click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

ИРИНА КВИЖИНАДЗЕ: «АКТЕР ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРОБИВНЫМ»

https://lh3.googleusercontent.com/co0fIoj9Wv3A3sxApHUuvY8a1ftwchjlzJ0Pb5dPillbUNw6Vhr1HjdwXUcxhNYlJPBBaLEOk7L1KlRhrZCxuCnxo0HIpihuV_945-II3U_APxtwnwrluwo44DbAJ3goznkSuDKU3U7WuhitqPik0P7Fes70LU7afRZw_PBkZ2TPdIhVrHdsaBwuXfMvZ9Q7stRVsAYJ_y13OGR6IArAmM_NgD0aw7iTCUNtLVUpEBFnv2azh5gzhyfoX5dZZahjMGt2lUefffVvGRHCd6tp_AP_JW_rG1oLwidghx4WQZ1dKrzr0dVlzHmfD41yRNNJMJBVs_zQUohhZOZt04eaX61guoN1NV-mpt9XxbnO6ztOpZi6_NloWFuDsNekWVUG_b3Mcbr2YtRKEMUvAVf04NIq-XEbPyBEXPGWr5nLRoIEpAYqWp-jgTHfflZ9wdw5ZhoegJw7YWasuKuqWUEuGSvshsaVajFsux5cqPZIDTfd8Rx0UYCCPo-nAS3WGZSPsKwB8Qs3XjSriwqAmr_biFcE0tbpQaeFggIGoT2XQYYV4zgOZLyqfKjj76AtfacnTzWm2ZyCe6nKwRI9vUeOTOtYTjQa-24=s125-no

