичных домов Индонезии и т. д. Ни мгновения, ни крупицы счастья, нежности, радости. Лишь смеющиеся в обнимку российские солдаты, каждый из которых сверху перечеркнут красным крестиком, и сноска «погиб». Все движение происходило под долбящие низкочастотные звуки, очевидно, работающего цеха. Сойдя с конвейера, можно было рассмотреть огромные версии лучших фотографий, подвешенные под потолком.
Мир ужасен, трагичен и безнадежен! А мы еще смеем роптать на свою жизнь! – это единственное ощущение от просмотра, которое должно было возникнуть.
Когда молодежная аудитория полностью заполнила цех, на сцене началась процедура награждения победителей в четырех номинациях – документальный цикл, репортаж, концептуальное фото, лучшее фото. Премиальный фонд в этом году составил 6000 долларов. Была новая номинация для участников до 25 лет с призовым фондом в 500 евро. Автор лучшей фотографии с мобильного телефона был награжден последней моделью модного айфона.
Как легко предположить, премиями были отмечены: беженцы в Европе (Матэи Повсе), киевский Майдан (Максим Дондюк), психический надлом девушки, попавшей в автокатастрофу (Марта Згиерска), и вынесенная в анонс конкурса фотография – празднование дня святого Георгия в Африке (Фаусто Подавини). Выпала из контекста лучшая фотография с мобильного телефона – ее получила Луиза Чалаташвили за жизнерадостный взлет ребенка над плавательным бассейном.  Приятным событием стало награждение внеконкурсным призом старейшего грузинского фотодокументалиста Серго Эдишерашвили. Все завершилось рок-концертом.
От первого дня осталось недоумение – точно такие фотографии будут отмечены на любом фотофестивале в мире. Но организаторы грозились представить грузинских фотографов.  Почему они не участвовали в конкурсе? Где наши собственные документальные кадры, репортажи и концептуальные предложения? Где наше лицо? И самое удивительное – старое здание шелкоткацкой фабрики прошлым летом оказалось в центре наводнения. Эти стены слышали крики о помощи, стоны погибающих людей и вой животных. В подвалах фабрики скрывались тигры, а на площади тысячи молодых людей и даже детей голыми руками выгребали грязь, чтобы очистить свой город. Почему конкурс не начался с этих фотографий? Неужели не хватило бы документальности, информационности репортажа или концептуальности?
Ответ напрашивается только один – в тех страшных кадрах был сильнейший жизнеутверждающий посыл. Это сегодня не модно!
Во второй день высокий вал KOLGA стал разливаться по разным районам в разные галереи.
В музее Карвасла открылась первая в Грузии персональная выставка Серго Эдишерашвили – классика черно-белой документальной фотографии. Мудрый взгляд на жизнь – эмоциональный, показывающий трагическую красоту момента, но дающий надежду и с уместным чувством юмора. Легко смотреть на разрушенный проспект Руставели, зная, как он красив сегодня. Но это исторический факт. Достойный взгляд Жиули Шартава, возможно, в последний раз выходящего из сухумского офиса. Доволен и спокоен за будущее двух народов Эдуард Шеварднадзе между русским Патриархом и грузинским Католикосом. Тихо «пилит» своего мужа короля испанская королева. Как на летающей тарелке улетает Пицунда. Увы!
Хочется подолгу вглядываться в каждую фотографию, но сценарий другой. Без одной минуты семь смотрительница зала гасит свет, давая понять, что пора перемещаться в другое место.
Следующие две выставки грузинских фотографов происходят в модном отеле Rooms.
Одна легкая изящная черно-белая – посещение Нью-Йорка – происходит в вестибюле ресторана. Посетители выставки после осмотра с бокалом шампанского выходят в изумительный зеленый двор отеля полюбоваться на зацветающую глицинию, выросшую в специально оставленной шахте старого лифта. На розы, оплетающие высокие металлические конструкции. Молодежь располагается на траве, солидная публика за столиками маленького кафе и на удобных диванах. Вокруг резвятся дети. Это райское место в центре загазованного машинами города радует каждого. Иностранцы, выпившие шампанское на каждой выставке, чрезвычайно оживлены в предвкушении последнего аккорда второго дня. В восемь часов вечера вся эта разморенная публика начинает спускаться в подземелье отеля – в подвалы под парковкой. В темном полуосвещенном сыром помещении между шуршащими целлофановыми шторами проходит выставка, которую коротко можно назвать «смерть». На фотографиях могильные памятники и цветы, разложенные на могилах. Чиатурские шахтеры, на ржавой вагонетке уезжающие под землю без всякой надежды вернуться, и наряженный в бальное платье гомосексуалист в грязной глухой деревне, которого наверняка убьют свои же.  А еще фотографии раздавленных трупов животных.
Это массовое сошествие из райского места в могилу было логичным завершением заказа на трагическую фотографию. На этот раз публика была в шоке!
Очень захотелось на воздух, подальше от модной тусовки. К живым людям на проспекте Руставели, которые любят и ценят жизнь.


Ирина МАСТИЦКАЯ


 
Суббота, 07. Декабря 2019