click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

БЕССМЕРТИЕ ВЕЛИКОГО ПОЭТА

https://lh3.googleusercontent.com/aeKPI80Hi5Dd1Xf8BBqYAHjvHFSZvtTaKK7ZyjV65W_ElDe04v8ZrbPge68eBksbN0HaWVc7FRePOTRlhCt30IwP9twRoq5ctmSUdEMYTd2zOGuKGJATI_-3cyjsS6Bc19HmaD2d_xPOGIKVn44AhDXeoUD7MGqYdvfL6J-adGfIFvFKDfklwxBeZseVGlKiKPb9obak-EjrIFSXAdFuXbzvYGEBlDCyYFHethjZX4n5E-4gcdwCnXm2d7OH8OPtyRFGqVn2ff5XWwbU_KhD8RgxTAnSwuA0OkeuRhKCZ9NPKeqf0k3uw-KZ35EJW9l6tvFkIYQXP_8PFKtHqLLHr2YHQpzp4-bfKLJ2rsdmSFlgxESYTXHS5-mBUuBc7q-J8uELWd3Co53_qlnyqSJIb2xGzBP-pRsdGfCVFPioDt0ymVjSBVB0NHHgLF461enHACkFThProeVhlHcyzGvQSsoPliLEvAWtAPqZXP6PkpChAGxjrWhYXHTd_ezSRLmYLz_67hcWFM_S7CbZQeCjraIbpZq_NHli7Sty5Y0BvR0_0hKXMpmINWeOGPLTxkarFaKI=s125-no