Новеллу «Фараон и хорал» О’Генри написал в 1904 году, но его герои живы и сейчас. Иначе руководительница студии «Золотое крыльцо» Ирина (Ираида) Квижинадзе не взялась бы за постановку мюзикла «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Ее волновала эта тема – молодого человека, который бездумно растрачивает время. Бьет баклуши, а спохватившись, обнаруживает, что поздно. Пусть в реальной жизни их зовут другими именами, и у них, в отличие от Сопи, есть крыша над головой, улица остается для них вторым домом. «Биржевание» вытесняет интерес к учебе, работе, «заземляет» желания до примитивных.
Актер Саша Еленин – обаятельный Сопи, первостатейный бездельник. Его не только не гнетет собственное положение (гол, как сокол), внешний вид (пыльный свитер и брюки), напротив, он преподносит их с достоинством. Напускает романтики. «Эта скамья – мой письменный стол и диван». Молоденькие уборщицы покупаются, даже подсчитывают знаки внимания от Сопи: одной дал откусить бутерброд, другой – подарил полдоллара. Хороша бродяжка Мадлен (Александра Давтян) – разбитная, неунывающая, сердобольная. Поддержит друга в трудный момент – пирожок раздобудет, содержимым фляжки поделится. Хотя сама – потухшая душа. Балетная афиша – соль на рану. Не всегда собирала бутылки и одевалась в рвань (сапог с испорченной змейкой, перевязанный шарфом – находка для образа). Сны у нее светлые, из прошлого – в одной из сцен Мадлен исполняет танец лебедя. Для зрелищности добавили в спектакль еще две сцены: танцующих дворничих и сон Сопи, где он в окружении артисток кабаре. Роль легкомысленной красотки, открытой для приключений, с шиком исполнила Натия Макалатия.
Энергия молодости так и брызжет из этих ребят, они пробуют себя, получая колоссальное удовольствие  от сцены, от игры, от зрительских аплодисментов. Они-то точно знают цену времени, научившись успевать и в школе, институте, и в театре-студии «Золотое крыльцо».
Студия родилась семь лет назад. С самого начала этот проект президента «Русского клуба» Николая Свентицкого был ориентирован на конкретного человека – заслуженную артистку Грузии Ирину Квижинадзе. Она восемь лет проработала педагогом в Москве, в школе искусств, и довольно успешно: ее постановки выигрывали на конкурсах призовые места. Объявили набор, разместив информацию на страницах журнала «Русский клуб», в прессе, на ТВ. Откликнулось огромное число желающих. Но им еще предстояло пройти кастинг. Потому как актерство – призвание. «Можно научить человека играть по всем правилам, но чуда на сцене не произойдет, если нет движения души», – говорит Ирина Владимировна. В силу опыта она чувствует эту искру при первом знакомстве. Даже если этого пока не видят окружающие. «Мне иногда говорят – вот этот хорошо сыграл, а этот не очень. Но мне неважно, что скажут. Я выпускаю новичка на сцену, сознавая, что ему нужно дать немного времени. Во второй, третий раз он сыграет лучше».
Первоначально студия состояла из младшей (с 9 до 15 лет) и старшей (с 15 до 18 лет) групп. Репертуар младшей составляли сказки, старшие воспитанники играли классику. Со временем «Золотое крыльцо» трансформировалось в юношескую студию. Так как актеры подросли и разница в возрасте «стерлась». В объединенной труппе 27 человек, поэтому нет необходимости (и возможности) брать новых. «Никого не гоним, – смеется Ирина Квижинадзе. – Уходят редко, только если переезжают в другой город. Текучести у нас нет». Некоторые ребята – студенты вузов, есть те, кто уже работает.
Важный для Ирины Владимировны критерий отбора: каков человек. Поступки все скажут – лучше всяких слов. Она разочаровывается, если замечает безответственность, зависть, жадность, предательство, и тогда отказывается от сотрудничества. К счастью, такие случаи – редкость. «Это не про моих деток, – говорит она. Мы уже срослись, одна семья, любим, уважаем друг друга. Я чувствую ответственность за своих ребят, в те часы, которые принадлежат мне, стараюсь воспитывать их, что-то дать, привить, объяснить».
– Сталкивались с противоречием: невероятно талантливый, подающий надежды, но завистливый? – спрашиваю у нее.
– Дожила до своих лет, и думала, что такого не бывает. Но жизнь умеет удивлять. И талантливый может иметь темную душу. Знаю несколько известных артистов с таким складом характера (знакомые по Москве). Человек не должен ставить себя выше других. Презираю актерство в плохом смысле слова. Благодарна судьбе, что чаще встречаю другое: чем талантливее человек, тем он проще в общении, добрее.
Создание студии задумывалось с несколькими целями: вернуть в театр зрителя, занять молодежь полезным делом. Зрительский дефицит испытывали все грузинские театры, катаклизмы и превратности нашей жизни отодвинули культуру на задний план. Роль улицы в жизни подростков – тоже большая проблема, с которой сталкивались многие родители. Чего достигли в итоге, послушаем Ирину Квижинадзе.
– За семь лет существования студии мы приобрели, завоевали своего зрителя. Вначале, что совершенно естественно, на спектакли приходили родители, знакомые, одноклассники и учителя наших актеров. Теперь круг расширился. Прочитав анонс в интернете, в «Русский клуб» обращаются за пригласительными и незнакомые люди, кто пожелает. Ни одного свободного кресла на премьерах.
Попав в «Золотое крыльцо», дети меняются на глазах. Все-таки влияние театра трудно переоценить, он действует магически. Многих мальчишек мы спасли от улицы, от «биржи». К слову, наш «Нью-Йорк, Нью-Йорк» – о праздности, безделье, потерянном времени, и о том, что из этого вышло. Воспитанники «Золотого крыльца» получают начальное актерское образование, много читают, неплохо разбираются в классике: знают творчество Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Достоевского, Чехова, Куприна и др. Потому, что мы все это ставим. Я учу их, чтобы интернет использовали с толком. У этого поколения есть возможность читать любые произведения, не дожидаясь очереди на книгу в библиотеке.
