click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


В ПРОСТРАНСТВЕ ПИРОСМАНИ

https://lh4.googleusercontent.com/-ZUgs4ztO0wo/UrARbY-EzZI/AAAAAAAAC2M/fefeKFJik5c/s125-no/k.jpg
Для неспециалиста имя великого художника-самоучки Нико Пиросманашвили, более известного как Пиросмани, ассоциируется, прежде всего, с такими его шедеврами, как  «Дворник», «Рыбак» и «Актриса Маргарита», с его потрясающими анималистическими работами и  бытовыми сценами. С  давней кинокартиной  Георгия Шенгелая «Пиросмани», в которой заглавную роль сыграл художник Авто Варази, с другим, более поздним  фильмом  Гиги Лорткипанидзе, где в образе гениального творца предстал не менее гениальный Отар Мегвинетухуцеси.  С параджановскими  «Арабесками на тему Пиросмани». Со стихами Андрея Вознесенского и Евгения Евтушенко… А для специалиста художник Нико Пиросманашвили – это бесконечное «Странствие в пространстве Пиросмани».  Так назвала свою книгу, посвященную знаменитому представителю наивного искусства, Светлана Сабуцкая-Буачидзе – одна из участниц  международной интердисциплинарной  конференции «Пиросмани и грузинская культура», организованной под эгидой ЮНЕСКО при поддержке Министерства культуры и охраны памятников Грузии,  Национального научного фонда Шота Руставели, Международного культурно-просветительского союза «Русский клуб», Посольства США в Грузии, Национального музея Грузии, Национального агентства охраны культурного наследия Грузии, Государственного центра фольклора, Государственного музея театра, музыки, кино и хореографии Грузии, Национального архива Грузии, Национальной Парламентской библиотеки Грузии. Она прошла в Национальном научном центре  истории грузинского искусства и охраны памятников имени Г.Н. Чубинашвили.
Книга Светланы Сабуцкой-Буачидзе – отнюдь не научное исследование. Это, скорее, впечатления и размышления, попытка разгадать неразгаданное, прочувствовать тайное, скрытое. Не случайно главы «Странствия» - автор определила жанр своего литературного опуса  словом  «феерия» - называются «Восхищение», «Настроение», «Удивление»… Первая ее встреча с Пиросмани произошла в 1959 году, в Государственном музее изобразительных искусств. 
«Поразительный и незабываемый эффект от живописи, совершенно непонятный по молодости лет, зажег в душе ответное сияние. Картины Пиросмани излучали свет – для меня это было совершенно очевидно», - вспоминает Светлана Сабуцкая-Буачидзе. Отсюда, из юности, и началось ее странствие в пространстве Пиросмани. И это происходило не в одиночку, а вместе с мужем – профессором  Нантского университета, известным писателем, ученым, автором книги «Пиросмани, или Прогулка оленя» Гастоном Буачидзе. На конференции он  выступил с блестящим докладом-эссе «Заздравный тост с рыбой». Это фантазия на тему картин  Пиросмани, где фигурирует рыба: «Рыбак в красной рубахе», «Ишачий мост», «Кутеж трех князей». Гастон Буачидзе предложил необычную интерпретацию творчества Пиросмани, переведя его  художественный мир на язык словесных метафор. Одна из участниц обсуждения доклада Буачидзе отметила мистический экспрессионизм его текста, в котором выражен грузинский характер. 
В конференции приняли участие многие замечательные искусствоведы со всего мира. Среди них –российский ученый,  автор публикаций по истории русского искусства XIX-XX веков, книжному искусству, член Российской академии художественной критики, член Ассоциации искусствоведов Эраст Кузнецов. Он представил четвертое, дополненное издание монографии «Нико Пиросмани». Эраст Давидович родился в Тбилиси, регулярно публикуется еще со студенчества, и за пятьдесят с лишним лет выпустил шестнадцать книг. Еще в 1975 году появилась его первая книга о Пиросмани. Новая  книга-биография художника – это документальное жизнеописание, в котором автор критически оценивает различные источники. Эраст Кузнецов рассматривает творчество Пиросмани  в контексте городской жизни старого Тифлиса, его неповторимого художественного мира. «Тифлис времен Пиросмани – удивительный город. Уже не такой, каким полвека назад его видел Пушкин, он стал, быть может, еще удивительнее. На Азию он смотрел Европой, на Европу – Азией», - пишет автор.
В книгу включены репродукции картин художника и документальные материалы, в частности, в ней воспроизведен акт экспертизы (факсимиле), позволившей идентифицировать Пиросмани на групповой фотографии 1916 года.
Доктор искусствоведения  Лиана Антелава затронула проблему методологии исследования творчества Пиросмани – по ее мнению, необходим системный подход к изучению его наследия, то есть рассмотрение объекта как  целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Теоретические вопросы исследования творчества Нико Пиросманашвили оказались в центре внимания и доктора исторических наук Ирины Абесадзе – она говорила на конференции о перспективах пиросманологии. «Стало ясно, что пиросманология не есть только определенное направление искусствоведения, но предмет более широкого интереса культурологов и требует интердисциплинарных подходов, комплексного исследования с подключением искусствоведов, философов, специалистов психологии творчества. Необходимо также, в соответствии со стандартами XXI века, проведение современно оснащенной лабораторной экспертизы, чтобы отличить подлинные оригиналы на арт-рынке от множества клонов», - считает И.Абесадзе.
