click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

И ЗВЕЗДА С ЗВЕЗДОЮ ГОВОРИТ

zvezda-6БЕСЕДОВАТЬ С ИНТЕРЕСНЫМ ПОЭТОМ- ДЕЛО РАДОСТНОЕ И ИНТЕРЕСНОЕ. КАК ПРАВИЛО, НЕЧАСТОЕ. ЗАЧАСТУЮ НЕБЛАГОДАРНОЕ. БОЛЬШИНСТВО ПОЭТОВ ПРЕДПОЧИТАЮТ ПИСАТЬ СТИХИ, А НЕ РАССУЖДАТЬ О НИХ. И ВСЕГДА – УДИВИТЕЛЬНОЕ. И КОГДА ВЫПАДАЕТ РЕДКИЙ СЛУЧАЙ УСЛЫШАТЬ, КАК САМИ ПОЭТЫ РАЗГОВАРИВАЮТ О ДЕЛЕ СВОЕЙ ЖИЗНИ, ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ КОЛУМБОМ. СКОЛЬКО ЖЕ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЕЩЕ АМЕРИК В ПОЭТИЧЕСКИХ ДЕЛАХ... БОЛЬШИНСТВО ПОЭТОВ НЕ ЖАЛУЕТ ДОЛГИХ РАЗГОВОРОВ НА ОКОЛО- И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ТЕМЫ. КАК ЗАМЕЧАЛ В ПОДОБНЫХ СЛУЧАЯХ ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ, «ВСЕ, ЧТО Я ХОТЕЛ СКАЗАТЬ, Я НАПИСАЛ». И ВСЕ ЖЕ... «ПОЭЗИЯ – МЕЙНСТРИМ ИЛИ НЕФОРМАТ?» - ЭТА ТЕМА «КРУГЛОГО СТОЛА», ВЕДУЩИМ КОТОРОГО СОГЛАСИЛСЯ СТАТЬ АЛЕКСАНДР КАБАНОВ, - ИЗ РАЗРЯДА ЛЕЖАЩИХ НА ПОВЕРХНОСТИ. НО ЭТО ИМЕННО ТОТ ВОПРОС, ПО ПОВОДУ КОТОРОГО У КАЖДОГО ЕСТЬ СВОЯ, СОВЕРШЕННО ЛИЧНАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ. «МЕЙНСТРИМ» - ЭТО ОСНОВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ, ПОПУЛЯРНОЕ ЯВЛЕНИЕ. «НЕФОРМАТ» - ОСОБОСТЬ, НЕПОХОЖЕСТЬ, ШТУЧНЫЙ ТОВАР, АВТОРСКАЯ РАБОТА.
ТАК ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ПОЭЗИЯ?
ПОСЛУШАЕМ САМИХ ПОЭТОВ. Александр Кабанов (Украина). Что бы я не набирал в интернет-поиске, связанное с мейнстримом и неформатом, встречаются абсолютно разные точки зрения. Каждый под этими словами подразумевает, понимает что-то свое. Вот я спрашиваю у казанского поэта Остудина: «Ты мейнстрим или неформат?». Я задаю прямой вопрос.
Алексей Остудин (Россия). Ты как-то сказал, что мейнстрим – попса. Это действительно попса.
А.Кабанов. Это не я сказал. Это определение википедии. Вы можете назвать ряд поэтов, которые принадлежат к направлению мейнстрима?
zvezda-3А.Остудин. Это наши великие – Евтушенко...
А.Кабанов. А Бродский?
А.Остудин. Нет. Эпигоны Бродского, повтор – это мейнстрим. А когда человек один выходит на дорогу – это совсем другое дело.
А.Кабанов. Римейк и мейнстрим – это разные вещи. Бродский – популярный поэт?
А.Остудин. В узких кругах все-таки. Мейнстрим – это что-то, понятное всем. Бродский понятен не всем. Мейнстримом стала его личность.
А.Кабанов. Пастернак – мейнстрим?
А.Остудин. Как личность. Но как поэт нет, конечно.
А.Кабанов. А кто входит в круг поэтов неформата?
А.Остудин. Сейчас нет неформата. Из молодых – наверное, Поляков. Постарше – Кальпиди. Естественно, Парщиков.
А.Кабанов. А Кенжеев?
А.Остудин. Конечно, мейнстрим.
А.Кабанов. Бахыт Шкуруллаевич, что вы думаете по этому поводу?
Бахыт Кенжеев (Канада). Все сводится на самом деле к знаменитым дискуссиям, благодаря которым Тынянов написал об архаизме и новаторстве. Всем известно, что новаторы становятся архаистами со  временем, возникают некие новаторы в языке, в стиле по сравнению с бывшими новаторами... С этой точки зрения без  Тынянова вся дискуссия становится бессмысленной. Нужно обращаться к тому, что было наработано в 20-30- годы нашими так называемыми формалистами. Вопрос о том, Бродский формат или неформат, мейнстрим или не мейнстрим – это по сравнению  с чем?
Игорь Эбаноидзе (Россия). Надо понять – в чем мейнстрим? Он существует в определенных пределах, пространстве. Говорить о культуре вообще...
А.Кабанов. Давайте о современной поэзии.
И.Эбаноидзе. Срез современной поэзии очень разный. В верлибровой тусовке человек, который будет писать традиционными стихом и рифмой, будет неформат.