К 175-летию со дня рождения и 100-летию со дня смерти Акакия Церетели
Ни один грузинский поэт после Шота Руставели не удостаивался такой любви и всеобщего признания, как Акакий Церетели.
В его творчестве с начала же проявились душевные устремления и своеобычие грузинской нации. По словам Ильи Чавчавадзе, Акакий был наделен «счастливым талантом». Духовный отец народа и провидец, Илья писал об Акакии: «служение и лепту его грузин сохранит в своем сердце навсегда», «его прекрасные стихи не раз усладят слух и чувства народа, и не раз призовут к беззаветному служению отчизне».
По словам Галактиона Табидзе, «много поэтов дал Грузии девятнадцатый век, но подобного Акакию, который выразил бы себя и свое время так полно, в поэзии нет никого... У него не встречается фальшивых нот, он поэт живого чувства». По мысли Галактиона, Акакий для грузина не просто поэт. Он больше, чем кто-либо выражает характер грузинского человека. Сама личность его – как сколок судьбы грузин.  
Акакий родился 21 июня 1840 года в Верхней Имерети, в селе Схвитори, что близ Сачхере. Отец его, князь Ростом Церетели, отличался живым умом, юмором, был остер на язык, власти ему многое прощали, уважая его за правдивость и прямоту. Мать, Экатэринэ, внучка Соломона I, дочь Иванэ Абашели, осиротев, воспитывалась в семье последнего владетельного князя Гурии, Левана Гуриэли. Она выделялась своей начитанностью, была искусной рукодельницей и вместе с тем – хорошей воспитательницей.
По старинному обычаю, Акакий с младенчества до шести лет рос в семье кормилицы вместе со своим молочным братом в селении Саванэ. Начальным образованием его занималась мать. Восьми лет его отдали в Кутаисскую гимназию. Здесь он подружился с преподавателем математики, поляком Родзевичем, от которого впервые услышал историю Конрада Валленрода и настолько вдохновился пафосом поэмы Адама Мицкевича и его героем, что решил подобно ему стать полководцем и освободителем родины. Вдохновленный этой идеей, юноша, не окончив гимназии, поехал в Петербург, чтобы поступить там в военное училище. К счастью, приехав туда, он попал в общество студентов-грузин, которым удалось отговорить его от этой затеи, и вместо военного училища он поступил на факультет востоковедения Петербургского университета.
Петербургский период оказался весьма плодотворным для Акакия и значительным для формирования его гражданского самосознания. Он сдал все экзамены раньше положенного срока и представил интересную дипломную работу, которая получила всеобщее одобрение, но поскольку гимназия была им не окончена, диплом ему выдать не смогли. Он подумывал о продолжении учебы за границей, но неожиданно для самого себя женился в Москве на Наталии Базилевской и вернулся на родину.
Как в творчестве, так и по своему образу жизни Акакий был свободным поэтом. Официально он нигде никогда не служил. Возможности своего блестящего таланта он полностью посвятил служению родине.
Вскоре по возвращении он становится активным автором журнала «Цискари». Участвует в начатой Ильей Чавчавадзе полемике по вопросу «отцов и детей». В первой же своей статье он поддерживает Илью. Позднее Нико Николадзе приглашает его к сотрудничеству в газете «Дроэба». Он становится желанным автором всех выходивших в Тбилиси журналов и газет – «Кребули», «Джеджили», «Квали», чавчавадзевской «Иверии», куда Илья в известном письме пригласил его к сотрудничеству.
В 1897 году Акакий основывает собственный журнал «Помесячный сборник Акакия» („?????? ?????? ???????“), который издавался три года. Большое место на его страницах уделялось публикации образцов грузинского народного устного творчества.
В 1907 году Акакий издает сатирико-юмористический журнал «Хумара» («Шут»). С первого же номера журнал был запрещен, а его редактора приглашают провести ночь в тюрьме. Однако он не унимается, и в том же году издает по два номера сатирико-юмористических журналов – «Охунджи» («Шутник») и „?????“ («Оса»), которых очень скоро постигла судьба «Хумары».
Трудно переоценить роль Акакия в развитии грузинского театра. В конце 60-х годов он вместе с Рафиэлом Эристави, а потом и с педагогом Мосидзе создает группу любителей сцены и осуществляет несколько постановок. А к концу 1870-х годов Акакий выступает инициатором восстановления профессионального драматического театра. В 1881 году по просьбе Ильи Акакий в течение года занимает пост директора и художественного руководителя театра. Стараниями Акакия театр получает здание и регулярно дает спектакли. В 1903 году театр обращается к Акакию с просьбой снова возглавить работу. Поэт с воодушевлением встречает это предложение и снова целый сезон руководит театром. В том сезоне зрителю были показаны «Гамлет», «Отелло» и «Укрощение строптивой» В.Шекспира, «Доктор Штокман» Г.Ибсена, «Измена» А.Сумбатова-Южина, «Родина» Д.Эристави, «Патара Кахи» («Маленький кахетинец») А.Церетели... Этот репертуар украсил бы театральную сцену любой передовой страны. Акакий очень помогал театру и своей драматургией, благодаря которой репертуар обогащался новыми пьесами.
Пожалуй, не осталось ни одного значительного национального начинания, в котором бы Акакий не принимал действенного участия, будь то «Общество распространения грамотности среди грузин», или установление текста «Вепхисткаосани», подготовка его к изданию, или что-либо другое – все входило в сферу его плодотворной и неустанной деятельности.     
Он обошел и объездил всю Грузию, и всюду народ встречал его с любовью и почетом. Илья Чавчавадзе писал по этому поводу, что «счастлив... Акакий, потому что плоды его заслуг перед родиной он видит воочию, своими глазами, куда бы он не пошел, повсюду его встречают любовь и уважение грузин».                  
Акакий Церетели скончался семидесяти пяти лет от роду 26 января 1915 года, в расцвете своей славы и всенародной любви и почтения. В 1859 году в мартовском номере «Цискари» впервые появилось его стихотворение рядом со стихотворением Ильи Чавчавадзе, и народ навсегда связал эти два имени. Акакия похоронили на Мтацминда рядом с Ильей.
По разносторонности творчества Акакий Церетели настоящий шестидесятник. Блистательный поэт-лирик, драматург, прозаик, автор литературно-критических и публицистических статей – литературное творчество Акакия охватывало почти все жанры. Но прежде всего он был несравненный поэт-лирик. Для него поэзия – небесный дар, ниспосланный Богом. И этого дара удостаиваются лишь избранные. Однако этот дар вовсе не обеспечивает личного счастья поэту. Напротив, с того дня как человек почувствует божественную силу поэзии, «спокойствие для него кончается», повсюду с ним одиночество и бесприютность.

