click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


Оперный Жан Габен

 

К 80-летию со дня рождения народного артиста Грузии Тамаза Лаперашвили
На стыке русской и грузинской культур жил и творил красивой души человек, кавалер ордена Чести, талантливый певец и актер, изысканного вкуса музыкант, долгие годы заведующий труппой и заместитель директора Театра оперы и балета им. З.Палиашвили, воспитавший не одно поколение певцов в Тбилисской консерватории им. В.Сараджишвили, народный артист Грузии Тамаз Лаперашвили.
Трудно писать о человеке в прошедшем времени. Но даже то совпадение, что 80-летний юбилей Т. Лаперашвили приходится на Светлое Христово Воскресенье говорит о необычайно чистой и благородной личности.
Тамаз родился в интеллигентной семье Елены Карашвили и Якова Лаперашвили, много лет работавшего директором Грузфильма, где, в первую очередь, ценились порядочность, благородство, человеколюбие и благоговейное отношение к книгам. Юность Лаперашвили пришлась на тяжелые послевоенные годы. В то время на проспекте Плеханова формировалась «золотая молодежь». Это были в основном выпускники железнодорожной школы №7 (директор Алеша Цинцадзе). Ее окончили архитекторы О.Литанишвили, Дж. Тутберидзе, инженеры Т. Цинцадзе, Дж. Цамалашвили композиторы Г. Канчели, С. Насидзе, В. Азарашвили. К ним примыкали Е.Примаков, Дж. Кахидзе. Молодежь после киносеансов в саду Гофилекта собиралась на углу улицы 25 февраля и пела народные песни, серенады, песни из кинофильмов. Там царили свои законы.
Отец часто брал Тамаза на съемочную площадку в экспедиции. Юноша мечтал поступить во ВГИК, но подвернул ногу и не смог осуществить задуманное. И тут вмешался его величество случай. Случайно услышав в ресторане красивый тембр, один из студентов консерватории предложил Тамазу прослушаться у знаменитого педагога В.Кашакашвили. И когда молодой человек предстал перед профессором В.Кашакашвили и ректором консерватории И.Туския – его судьба была уже предрешена. И.Туския выдал ему в середине семестра студбилет (для назойливых визитеров из военкомата) и позволил посещать все лекции, а уже весной он с честью выдержал вступительные экзамены и стал  студентом вокального факультета Тбилисской консерватории.
Блестящая чета Дмитрия Семеновича Мчедлидзе и Веры Александровны Давыдовой, незадолго до этого переехавшая из Москвы в Тбилиси, обратила внимание на студента с незаурядными вокальными данными и добилась зачисления его в класс Д.С. Мчедлидзе. Дмитрий Семенович в дальнейшем передал своему ученику все тонкости интерпретации басовых партий.
Тамаз был благодарен этой чете и считал их своими музыкальными родителями. В свою же очередь Мчедлидзе называл его музыкальным первенцем. В студенческие годы работа и общение с такими музыкантами как М. Камоева и Д. Шведов обогатили репертуар Лаперашвили и в камерном плане.
Камерное пение – это утонченно-углубленный вид музицирования, он требует большой внутренней культуры, вкуса и проникновения в смысл исполняемого текста, который, к сожалению, не всегда бывает по «зубам» оперным певцам. Лаперашвили вошел в историю грузинской культуры не только как талантливый оперный певец-актер, но и как непревзойденный мастер камерного пения.
В 1965 году Тамаз стал лауреатом «Всемирного фестиваля молодежи» и солистом оперного театра. На сцене родного театра он перепел все ведущие басовые партии русского, грузинского и западного репертуара. Это Мазетто, Командор, Лепорелло из оперы Моцарта «Дон Жуан», Пимен, Варлаам, Борис из оперы Мусоргского «Борис Годунов», Кончак из «Князя Игоря» Бородина, Рене и Онегин из опер Чайковского, Мельник из оперы Даргомыжского «Русалка», Барон и Ланчотто Малатеста из опер Рахманинова. Из-за тесситурных сложностей вокальной партии Руслана из одноименной оперы Глинки Лаперашвили был единственным из грузинских певцов, исполнивших эту роль. Во время гастролей театра в Польше на телевидении была снята ария в его исполнении, которая многие годы служила визитной карточкой Тбилисского оперного театра.
Тамаз Яковлевич создал яркие сценические образы: Мефистофель из «Фауста» Гуно, Филипп из оперы Верди «Дон Карлос», дон Паскуале из одноименной оперы Доницетти, Базилио из оперы Россини «Севильский цирюльник»...
Работа с режиссерами Л. Михайловым, А. Штейном, Г. Мелива, Э. Пасын­ковым оставила яркий след в творчестве Лаперашвили. Пасынков однажды заметил: «Если бы существовала сборная мира оперных артистов – Лаперашвили вошел бы в десятку мировых певцов». А в период работы в Ленинграде Тамаза любовно называли «Тбилисский оперный Жан Габен» – настолько яркими были все его персонажи.
Во время гастролей Тбилисского оперного театра в Ленинграде, внимание одного из величайших педагогов В.М. Луканина (соратника Ф.Шаляпина) привлек юноша, исполнявший партию Мазетто в опере Моцарта «Дон Жуан» и он предложил ему стажироваться в его классе безвозмездно. Так Лаперашвили стал стажером Ленинградской консерватории и членом талантливой «басовой семьи» Луканина, где в тот период учились Евгений Нестеренко, Георгий Селезнев, Валерий Малышев. На всесоюзном конкурсе «Концертных программ» Лаперашвили и Нестеренко поделили главную премию. Затем был плодотворный период работы в Ленинградском малом оперном театре и Кировском театре, который отмечен рядом таких ярких работ как Филипп из оперы Верди «Дон Карлос», Порги из оперы Гершвина «Порги и Бесс», дон Базилио из оперы Россини «Севильский цирюльник».
Говоря о заслугах Лаперашвили как выдающегося камерного певца отметим, что для него писали свои произведения композиторы О. Тактакишвили, С. Насидзе, В. Азарашвили, Г. Сихарулидзе, Н. Габуния.
Мне выпала большая честь работать с мастером. Он воспитал певцов Реваза Лагвилава, Нугзара Гамгебели, Ладо Атанели, а по классу сольного пения  Георгия Гагнидзе и Михаила Колелишвили, блистающих на многих мировых сценах. Им всем присуща особая культура звука, фразировка, артистизм.
Талант Тамаза Лаперашвили продолжается в его учениках.

Виктория ЧАПЛИНСКАЯ


 
Пятница, 10. Апреля 2020