А.Кабанов. Речь идет не о тусовке...
zvezda-4И.Эбаноидзе. К сожалению, приходится говорить о том, что грубо можно назвать именно  тусовками, более академично – объединениями, школами... Распределение у нас на сегодняшний день такое – в каждом из этих маленьких течений, протоков есть свой мейнстрим, который может быть неформатом для другого.
А.Кабанов. Получается, что грузинский фестиваль поэзии – это некая тусовка...
И.Эбаноидзе. Этот фестиваль очень странный, потому что тут перемешаны абсолютно разные тусовки. Тут встречаются люди настолько архаичные по отношению к любому современному течению, которые пишут так, как будто...
Б.Кенжеев. Северянина не было.
И.Эбаноидзе. А есть и люди из современных течений.
А.Кабанов. А конкретно, кто эти персоналии? Я пытаюсь вывести вас на конкретный разговор, потому что у каждого абсолютно разные мнения по поводу мейнстримов и неформата. Это все равно, что говорить о Боге. Подходы разные к великому дискуссу. А подходы вкусовые, типа что нравится больше – борщ или пельмени? Кенжеев, Остудин – это мейнстрим или неформат?
И.Эбаноидзе. По сравнению с чем...
А.Кабанов. Как это? Я не могу задать параметры в вакууме.
И.Эбаноидзе. Ну хорошо. Мейнстрим – это Остудин. Хотя к попсе это не имеет никакого отношения. Мы говорим, имея в виду традицию большей встроенности в то, что привычно, что на слуху, или о большем наличии собственного голоса. Вот на этом фоне Олеся Николаева – это неформат.
Олеся Николаева (Россия). Ну раз уж вы меня упомянули, я вот что хочу сказать. В 80-ые годы меня называли «отличницей стиха». А потом я стала этот стих «разбалтывать» и стремилась к поэтике псалтири, к ее ритмике, звучанию. Есть вечная подоснова жизни, и есть то, в чем она выражается, разные формы. Тогда это выглядело совершенно дико, и культурнейший человек, мой редактор в «Советском писателе», был в ужасе и говорил, что так нельзя писать, что это как будто стилизовано под какое-то графоманское письмо. Это был действительно неформат. А через 15-20 лет после этого я увидела, что только ленивый уже так не пишет. Конечно, это стало мейнстримом. Я думаю, что поэт в поисках своей интонации, своего голоса неизбежно начинает делать какие-то иррациональные протестные жесты, жесты отталкивания от общего автоматизма письма, выворачивания литературного штампа, но постепенно это, входя в нашу поэтическую реальность, действительно начинает становится мейнстримом, и тогда ставится другая задача – как бы не стать эпигоном своих эпигонов, как уйти с этой территории, которая изначально была твоей, но которая теперь заселена огромным количеством людей. Я думаю, что это совершенно закономерное взаимодействие того, что называется традицией, существования в традиции и, наоборот, отталкивания, выныривания из этой традиции, уходом от нее как угодно – в верлибр или в суперрифмованный стих. Тут уже нужно нащупывать новый пласт, находить новое звучание.
zvezda-6А.Кабанов. Вадим, что думаете вы по этому поводу?
Вадим Муратханов (Узбекистан). Понятия очень широки. Я согласен со многими. Сегодня мейнстрим, завтра – это неформат. Если попробовать сменить ракурс, когда какой-то географический критерий пытаешься включить, то это видно, лакмусовая бумажка буквально. Вот есть, к примеру, Москва. Поэты ходят на поэтов и то, что они читают и слышат  в основном в этом контексте является мейнстримом. Те же самые поэты, выезжая на какой-то фестиваль в русскую провинцию, превращаются для публики в неформат. Автоматически. Идет какое-то переключение в плоскости восприятия. Там мейнстрим – это что-то другое, какие-то местные корифеи, а приехавшие кажутся формалистами иногда, авангардистами, кем угодно. То есть время неодинаково течет, литература развивается в разных точках пространства, в частности, русскоязычного, неодинаково, и это интересная лакмусовая бумажка.
