click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


МАСТЕР ПРИТЯГАТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА

https://fbcdn-sphotos-a-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xpf1/v/t1.0-9/14322388_117566838702416_6869215855700247421_n.jpg?oh=5ff228cd3026ff2ab7eb4756be490834&oe=58384209&__gda__=1484094307_56ff897bfe3e68cfe86c8510b21c38f0

100 лет со дня рождения исполнилось видному
грузинскому художнику-карикатуристу
Андро Канделаки

Притягательным и эмоциональным искусcтвом издавна величают необъятный мир графики. Пишу, рисую – именно так переводится с греческого слово «графика». Китайцы считали, что линия в графических работах – это движение мысли и сердца. Притягательность объясняется тем, что глаза зрителя неотрывно следуют за движением мысли, а эмоция возникает от сути изображаемого. Искусство  графики многообразно: это карикатура и политический плакат, газетно-журнальный рисунок, книжные иллюстрации, рисованные фильмы, рекламы. И если в наше время в газетах и журналах редко встретишь рисунки и карикатуры, то еще в недавние времена это был, пожалуй, один из самых популярных жанров как в специализированных юмористических изданиях, так и в газетах, и журналах. Работы Андро Канделаки были не просто узнаваемы, их ждали, о них писали и рассказывали. Его произведения были меткими, злободневными, остро реагировали на события, они жили в ритме действительности и именно это придавало им особую ценность.
Андрей Канделаки родился 15 марта 1916 года. Но прежде чем мы расскажем о нем, хотелось бы вспомнить его родителей, их окружение и время, в которое им выпало жить.  Чем дальше отодвигается от нас, сегодняшних, прошедшая эпоха, тем интереснее вглядываться в судьбы людей, в то, как устанавливался новый режим, как порой беспощадно рушилось все привычное, как исчезали люди, неугодные власти, как часть населения вынужденно приспосабливалась к новым условиям, чтобы выжить, чтобы сохранить жизнь себе и близким.
Однако до резкого поворота колеса истории были годы, когда будущий отец Андрея Валерьян (все его называли Валико) вслед за старшим братом Виктором уехал из Кутаиси в северную столицу и поступил на филологический факультет Петербургского университета. Валико, как и его брат, прекрасно учился и в студенческие годы стремился  использовать каждую возможность увидеть и узнать мир. Он подрабатывал репетиторством, чтобы на каникулах путешествовать по Европе: только в Италии он побывал шесть раз. А в первый свой зарубежный вояж Валико отправился в качестве сопровождающего юного Петрушу Елисеева – сына известного предпринимателя Григория Елисеева,  владельца роскошных гастрономов на Невском в Петербурге и на Тверской в Москве. Они осмотрели достопримечательности Лондона и отправились в Париж, где Петруша Елисеев, улизнув от наставника, ринулся вкушать «запретные плоды» отнюдь не на Елисейских полях. Валико нашел юношу и срочно отвез в Петербург.  
Кто мог тогда предположить, что вскоре вся Европа станет ареной кровопролитной войны, а Россия будет объята пожаром революции, и придется забыть не только о путешествиях, но и о многом из привычного уклада жизни.
А пока Валерьян Канделаки после успешного окончания университета был назначен инспектором реального училища в Гатчину, небольшой город, уютно разместившийся под сенью строгого  Павловского дворца и  огромного тенистого  парка с зеркальными озерами. На улицах Гатчины еще можно было встретить прогуливающегося без всякой охраны великого князя Михаила с красавицей супругой, которую гатчинцы продолжали именовать «мадам Брасовой». Из-за морганатического брака с бывшей женой кирасирского офицера Михаил Романов лишился права на корону империи, но это не нарушало его счастья и покоя.
Гатчина еще жила спокойной и по-своему насыщенной жизнью того времени.  Недалеко от дворца находилось огромное поле, куда все от мала до велика сбегались смотреть на полеты летательных аппаратов. В свободные от полетов часы первые русские авиаторы играли с барышнями в парке в волан (так называли раньше бадминтон). В Гатчине в те годы жил Александр Куприн. Когда ему хотелось расписать пульку, он вывешивал над крышей своего домика пиратский флаг. По этому сигналу у него собирались гости, в числе которых был протоиерей Александр Александрович Калачев – известный всем в Гатчине, уважаемый и  любимый за благородство, интеллигентность и образованность.
Именно его старшую дочь – Марию Александровну полюбил с первого взгляда Валерьян Канделаки, встретив ее на балу.
Молодые поженились. В 1916 году родился Андрей.
С фронтов Первой мировой войны каждый день приходили тяжелые известия, потоком прибывали раненые Во дворце развернули госпиталь, с начала войны здесь медсестрой работала сестра Марии Александровны – Наденька. Наступил 1917-ый. Все перевернулось, жизнь словно бы потекла вспять. Гатчина несколько раз переходила из рук в руки. За спасение раненых офицеров, которых удалось укрыть от красных, Наденьку наградили Георгиевским крестом. А потом окончательно утвердилась диктатура большевиков. В суровом и голодном 1918 году в семье Валерьяна и Марии Канделаки появилась дочь Марина.
