click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Стоит только поверить, что вы можете – и вы уже на полпути к цели.  Теодор Рузвельт


От А До Я

https://lh4.googleusercontent.com/-n4QGvwQDVyo/U00c-uD813I/AAAAAAAADT0/-1ItBRWaGpU/s125-no/a.jpg
Шоколадный король

190 лет назад родился выдающийся отечественный промышленник – знаменитый «шоколадный король» Алексей Иванович Абрикосов. Основанное им предприятие существуют и поныне – это московский концерн «Бабаевский», в основе которого была известная на всю Россию кондитерская фабрика «Товарищества А.И. Абрикосова Сыновей». История широко известного бренда началась в самом конце позапозапрошлого века. Крепостной крестьянин Степан Николаев из Пензенской губернии был отпущен своей барыней на оброк в Москву в очень почтенном возрасте 64 лет. Он был великолепным кондитером, всю жизнь готовившим к господскому столу вкусные варенья и фруктовую пастилу. И представьте себе, в суете большого города он не пропал, а создал мастерскую и варил варенье на продажу. И дела его пошли так успешно, что он выкупил из крепости и себя и своих близких – двух сыновей и их жен с внуками. Все они и стали ядром семейного предприятия. Вскорости младший сын Иван – самый грамотный из них, записался в Семеновскую торговую сотню, став московским купцом и открыв лавку для сбыта готовой продукции. А в дни наполеоновского нашествия, по семейному преданию, случилась необычайная история. Когда в мастерскую по изготовлению сладостей не уехавших в эвакуацию Николаевых зашел французский патруль, один из вражеских солдат – немолодой кучерявый блондин заинтересовался процессом варки смеси из яблок и абрикосов. Он подошел поближе к огромному дымящемуся чану и знаками начал показывать, какие ингредиенты он бы добавил. Иван Николаев подчинился – замечания француза ему показались дельными. Очевидно, это был мобилизованный в пехоту парижский кондитер, истосковавшийся по любимому делу. Он задержался до окончания работы и остался доволен результатом. Через несколько дней блондин еще раз их посетил и сам изготовил для них настоящие французские монпансье и фруктовые конфеты с начинкой желе, подробно объясняя жестами способы приготовления – настоящим мастерам даже «на пальцах» легко найти общий язык. А потом французы ушли из Москвы. Больше об этом кондитере Николаевы не слышали, но молились за его благополучное возвращение на родину. Неизвестно, правдивая ли эта история, но факт остается фактом, никто во всей Москве не готовил монпансье лучше. А вскорости Николаевых за умение творить чудеса с абрикосами так и прозвали – Абрикосовыми. В итоге это стало их фамилией. Но подлинный расцвет семейного бизнеса был связан с представителем третьего поколения – Алексеем Ивановичем, внуком Степана и сыном Ивана. Он выгодно женился и на приданое в пять тысяч рублей развернул большой проект. Именно при нем была основана фабрика, расширился ассортимент, началось изготовление шоколада  и открылись специализированные магазины. А еще произошло объединение с чаеторговой компанией братьев Поповых – они были кузенами жены Алексея Абрикосова. В их семье родилось двадцать два ребенка. Это обеспечило преемственность руководства фамильным делом. А в 1899 году «Товариществу А.И. Абрикосова Сыновей» было присвоено почетное звание «Поставщик Двора его Императорского Величества».
Вспоминая Алексея Ивановича Абрикосова, можно сказать, что он, удерживая небольшую цену на свои кондитерские изделия, сделал шоколад поистине народным лакомством, а не только для обеспеченной элиты.
После революции 1917 года империю «шоколадных королей» национализировали и запретили выпускать шоколад, а только карамель. В Великую Отечественную войну на фабрике и вовсе выпускали для фронта пищевые концентраты – брикеты пшенной и гречневой каши, сгущенку. Но уже с 1944-го по личному распоряжению Сталина, очевидно, помнившего старорежимные конфеты, было вновь налажено производство шоколада. Правда, станки для цехов были уже трофейными, их привезли из Германии.