Чувствую всюду вражду,
Отгорела дружба
С той поры, как ты
Стала гостить у меня, Муза... –

читаем в его стихах (перевод подстрочный).

Понимание творчества как судьбы, по замечанию Галактиона, свидетельствует о глубокой современности мировоззрения Акакия. Поэт считает, что в основе таланта лежит божественная любовь, заставляющая забыть все испытания и тяготы жизни и возносить хвалу Господу.
Миссию поэта он считал божественной.
«Мне думается, – писал он, – в мир явлен я для того, ради чего Спаситель страдал на кресте». Это было кредо Акакия как человека и как творца.
Сила неисчерпаемой христианской любви – основа его кредо (И.Эвгенидзе).
По мысли Акакия, творец отличается от обычного человека, ведь он посредник между небом и землей, он принадлежит и небу, и земле. И не должно удивляться его мудрости, как и его, порой, быть может, безрассудству, ибо властитель его мыслей и чувств «некто другой».
В то же время Акакий считает себя «трубой обстоятельств», служащей правде. Сила поэзии в искренности и непосредственности. Поэт идет своим путем, гармоничное звучание струн чонгури сопровождает его, и не устрашит его даже побивание камнями.
Поэзия должна подавать надежду угнетенному и стрелой пронзать сердце угнетателя.
Патриотизм, национально-освободительная идея – основа основ творчества Акакия. Но патриотическое чувство его благородно, так как оно подразумевает уважение к другим народам. Для него весь мир – иконостас, но у него своя единственная икона – его родина («Перед образом»).
В отличие от лирики И.Чавчавадзе, где господствует идея родины, лирика Акакия насыщена конкретными эмоциональными картинами. Родина у Акакия это страна, где «небо-бирюза, земля-изумруд», это обманутая врагом возлюбленная, это больной, который «не умер, просто спит и вновь проснется», вечная возлюбленная – Нэстан, которая таится в плену каджей (злых духов) и ждет избавителя, это Амирани, цепью прикованный к Кавказскому хребту, но придет время и герой разорвет все цепи и оковы.
Патриотическая лирика А.Церетели сильна и тем, что он не проповедует, а ведет спор, в течение которого осуждает тех, кто забывает свой долг перед родиной, обличает тех, кто ни дома, ни на чужбине не годится, кто родного языка не знает, а за иностранный цепляется, кто родной матери, больной, стыдится, а перед мачехой-чужестранкой шею гнет.
Большинство стихотворений наряду с патриотической направленностью отличается политической прозорливостью, остротой и бескомпромиссностью («Новое право», «Заботникам», «Наш Михака», «Звон», «Ура депутатам», «Жених по принуждению» и другие).
С национальной позиции рассматривает поэт и социальную тему.
Вскормленный грузинской крестьянкой, он с раннего детства проникся любовью и сочувствием к трудовому человеку. Эти чувства проходят через все его творчество. Свободный труд в свободной стране – вот один из его идеалов, он выступает против всей системы самодержавия. Однако в его борьбе веет национально-освободительный дух. По неколебимому убеждению Акакия, подлинное социальное равенство и личная свобода возможны лишь в свободной стране.
Акакий не раз говорил, что он не столько заботится о художественной стороне своих произведений, сколько старается показать в своей поэзии боль родины, заботы народа, и если он и создал что-то примечательное с точки зрения искусства, так это получилось независимо от него самого.
В этих словах проявляется скромность, обычно присущая великим художникам, ведь его талант, по высказыванию Галактиона, «смог объять вечное и бессмертное». И в то же время эти его слова объясняют характер очень многих его стихотворений. Большое место в лирике Акакия занимает тема грузинского быта XIX века. По художественной силе описания этого быта с Акакием не сравнится ни один грузинский поэт. Наделенный необыкновенным чувством современности, он стоял на высоте своего времени и отображал явления и быт своей эпохи, но, воскрешая прошлое, он рассматривал его с позиции, стоящей выше локального времени, вневременной, и произведения его преодолевали временной рубеж. Тут уместно вспомнить справедливое замечание Гегеля: «Если изображенный художником материал не имеет никакой связи с настоящим, с современной жизнью, тогда он уже не наш, прошлое собственного народа должно находиться в тесной связи с сегодняшним его положением, с его жизнью и существованием». Если о ком-либо из грузинских поэтов можно сказать, что он современен по своему мышлению и чувствам, то в первую очередь это относится к А.Церетели.          