С каждым месяцем таяла надежда, что террору скоро придет конец. Семья Канделаки приняла решение ехать в независимую Грузию. Сначала обосновались в Кутаиси, где Валерьян Андреевич возглавил гимназию. После советизации Грузии, опасаясь репрессий,  семья приняла решение переехать в  Тифлис.
Валерьян Андреевич преподавал в промышленно-экономическом техникуме, работал над составлением русско-грузинского словаря железнодорожных терминов. В семье появилась еще одна дочь – Наталья.
– Папа скончался, когда мне было всего шесть лет, – рассказывает педагог русского языка и литературы на пенсии Наталья Валерьяновна Канделаки, – мама говорила, что если бы в 1933 году был стрептоцид, его удалось бы спасти. Мама, Мария Александровна, в течение лет ежедневно поднималась на Верийское кладбище, но и в безутешном горе она часто повторяла: «Это чудо, что Валико не арестовали, что мы можем пойти на его могилу».
Такое уж было время. Памяти отца Александра Калачева  правнуки могут поклониться на Мемориале жертвам сталинских репрессий в Левашовской пустыне в Санкт-Петербурге. Несмотря на гонения церкви, он продолжал вести службу, но в 1938 году с большой группой священнослужителей был арестован в возрасте 78 лет и погиб в тюремных застенках.
...Воспоминания о детстве, юности и молодых годах с числом прожитых лет расцвечиваются все новыми подробностями. Маленький эпизод давно прошедшего и, казалось бы, забытого вдруг наполняется деталями и красками, и понимаешь, откуда берет начало та или иная черта характера, та или иная склонность к чему-либо. Когда младшая сестра Андрея Канделаки Наталья вспоминает, каким был ее брат, что ей рассказывали о нем домочадцы, становится ясно, что умение фантазировать и видеть мир вокруг себя несколько иначе, чем другие, безусловно, крылось в его художественных способностях. И проецируя эти рассказы на обстоятельства того времени, когда не было карандашей и бумаги в достаточном количестве, когда игрушки заменялись ветками и камнями, а игры со сверстниками выявляли качества лидера, смелость и отвагу, яснее представляешь, каким был Андрей Канделаки.
Дворовые игры требовали не только физических качеств лидера, но и фантазии, вымысла. Умеющий придумать что-то интересное и необычное становился предводителем. Вот традиционных казаков-разбойников вытеснила новая игра «в кино»: перед «камерой» «артисты» разыгрывали мизансцены с погонями,  драками, перестрелками. Самой популярной была сцена убийства Бэлы Казбичем. Лермонтовскую героиню соглашалась играть сестра Марина, которая обычно претендовала  на роли атаманов и  других сорви-голов. Но после «съемок» начиналось самое интересное – просмотр «отснятого» материала. Андрей на длинной бумажной ленте рисовал картинки. Эту ленту он вставлял в коробку от папирос «Казбек» и медленно откручивая эти «кинокадры», рассказывал своим завороженным зрителям содержание фильма.  В домашнем архиве сохранился детский рисунок Андрея: настолько точно выполнены движения скачущего коня и всадника, что можно представить, с каким интересом дети воспринимали рисованное «кино» Андрея.
Естественно, что с таким ярко выраженным влечением к рисованию, он по окончании школы решил поступать в Академию художеств Грузии. 30-е годы. Все еще определяющим фактором являлась графа «происхождение». Андрей обозначил себя так: «из интеллигентов». Да еще пришел на экзамен в костюме и с галстуком. К экзаменам его не допустили. И он поступил в Закавказский институт инженеров путей сообщения. Однако рисовать продолжал. Веру в свои способности укрепляли уроки, которые он в юности получил от Иосифа Шарлеманя – известного графика и театрального художника, одного из основателей Академии художеств Грузии, профессора, руководителя факультета графики. Шарлемань был одним из представителей знаменитой династии художников и архитекторов. Именно его одобрительные отзывы о работах юного Канделаки вселили уверенность, что рисование – его призвание, его будущее. Общение со столь известным и очень интересным человеком много дало Андрею. Уроки Шарлеманя стали незабываемым периодом в жизни Андрея.
В 1935-ом его первую карикатуру приняли и напечатали в журнале «Нианги» (это был грузинский собрат всесоюзного «Крокодила») – популярнейшем издании того времени. Вполне можно считать этот год началом его последующей и очень успешной профессиональной деятельности, так как именно с этой карикатуры рисунки Андро Канделаки стали появляться почти в каждом номере журнала.
После смерти отца Андрею пришлось стать главой семьи. Чтобы заработать, он много, очень много работал: рисовал плакаты, лозунги. Художественные способности у него, конечно,  были от отца – большинство листов из сохранившихся в домашнем архиве бумаг Валерьяна Андреевича украшены рисунками. К тому же он был остроумным и очень веселым человеком. Андрей унаследовал обе эти черты – чувство юмора и дар рисовальщика.