Житель Солнечной долины

Великий американский джазмен Гленн Миллер родился 110 лет назад. И все поклонники его творчества наверняка поставят на свои плееры его бессмертные хиты – «Chattanooga Choo-Choo», «Tuxedo Junction», «The American Patrol», «Kalamazoo», «Little Brown Jug», «Pennsylvania 6-5000», «String of Pearls» и визитную карточку его джаз-банда «Moonlight Serenade». А еще можно будет посмотреть чудную музыкальную комедию «Серенада Солнечной долины» с знаменитой фигуристкой Соней Хенни, где одним из второстепенных героев снялся сам маэстро Миллер. Глядя на него совершенно невозможно догадаться, что это эстрадная звезда – он был похож, скорее, на гарвардского профессора или модного писателя – в очках, одетый в безупречно твидовый костюм. К тому же, в джазовом мире до него никогда не было руководителя оркестра-тромбониста. В чем его популярность сегодня, сразу и не скажешь. Может, в особой задушевности его композиций, или особом драйве той же «Читанага-Чучи», а может в безупречных изысканных оранжировках – его называли королем оранжимента. А еще, конечно же, дело в необычайной харизме. Миллер олицетворял вовсе не брутального супермена, а настоящего, надежного мужчину-горожанина, хорошего отца, внимательного и верного друга. Таким был Атикус Финч – герой книги Харпер Ли «Убить пересмешника» - создатели фильма по этой книге сделали их похожими. Гленн Миллер был женат только на одной женщине, был настоящей опорой и другом своим музыкантам, патриотом своей страны и пошел добровольцем на войну. А с войны он не пришел. Его самолет улетел туманным днем из Англии во Францию через Ла-Манш и навсегда пропал... Был это несчастный случай, или немецкий истребитель – так навсегда и осталось тайной.



Не открыл, но объяснил

Все мы с детства знаем древнюю притчу про трех мудрецов, которых с закрытыми глазами попросили описать слона. Один потрогал хвост и сказал, что слон – это веревка, другой, ощупав хобот, решил, что слон – это змея, а третий, обняв ногу гиганта, решил, что слон – это дерево... Так было и с огромным новым материком Америкой. Колумб, первый добравшимся до нее, до конца жизни утверждал, что это Индия. Он считал, что если двигаться на Запад, то из-за шарообразности нашей планеты, доплывешь до вожделенной Земли пряностей. Хотя, тогдашние астрономы уже знали, что Земля круглая. Только об этом было не принято говорить, чтобы не ссориться с церковью. Хотя и церковники тоже об этом знали. Они только ждали того, кто доходчиво и не с воинственно атеистических позиций объяснит миру, что именно открыли на западной стороне Атлантического океана... И такой человек нашелся. Но им стал  вовсе не отважный морской волк Христофор Колумб, а доселе никому не известный снабженец его первых экспедиций – флорентиец Америго Веспуччи, один из директоров крупного торгового дома. Он занимался оснащением кораблей Колумба. Сам великий адмирал отзывался о нем как о честном и дельном партнере.  И незадолго до смерти даже рекомендовал его королю на должность главного кормчего. Но наступил момент, когда почтенный купец в возрасте 45 лет вдруг, как мальчишка убежал в море, чтобы увидеть неведомые земли, о которых грезили романтики всех времен. Но как случилось, что Веспуччи, не командовавший никакими экспедициями, остался в истории наравне с великими капитанами-первооткрывателями? И почему именно его именем был назван новый материк? Да просто у него оказался хороший литературный стиль и образный язык. Америго так увлекательно описывал путешествия своим друзьям, что его письма было грех не опубликовать отдельной книгой, а она стала бестселлером того времени. Так о Новом Свете узнали читатели разных стран, а имя автора путевых заметок стало суперпопулярным. К тому же Веспуччи, которому в этом месяце исполняется 560 лет, первым догадался, что найденная земля вовсе не Индия, а новая часть света. Так Америка стала Америкой, а вовсе не Колумбией. И это не так уж и несправедливо! Потому что иногда важно не только открыть новое, но и интересно об этом рассказать.