Б.Кенжеев. Несколько замечаний. Подобная дискуссия очень сильно сбивается сразу с литературоведческой, критической на дискуссию между тусовками. Потому что слово мейнстрим придумано неудачниками, которые считают, что их никто не понимает, не хочет слушать, не хочет печатать, и они тусуются между собой, потому что они новаторы. Но пардон. В этом плане никакого мейнстрима нет. Есть талантливые поэты и неталантливые... Абсолютно верно сказала Олеся, что неформат становится мейнстримом. Ну куда больший мейнстрим, чем Бродский сегодня? А ведь он был ужасно нетрадиционный, реальный новатор. Сегодня его растащили на куски и восемь из десяти поэтов пишут под Бродского. Кстати, очень интересно Вадим сказал по поводу географии. Например, Херсонский или Кекова. Их в Одессе и в Саратове не очень любят, нет пророков в своем Отечестве. Там они неформат. А на всероссийской сцене они мейнстрим. Так что разбирайся, не разбирайся... По мне, так главное мерило, повторю, это действительно талант. Раз уж здесь говорят о личностях, то Цветков – ярый модернист, а я – ярый традиционалист. Так какого черта мы сорок лет дружим и очень другу друга любим? В том числе и как поэтов. Когда появился хулиган Кабанов лет шесть назад, который действительно хулиган в поэзии, новатор, неформат, в «Московском времени» его сразу очень полюбили. Потому что дело не в этом. Ужасно много есть жулья, может быть подсознательно они жулики, я не знаю.
А.Кабанов. Концептуалисты. Шабашники.
Б.Кенжеев. Концептуалисты не все жулики. Финштейн, например, не жулик. Я не могу сказать, что я люблю его стихи, но он не жулик.
А.Кабанов. А Кибиров?
Б.Кенжеев. Кибиров совсем не жулик, а Пригов был жулик. Но жулик гениальный. Когда ушел от нас Дмитрий Александрович Пригов, я очень сильно запечалился и сказал: Был у нас гениальный жулик, но с совестью и честью. А на смену придут люди и без таланта, и не любящие поэзию, и без совести.
А.Кабанов. Будут распиливать бюджет русской поэзии.
Б.Кенжеев. Да. Ей-богу я не хочу сбиваться на разговор, какая тусовка... Появляются замечательные новые русские поэты. Кроме того, когда ругают мейнстрим, говорят, вот эти обоймы стариков, сидят на своих лаврах... Каждый из моих друзей за время своей жизни менялся минимум три-четыре раза, превращаясь в совершенно другого поэта. Но из мышиной-крысиной норы этого не видно.
А.Кабанов. Андрей Витальевич, у вас есть, что сказать?
Андрей Василевский (Россия). Есть. Для того, чтобы говорить сегодня о мейнстриме и неформате, необходимо как условие некое согласие внутри культурного сообщества относительно ну хотя относительно десяти современных поэтов, чего в настоящее время нет. Если мы  представим себе гипотетический опрос экспертов (с другой стороны есть и реальные аналоги), критиков, поэтов, издателей, занимающихся современной поэзией – зададим два вопроса: - хороших поэтов сейчас пять или пятьсот? Если их пять, то как их зовут? Ответы, я вам ручаюсь, будут выглядеть так: эксперт отвечает – какие пятьсот, конечно, пять и зовут их А, Б, В, Г, Д. Спрашивают второго эксперта – их и пяти-то нет, их всего-то трое, и зовут их Е, Ж, З. Третий отвечает, есть всего один, и зовут его И. И все так и продолжается. Когда мы опросим таким образом пятьдесят – или сколько их там – экспертов, и начнем подводить итоги, мы увидим парадоксальную вещь, что каждый из опрошенных категорически настаивает, что поэтов хороших один, два, три, максимум пять, но поскольку каждый называет все новые и новые имена, а переклички минимальные, то в результате мы получаем список в пятьсот поэтов, которые все хорошие. В этих условиях не может быть ни мейнстрима, ни неформата. Вот и все.