Духом современности пронизаны исторические произведения Акакия. Стремясь пробудить в читателях патриотические чувства, он и в лирике нередко обращался к исторической тематике, а в его эпических произведениях прошлое Грузии занимает особое место. Можно смело сказать, что А.Церетели поставил прошлое на службу не только настоящему, но и будущему. История приобрела силу примера и стимула, и поэт специально отбирал из прошлого соответствующий материал и соответствующих героев. Из произведений такого характера выделяются поэмы «Торнике Эристави», «Натэла», повесть «Баши-Ачуки», драмы «Патара Кахи» (так народ прозвал царя Ираклия, отличавшегося отвагой, мужеством и невысоким ростом), «Коварная Тамар» и др. Наряду с героями Акакий изображал и тех, кто шел на измену, совершал недостойные поступки, снимая с себя моральную ответственность и объясняя все это тяжелым временем и т.п. В произведениях на историческую тему Акакий прибегает к простым народным формам, благодаря чему ему удается максимально приблизить к современникам события прошлого и его героев.  
Предметом постоянного интереса Акакия была проблема воспитания молодого поколения. Из произведений на эту тему нельзя не назвать повесть «Маленький Тариэл» и замечательную «Историю моей жизни» („???? ?????????????“), но особого внимания заслуживает поэма «Воспитатель» („?????????“). В ней автор с присущей ему живостью и красочной образностью рассматривает проблему – что является главным, определяющим в становлении личности: воспитание или иные факторы.
В грузинском обществе конца XIX столетия именно тогда и появилась поэма, – на этот счет существовали два исключающих друг друга мнения. Одно, идущее из давнего прошлого и сформировавшееся в теорию в XVIII веке, согласно которой единственным решающим фактором являлось воспитание, и второе, оформившееся в теорию в XIX веке: все дело в наследственности, человеческую личность формируют врожденные, присущие ему свойства и качества. Не суть важно, знал ли А.Церетели эти теории. Важно то, что он пишет в своей поэме: «Однако что может сделать только лишь обучение (тренировка), если и природа (натура) не поможет». Иначе говоря, для достижения желаемого результата необходимо объединение, комплекс обоих факторов. Все это поэт показал на примере Сафар-бега. Таким образом, благодаря своей поэтической интуиции, Акакий выдвинул идею, которую, независимо от него, уже в XX веке немецкий ученый, психолог Вильям Штерн сформулировал в теорию конвергенции.   
Упомянутая выше «История моей жизни» А.Церетели безусловно выделяется среди автобиографических произведений грузинской художественной прозы XIX века. Повествование ведется легко, в непринужденной манере с присущим Акакию юмором. Привлекательны портреты его друзей и единомышленников, грузинских писателей и общественных деятелей. Проблемы, затронутые писателем в этом произведении, не теряют своей актуальности даже по сей день.
Как уже отмечалось выше, Акакий – автор интересных литературно-критических и литературоведческих статей. В одной из них (1865 г.) Акакий ставит Илью рядом с Николозом Бараташвили. Это было ново, но время подтвердило его взгляд.
На протяжении всей жизни его интересовали сюжет и проблематика руставелевского «Вепхисткаосани». Вопрос оригинальности сюжета поэмы стал темой его дипломной работы. А в 80-х годах он прочел три лекции о «Вепхисткаосани», в которых он, стремясь показать, что характеры героев поэмы воссоздают нрав и характер представителей различных исторических провинций Грузии, подчеркивает их единство и взаимоподдержку. Эти лекции возбудили серьезную полемику Акакия и Ильи.
Акакий оставил богатое и интересное публицистическое наследие. В этих работах он затрагивает насущные вопросы грузинской действительности. Акакий неустанно служил родному народу и отчизне. Своим многогранным, богатым, неувядаемым творчеством, всей своей деятельностью Акакий Церетели не только заслужил всенародную любовь, но и обессмертил свое имя.


Ладо МИНАШВИЛИ


 
Вторник, 07. Июля 2020