ВеликИй кобзарЬ

Девятого марта исполняется двести лет со дня рождения великого сына украинского народа Тараса Григорьевича Шевченко – одного из основоположников национальной украинской литературы, поэта, этнографа и художника. Между прочим, он был еще и академиком Императорской Академии художеств. Но нам он больше известен своими стихами. Его поэтический сборник «Кобзарь» переиздается до сих пор. Хотя, письма и большая часть прозы написана по-русски.
Судьба у него была совсем непростая. Сын крепостного и сам крепостной помещика П.Энгельгарта Тарас рано осиротел и вынужден был стать сначала пастушком, а потом служить у дьячка-учителя. А после он стал помощником маляра, где освоился управляться с красками, проявив неожиданный талант художника. Его барин удивился и вознамерился сделать из него домашнего художника, что было модно среди крупных помещиков, которые из своих крепостных делали музыкантов и театральных артистов. Энгельгарт отдал его в учение, сначала в Вильне, а потом уже и в Санкт-Петербурге. Там, срисовывая статуи Летнего сада, он обратил на себя внимание земляка – художника И.Сошенко, который организовал его показ знаменитым художникам-академикам К.Брюллову, А.Венецианову и поэту В.Жуковскому. Юноша им очень понравился своей одаренностью и они решили попробовать его вызволить из крепостных. Но тут неожиданно проявил упрямство его барин П.Энгельгарт. Было решено выкупить Тараса за огромную сумму. Помочь этому мог благотворительный художественный аукцион. Вот что вспоминал Шевченко: «Сговорившись предварительно с моим помещиком, Жуковский просил Брюллова написать с него портрет, с целью разыграть его в частной лотерее. Великий Брюллов тотчас согласился, и портрет у него был готов. Жуковский, с помощью графа Виельгорского, устроил лотерею в 2500 рублей, и этой ценой была куплена моя свобода 22 апреля 1838 года». И юноша с головой окунулся в работу, сочетая занятия живописью с поэзией. Он не только стал к 1843 году свободным художником, но и написал своего «Кобзаря» и поэму «Гайдамаки». Но в 1846 году Шевченко стал участником Кирилло-Мефодьевского общества, которое вскорости было в полном составе арестовано, как общественно опасное. Сам государь Николай Павлович занимался этим делом. К участию Тараса Шевченко он поначалу отнесся снисходительно и даже посмеивался, читая его сатиры и эпиграммы, пока не наткнулся на ехидное стихотворение, посвященное его жене. Тут монарх разгневался и обиделся:«Допустим, он имел причины быть недовольным мною и ненавидеть меня, - заметил Николай, - но ее же за что?» Так Тараса Шевченко «забрили в солдаты» и, запретив писать и рисовать, отправили в степи Оренбургской губернии. Так прошли долгие одиннадцать лет. В ссылке Шевченко морально окреп и обзавелся знакомствами с деятельными вольнодумцами и ссыльными поляками. После смерти Николая I, он вышел на волю по ходатайству Президента Академии художеств графа Толстого. После освобождения он проживал в Петербурге, занимаясь не только литературой, но и художественными работами. Он стал замечательным гравером. А в 1860 году ему было присвоено звание академика.
Последние годы своей жизни Тарас Григорьевич  составлял школьные учебники на украинском языке. Умер он, к сожалению, в 47 лет, оставив множество нереализованных проектов – крепостная юность и солдатчина не прошли даром. Он был похоронен, согласно своему завещанию, на Украине на самой Чернячьей горе возле города Канева.

 
Воскресенье, 23. Января 2022