Борис Казинец (США). Я человек не знающий поэтические ваши все дела, но я практик. Я всю свою жизнь читаю стихи разных авторов. Я вам расскажу любопытную историю. Когда я в 91-м году приехал в Америку, то где-то месяца через три-четыре ко мне подошла группа из 10-15 человек очень интересного вида, солидных, как потом выяснилось там были доценты, профессора. Эмигранты. И сказали: «Мы узнали, что вы, оказывается, артист. Вы связаны с театром, с поэзией. Не могли бы вы нас организовать и мы что-нибудь сделали. Сколько можно ходить по фли-маркетам и выискивать бытовые вещи. И когда мы собрались первый раз, я спросил, а что бы вы хотели, какой поэтический вечер. Как вы думаете, кого они назвали? Вопрос на засыпку.
Из аудитории: Евтушенко? Бродский? Юз Алешковский?
Б.Казинец. Ничего подобного. Сергей Есенин. Я ожидал всего, но не того что эти люди мне скажут – Есенин это моя страсть. Когда было 75-летие со дня рождения Есенина, я вел грандиозный вечер в Константиново. Для меня Есенин – это моя жизнь. И скажите мне, в чем же дело? Что такое формат или неформат? Самое главное, что этот вечер прошел.
А.Кабанов. Мы подошли к каким-то моментам, я упоминал в контексте нашей дискуссии книжку Чупринина, где все четко изложено. Я, читая, спорил. Скачал пиратскую версию в интернете, о чем доложил автору Сергей Иванович?
zvezda-2Сергей Чупринин (Россия). Саша, не буду пересказывать, что я написал. Тем более, что я уже забыл. Мне кажется, что все стало приобретать какие-то разумные очертания. Тема мне казалась бредом. Лишнее слово – или. Я бы поставил через запятую – мейнстрим, неформат. Или через соединительный союз и. Здесь много было сказано разумного. Я солидаризируюсь с отцом Владимиром, с Олесей, с Бахытом. Но я продолжу вот какую мысль. Начиная с перестройкой, гласностью и появлением гражданских свобод, появилась свобода эстетическая. Вернее, она была всегда, но принадлежала каким-то отдельным индивидуумам. Сейчас эта свобода охватила все население, умеющее читать. У каждого есть своя иерархия ценностей, свой вкус, свое понятие. Началось время, которое можно было бы назвать временем разбрасывать камни. Но это время всем уже надоело изрядно. Хочется некоторой упорядоченности смысла и внутреннего согласия. Я рассказывал как устроена премия «Поэт». Она построена как премия согласия между разными людьми. Попробуем договориться хотя бы в чем-то. Не попробуем показать свою неповторимую индивидуальность в своем вкусе и выборе, а хотя бы сойдемся в некоторых общих темах. Для нас принципиально важно, чтобы каждый член жюри обязан назвать два имени, не разделимых на первое и второе. Либо тот либо этот. То есть он внутренне, морально готов принять третьего, четвертого, пятого. Раскрою страшную военную тайну – премия вручается уже шесть лет и есть члены жюри, которые всегда называют имена, еще ни разу не получившие награду, а есть члены жюри, которые уже исчерпали весь свой список и уже не понимают за кого голосовать.  Те поэты, кому они отдавали свои голоса, уже все получили. В жюри 15 человек – разных. Понятно, что Олеся Николаева смотрит на поэзию иначе, чем Кибиров. Или, если угодно, чем Владимир Новиков. Потенциально каждый раз может быть названо 30 человек. Страшная угроза, о которой говорил Андрей, что будет 500, но никогда не было больше 11. Мне кажется, что актуальная задача для членов литературного сообщества не как ярких индивидуальностей-поэтов, а просто как участников процесса – это пробовать находить места согласия и жить хотя бы с тем немногим, о чем нам удалось договориться.