В связи с этим следует отметить сообщение директора Государственного музея театра, музыки, кино и хореографии Грузии Георгия Каландия под названием «К атрибуции неизвестной работы Пиросмани». Крупный специалист по творчеству Пиросмани Гиорги Хоштария выступил с докладом «Оценочная дискуссия и творчество Пиросмани». Для ученого совершенно неприемлема оценка Нико Пиросманашвили как очень талантливого, но непрофессионального художника. По мнению Г.Хоштария, главный принцип изучения творчества Пиросмани – анализ его художественного строя, то есть рассмотрение наследия с точки зрения художественной целостности.  Искусствовед  отмел возможные обвинения в формализме такого подхода, потому что, на его  взгляд, содержание и форма существуют в неразделимом единстве, и  попытка отделить одно от другого – не что иное, как  вульгаризм.
Профессор Ори Солтес из Джорджтаунского университета (США) в своем докладе «Роль примитивизма в формировании модернизма в Тбилиси и Париже» сопоставил творчество Пиросмани с картинами французского живописца-самоучки, одного из самых известных представителей наивного искусства Анри Руссо, а его соотечественник Петер Роллберг (директор Института европейских, российских и евразийских исследований, Университет Джорджа Вашингтона) обратился к теме: «Пиросмани, как парадигматический творец: биографический фильм Георгия Шенгелая и его контекст».
Дженнифер Элен Бревин из Великобритании (Кембриджский университет) заинтересовал исторический и идеологический  контекст  признания личности Пиросмани в годы советской власти. Она обратилась к документам эпохи – к  различным книжным изданиям, периодике, в которой содержалась оценка творчества художника с точки зрения социалистического реализма. «Наивная мечта художника претворена нами в жизнь изумительным по размаху подъемом творческой жизни советских художников. Нашим творцам уже не приходится мечтать о стакане чая. Богатая творческая жизнь наших мастеров кисти и резца обеспечена экономикой страны победившего социализма», - читаем в публикации от 1936 года.     
Интересный доклад представила молодой искусствовед  Ярослава Былинкина из Санкт-Петербурга (Государственный Эрмитаж). Он назывался «Тифлисская портретная школа. К вопросу  взаимовлияний в грузинском портретном искусстве». Исследователь подчеркивает, что на фоне процессов культурной глобализации приобретает особую актуальность изучение культурного наследия. «В общей панораме развития искусства Грузии станковый портрет второй половины XVIII – начала XIX века  занимает важное место. Его история развития отражает особенности мировоззрения эпохи, характерную стилистику художественного языка, демонстрируя  плодотворный результат диалога различных национальных традиций. Для современного исследователя остается интересным вопрос формирования традиций грузинского портрета на основе многогранности взаимовлияний. На формирование школы оказали воздействие следующие культурные явления: византийские настенные храмовые росписи XII–XIII веков, которые нашли свое отражение во фресках грузинских монастырей и храмов; иранское искусство миниатюры, а позже раннекаджарский (Иран – И.Б.) портрет, повлиявшие на развитие грузинской миниатюры и живописи», - к такому выводу приходит Ярослава Былинкина. И далее: «Изучение вопроса показало, что, имея собственные традиции и адаптируя черты других культур, грузинское портретное искусство стало плодотворной почвой для появления такой выразительной и самобытной школы. Грузинская культура космополитична, что выражается не в локальности ее развития, а в диалоге с широким диапазоном, органично встроенным в контекст мировой художественной культуры».
Сообщение старшего научного сотрудника Государственного музея Востока, члена Ассоциации искусствоведов (АИС) Светланы Хромченко было посвящено современным «наивным» художникам. По мнению исследователя, значение того или иного явления культуры, того или иного феномена проверяется его воздействием на современников и потомков.  Фигура Пиросмани – это своего рода мост между средневековым искусством и искусством XX века.  В начале XX века появился интерес профессионалов к наивному искусству, в первую очередь – к крестьянскому. Это было формой эпатажа или эстетического свободомыслия. В конце XX века ситуация изменилась. Случилось это благодаря целому ряду публикаций, выставок, конференций, которые проходили в 70-е – начале 80-х годов прошлого века. В этот период усилился интерес к наивному искусству. В 1983 году выходит  книга «Примитив и его место в художественной культуре нового и новейшего времени», появляются другие значительные издания.
Как рассказала Светлана Хромченко, с наступлением перестройки наблюдается поразительный всплеск наивного искусства. Обычно «наивными» называют художников, которые не имеют специального образования. Но на самом деле  «наивный» художник – это человек, который имеет свой, особый взгляд на  мир. Современные наивисты – это люди, как правило, хорошо образованные, состоявшиеся в своей профессии, знающие историю мирового искусства и, конечно, творчество Пиросмани. Но это не мешает им сказать что-то новое, свое, интересное.