В июне 1941 года Андрей Канделаки вместе со своими сверстниками ушел воевать. Воевал он не только как солдат, офицер с оружием в руках, он рисовал. Где мог и когда появлялась минутка и клочок бумаги – листок из записной книжки, пачка из-под крупы, конверт, обрывок письма – тут же рисовал. Для  многих вокруг него это был захватывающий процесс – появление на бумаге знакомых лиц и предметов. Он выхватывал из  военных будней самое главное – ежедневный солдатский труд, минуты отдыха, напряженное ожидание боя, драматичные минуты битвы. А еще – то, что вызывало особый восторг, – сатира на врага. Он рисовал под восхищенные оценки своих соратников, дарил им настроение. В архиве Андрея Канделаки – десятки зарисовок военного времени, на многих из них – даты. Незабываемые дни, месяцы и годы страшного испытания. Первый рисунок датирован летом 1941 года. Подмосковье, село Нахабино, август.  Впереди были долгих и трудных четыре года – до Победы. Закончил войну Андрей Канделаки в чине капитана.
И сразу после демобилизации вернулся к своему любимому делу – рисованию. И, как всегда, работал очень много и с большой отдачей. Годы труда отдал журналу «Нианги», заведовал отделами иллюстрации газет «Вечерний Тбилиси» и «Заря Востока», журнала «Дроша». Успешными и многолюдными были его персональные выставки в Тбилиси, Москве, далеко за пределами Грузии. Два альбома его работ «В шутку и кроме шуток» и книга «Улыбка художника» не задерживались на прилавках магазинов.
«Улыбка художника» – это точное определение сути его творчества. Потому что даже критические рисунки, скажем так, обличающие те или иные человеческие пороки, подсвечены улыбкой художника. Юмористические истории, которые сейчас назвали бы комиксами, наполнены забавными сюжетами. Все это «талантливо, зорко, взято из жизни», – как сказал на открытии персональной выставки в Москве известный художник-карикатурист Борис Ефимов.  Взято было из жизни родного Тбилиси, типажи его героев, их колоритные лица, манеры, особые жесты – все было знакомо, все играло и запоминалось. Это были смешные рассказы в картинках – курьезные и трагикомичные: бытовые сценки, случаи на улице, дома, на работе, в пивной и ресторане. Что важно: они понятны человеку любой национальности и даже возраста.
Пожалуй, одну из самых ярких по признательности оценок своего творчества Андрей Канделаки получил от знаменитого датского художника-карикатуриста Херлуфа Бидструпа. Побывав в Тбилиси, Бидструп познакомился с работами коллеги и в знак полного с ним «родства» оставил ему свой автопортрет-шарж с такой шутливой надписью: «Моему дорогому коллеге Кандструпу от вашего друга Биделаки».
Творчество Андрея Канделаки не ограничивается юморесками. Мир графики действительно необъятен и художник работал, можно сказать, почти во всех жанрах этого богатого по выразительности искусства. Великолепные книжные иллюстрации – с любимыми персонажами грузинских и русских народных сказок, героями произведений Чуковского, Маршака, Перро, братьев Гримм, создание рисованных мультфильмов. Пожалуй, достаточно назвать один из самых известных грузинских мультфильмов – «Свадьба соек», в создании которого художник принимал участие. Андрей Канделаки создавал красочные и очень привлекательные туристические карты, оформлял экспортные образцы винной и чайной продукции. В творческом портфеле художника и политическая карикатура – «едкая, разящая, большой обличительной силы. Карандаш А. Канделаки – карандаш реалиста, ему чужды стилизаторство и нарочитость. Ясность мысли, лаконичность и убедительность формы характеризуют стиль художника...». Так оценивал творчество Андро Канделаки академик, народный художник Уча Джапаридзе.
Рассказывая об Андрее, нельзя не сказать о семье, которую он создал. 12-летним мальчиком он влюбился в девочку, приезжавшую из Батуми в гости к его соседям. И эту любовь пронес через всю жизнь – жена Наталья Владимировна – стала его судьбой, его музой.  Старший сын Владимир – известный художник-живописец, младший Юрий – журналист, он автор и составитель сборника «Улыбка художника», подготовленного к 100-летию отца при содействии Министерства культуры Грузии. В книге представлено художественное наследие А. Канделаки, его биография, статьи о нем и его произведениях.
И все же рассказ о нем был бы неполным без упоминания огромного круга лиц, которые окружали его всю жизнь. Среди его самых близких друзей – друг с детских лет, известный художник-карикатурист Гиви Ломидзе,  блестящий иллюстратор «Витязя в тигровой шкуре» Серго Кобуладзе, искусствовед Игорь Урушадзе. Сколько теплых воспоминаний, сколько слов любви и искреннего расположения посвятили ему дружившие с ним люди искусства и спорта, литераторы и музыканты!  
С творческим наследием художника можно познакомиться в Интернете благодаря деятельности сотрудников Национальной парламентской библиотеки Грузии. В рамках проекта «Пиросмани» в цифровом музее искусств Национальной библиотеки представлены два обширных сайта художника.
Светлое, полное юмора и любви к людям, к родным лицам, любимому городу с его неповторимым колоритом творчество Андрея Канделаки не подлежит старению. Жизнь художника продолжается в его творениях.


 
Пятница, 15. Декабря 2017