Чтобы занять студийцев, никого не обидев, надо продумать репертуар, изменить сюжет, дописать новые роли. Решают проблему и два актерских состава для каждого спектакля. В нынешнем году у «Золотого крыльца» состоялись две премьеры: «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и «О, женщины, женщины!» по рассказам Чехова. Немного о втором спектакле. Это отличный материал для изучения женской психологии. Три женских типажа, которые ставят в тупик персонажей-мужчин: напористая, упрямая и вспыльчивая Наталья Степановна из «Предложения», чувствительная, кокетливая вдова, «тихий омут» Елена Ивановна («Медведь»), жертва-агрессор г-жа Мельчуткина, жена губернского секретаря из «Юбилея». Тема взаимоотношения полов чрезвычайно интересна студийцам. Им понятен мир чувств, иначе не получилось бы сыграть. Конечно, сперва Ирина Владимировна играет и показывает им сама, как можно сделать роль. Она умеет добиваться результата. «Сложно, но достижимо», – говорит Ирина Квижинадзе. Между прочим, наставнице доверяют сердечные тайны, испрашивая совета. «Я знаю про симпатии, влюбленность, мы же одна семья. С детьми можно найти общий язык, если их любишь. Они это чувствуют, отсюда доверие».
Получили признание, ощутили эйфорию от реакции зала, букетов, оваций, выставили фото со спектакля в соцсетях, набрав массу лайков и – снова за работу. Нельзя почивать на лаврах. Теперь работают над пьесой Джона Патрика «Странная миссис Сэвидж». Довольно известное произведение, в 80-х его часто ставили на тбилисских подмостках. Хотят сыграть вместе с наставницей, она думает согласиться. «За лето подберу еще какой-нибудь материал, чтобы всем дать равноценную работу», – делится Ирина Владимировна.
Репетиции у «Золотого крыльца» проходят по выходным, и занимают целый день – с 10 утра до 20.30 вечера. Плюс дополнительные дни, если близится премьера. На протяжении репетиционного дня ребятам дается возможность передышки – одни играют, другие в ожидании своего череда могут отлучиться. За короткий промежуток времени проделывается большой объем работы. Порой спектакль ставится за 16 репетиций. Квижинадзе вспоминает сезоны, когда выпускали по пять спектаклей в год.
Обычно творческий процесс происходит в зале на седьмом этаже. Когда спектакль почти готов и остается «довести его до ума», перебираются на малую сцену Грибоедовского театра. «Дети очень трепетно относятся к сцене, – говорит Ирина Владимировна. – Как к чему-то святому. Мы благодарны театру за такую возможность. Это и вправду счастье».
Костюмами обеспечивает «Русский клуб», декорациями – театральные мастерские. Хотя в спектаклях «Золотого крыльца» немного декораций – актерская игра для Квижинадзе первична. Обучение в студии бесплатное (!). В наше-то время, когда всюду приняты поборы, и в секциях и кружках на родителей смотрят, как на банкоматы.
Ирина Владимировна уступает ученицам свою гримерку. Юноши готовятся к выступлениям в одной из мужских гримерок. Довериться волшебным рукам Натальи Чумаковой, гримера экстра-класса – большая удача. «Наташа, фанатично преданная Грибоедовскому, – рассказывает Квижинадзе. – Таких сегодня мало. Ею движет интерес, неистощимая фантазия, желание эксперимента. Помимо грима она придумывает для нас аксессуары».
Хореограф Дато Метревели работает в студии со дня ее основания. «Потрясающе талантливый, все схватывает на лету, – отзывается о нем Квижинадзе. – В наших постановках традиционно много песен и танцев».
Музыку для «Золотого крыльца» пишет композитор Тенгиз Джаиани. Одна из последних работ – «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Еще один незаменимый участник творческой команды – звукорежиссер и художник по свету Александр Коровкин.
Ирина Владимировна признается, что ни разу не смотрела спектакли студии из зала. Слишком высокое нервное напряжение. Предпочитает стоять за кулисами. Зная об этом, артисты потом пристают с расспросами: «мою сцену видели, как я сегодня?». «Мои детки стали опытнее», – оценивает она их уровень игры.
Многие студийцы, получив практику, успешно поступили в университет театра и кино им. Ш.Руставели (русский сектор). «Нынешний второй курс все хвалят, любят, и, насколько я знаю, разберут их всех, когда они закончат учебу, – говорит Квижинадзе. – Я была бы счастлива. Дай Бог, чтобы изменились отношения между Грузией-Россией, и у выпускников появилась возможность выезжать, устраиваться, чтобы существовал выбор. Один русский театр для такого количества талантливой молодежи – мало».
«Можно прийти в актерскую профессию, но чтобы остаться в ней – нужен характер. Актер очень зависим. Поэтому помимо таланта надо иметь целеустремленность, быть пробивным. Не стесняться предлагать себя на какие-то проекты, активничать, заинтересовывать свежими идеями, предложениями. Под лежачий камень вода не течет. Иначе придется тяжко. Мы видим, наблюдаем, что случается с одаренными, но невостребованными актерами. Думаю, без пробиваемости теперь нигде не обойтись. Жизнь другая, жестче. Моему поколению это трудно понять, трудно привыкнуть. Мой театр дал мне возможность реализовать себя. В моей судьбе все совпало: я любила театр, мне везло с ролями».
В репертуаре «Золотого крыльца» 26 спектаклей. «Зеркало», «Однажды в Тбилиси», «Мое милое привидение», «Воспоминание», «Монах», «Царь-шут», «Снегурочка», «Испанские картинки», «Принцесса на горошине», «Ганс Чурбан», «Сказки Пиросмани», «Играем классику», «Волшебный сон», «Ландыш и ромашка», «Подарок Буратино», «Играем Чехова», «Любви печальные страницы» (концертные постановки к юбилеям Блока, Пастернака, Есенина) и др.
На гастроли в другой город студия «Золотое крыльцо» выезжала один раз. Повезли в Поти «Снегурочку» по Островскому. Запомнилось надолго – аншлаг, теплое общение со зрителями, приглашение приезжать снова, море, романтика. Николай Свентицкий обещает скоро новую поездку в Аджарию.
«Золотое крыльцо» приглашают в школы, с выездным спектаклем. В принципе, это осуществимо. Нужен только вместительный актовый зал, как в прежние времена. Сейчас функции актовых залов утрачены, школьные мероприятия не в моде, поэтому не везде сохранились площадки для выступлений. Вопрос с музыкальным оформлением можно решить (магнитофон). Придется лишь обойтись без театрального освещения.
Ирина Квижинадзе уже не мыслит себя без «Золотого крыльца». «Студия просто спасает мне жизнь. Я даже не знала, что настолько люблю детей». Также нуждаются в ней воспитанники. Чтобы постоянно быть на связи, решили приобщить к соцсетям. «Мне надо к интернету привыкнуть, – говорит Ирина Владимировна. Хотя сын давно все настроил. Дала себе слово, что за лето освою».


Медея АМИРХАНОВА


Амирханова Медея
Об авторе:

Славист, журналист.

Родилась 13 августа 1974 года в Тбилиси. Окончила факультет славистики Тбилисского педагогического университета им. Сулхан-Саба Орбелиани. В 1998-2009 гг. корреспондент газеты «Вечерний Тбилиси». Публиковалась в российских изданиях -  еженедельнике «Собеседник», газете «Москвичка». Сотрудничает с различными тбилисскими изданиями.

Подробнее >>
 
Суббота, 20. Июля 2019