- 90-е годы прошлого года – это  очень сложный период для многих. Рушились социальные стереотипы, менялись ориентиры, не было возможности применить свои профессиональные знания, - рассказала С. Хромченко. - Но вот что любопытно: у людей состоявшихся появился интерес к изобразительному искусству. Среди них – кинорежиссер Станислав Говорухин, писатели Владимир Войнович, Людмила Петрушевская. Новый опыт помог Говорухину открыть что-то новое в мире и в самом  себе. Он тяготеет к традициям русского реализма, пишет пейзажи – пейзажи настроения. Людмила Петрушевская создает акварели. По ее словам,  большое счастье – быть в центре жизни. Войнович пишет пейзажи, исторические композиции, натюрморты. В его работах присутствуют ирония и самоирония. Есть и другая группа наивных художников – для них  наивное искусство стало принципиально новой сферой самовыражения. К их числу относится профессор медицины Георгий Гигинеишвили. Однажды он показал внуку, как держать кисточку, и увлекся процессом рисования. Мгновение  преображения цветового пятна в художественный образ стало для него чрезвычайно интересным. Нана Манджгаладзе пишет лирические пейзажи и натюрморты, Русудан Андроникашвили – декоративные городские пейзажи. Интересно работают Елена Волкова, Катя Медведева, Асмик Кочарян. Яркое явление – художник-керамист Дмитрий Широков. Он создает чайники в форме звезды, танка,  автомобиля, даже в виде Красной площади, свистульки, керамические изразцы… В наивном искусстве ощущается  огромная сила, чистота и жизнеутверждающая энергия. Художники очень разные, но когда мы смотрим их работы, то понимаем  масштаб  дарования каждого.                  
Кандидат искусствоведения, профессор, заведующая кафедрой всеобщей истории искусства Российской Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова Нина Геташвили выступила с докладом «Пиросмани и русский эффект».
Исследователь осуществила ситуационный анализ  присутствия имени и понятия Пиросмани в российском художественном сознании за сто лет. Такой анализ включил и рефлексии авангарда, принявшего «грузинского Джотто» как «своего» художника, и мифологизацию его биографии, сохраняющуюся по сей день (к сожалению, не только в России); и отношение к  Пиросмани в разные десятилетия многотрудной советской истории, и постсоветские публичные обращения к его искусству. Речь шла о популярных изданиях (многотысячными тиражами), о выставках (не только его работ, но и посвященных ему) последнего двадцатилетия, об экспонировании в рамках государственных и частных коллекций; о научных исследованиях, о бытовании в сфере арт-рынка и о многом другом.
-  Отрадно, что мне предоставлена честь стать свидетелем и участником поистине возрождения в мировом масштабе научно-организаторской деятельности грузинских специалистов, ученых историков искусства, -  сказала Нина Геташвили. - Думаю, что усилия организаторов нынешней конференции, посвященной Пиросмани, принесут свои плоды. Встреча исследователей разных стран, институций, генераций была поистине продуктивной для участников. Опубликованные же материалы, уверена, станут значительной вехой в современном пиросмановедении.
- Мне были интересны доклады, посвященные тифлисской школе портретной живописи,  грузинским наивным художникам, которых я не знала. Исследователи в намеченные ранее темы внесли новые черты, новые нюансы,  обогащая круг знаний, сферу понимания. Это была очень интересная, содержательная конференция, - отметила Светлана Хромченко.
- Не перечислить все важное и  новое, что я услышала на тбилисской конференции. Были затронуты не известные мне аспекты. Очень интересным было рассмотрение портретного изображения на рельефах и влияния на это творчества Пиросмани. Я об этих памятниках не знала. Каждый доклад уникален, потому что на тбилисской конференции собрались люди, обладающие весомыми знаниями в этой области. И каждый давно ведет свое большое уникальное исследование, - подчеркнула Ярослава Былинкина.
В рамках конференции прошли выставки, посвященные Нико Пиросмани. В Национальном исследовательском центре имени Г.Н. Чубинашвили подготовили выставку «Пиросмани в деталях». Государственный архив Грузии подготовил фотоэкспозицию «Тбилиси Пиросмани» - она была развернута в Национальном музее – Музее истории Тбилиси имени И.Гришашвили. На следующий день Государственный центр фольклора предложил вниманию участников конференции выставку произведений современных грузинских художников-наивистов. А завершила научный форум выставка, организованная Государственным музеем театра, музыки, кино и хореографии: «Пиросмани на сцене и экране».

Инна БЕЗИРГАНОВА

Руководитель конференции – научный сотрудник  Национального исследовательского  центра истории грузинского искусства и охраны памятников имени Г.Н. Чубинашвили Гиоргий Папашвили.
Организационный комитет: Мариам Дидебулидзе, Леван Зедгинидзе, Давид Хоштария. Научный совет: Дмитрий Туманишвили, Тамаз Саникидзе, Гиоргий Хоштария.

Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России.

Подробнее >>
 
Четверг, 23. Ноября 2017