zvezda-1Елена Исаева (Россия). Мне кажется что язык – это инструмент, а не самоцель. Поэтому для меня главное – это сообщение, зашифрованное в некоем тексте. Для того, чтобы это сообщение озвучить, нужны мейнстримные инструменты, чтобы меня поняли многие и мне нужен неформат, и тогда я буду биться головой об стену или изобретать какой-то свой язык, который нужен именно для этого сообщения. Я не знаю, в чем тут спор.
Б.Кенжеев. Это и есть путь поэта, Леночка. Вечная дилемма.
Юрий Юрченко (Франция). Когда человеку плохо или хорошо, он берет с книжной полки и перелистывает любимое. У нас странная тусовка. Прости меня, вчерашний именинник, Леша, я тебя очень люблю, но я увидел, как ты боишься быть простым. А ты жутко интересный. И как все бояться быть простыми. А я вот вчера открыл стихи Василевского, и услышал эту неповторимость и голос. Спроси меня, что это – мейнстрим или неформат? Да в гробу я это видел! За душу взяло, извините за примитив. А сегодня я открыл Римму Маркову, и увидел, что поэт не боится быть простым, быть собой, очень индивидуальной и традиционной только внешне. Женя, Женя, одиноко, не спасают и враги, нет ни Пушкина, ни Блока, только Кедров и Айги. Ни дыханья, ни движенья, ни воздушных кораблей, мы живем во время, Женя, серых голых королей. Вот такая вам конфета. Вот такие пироги. Ни Цветаевой, ни Фета. Пригов, Кедров и Айги.  А вот придет сегодня человек, который банально срифмует водка-селедка, кровь – любовь, и какая разница как он называется... Простите, я так банально говорю...
А.Кабанов. Спасибо, Юра. Это очень интересно.
Б.Кенжеев. Одно из определений поэзии звучит так: Превращение смысла.
А.Кабанов. Знакомые слова.
Б.Кенжеев. Я вспомнил историю футуристов – остался один Маяковский, из символистов остался один Блок, из акмеистов – Мандельштам. Когда ты разрабатываешь новое орудие, за ними обязательно должно стоять, что тебе есть сказать. Совесть надо иметь. Многие, выдающие себя сегодня за неформат, им нечего сказать, кроме как поиграть словами, да и то не очень талантливо.

Записала Нина ЗАРДАЛИШВИЛИ

Ему показалось, что их было четыре.

Всему "Скачать песню бесплатно а студио папа мама"этому можно было "План квартиры в панельном доме"легко поверить.

x x x Между тем Швейк беседовал с "Бесплатные игры тотали спайс"Кунертом о его хозяине.

В эту минуту на тебя "Скачать пробный антивирус доктор веб бесплатно"были устремлены глаза человека, впервые заметившего тебя, "Скачать вери джон войны античности"и в темной глубине этих глаз блеснул огонь, не суливший ничего хорошего.


Зардалишвили(Шадури) Нина
Об авторе:
филолог, литературовед, журналист

Член Союза писателей Грузии. Заведующая литературной частью Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Окончила с отличием филологический факультет и аспирантуру Тбилисского государственного университета (ТГУ) имени Ив. Джавахишвили. В течение 15 лет работала диктором и корреспондентом Гостелерадиокомитета Грузии. Преподавала историю и теорию литературы в ТГУ. Автор статей по теории литературы. Участник ряда международных научных конференций по русской филологии. Автор, соавтор, составитель, редактор более 20-ти художественных, научных и публицистических изданий.
Подробнее >>
 
Пятница, 17. Ноября 2017