click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

ОСТАЛАСЬ ГРУЗИЯ В СЕРДЦЕ...

https://lh4.googleusercontent.com/-5erWq4e7hJE/UkleP5-B6BI/AAAAAAAACj8/h2xSWef0-tU/s125-no/b.jpg

Слово – участникам фестиваля

Грузия – это всегда счастье, а русско-грузинский поэтический фестиваль – счастье вдвойне, так как делишь его с людьми той же группы крови, той же культуры, что и твоя. Очень порадовало, что организаторы фестиваля, по-прежнему стремясь к межконтинентальному охвату пишущего по-русски мира, стали строже в отборе участников нашей встречи. Этот курс на высокий профессионализм, на то, чтобы диалог поэтов был не только оживленным, но и продуктивным, стоит, мне кажется, продолжать и дальше.
И о программе – она в этом году была насыщенней, чем когда-либо. Запомнились дискуссии о русско-грузинских литературных взаимосвязях, о поэтическом переводе, творческая встреча с Олегом Чухонцевым, концерт Мананы Менабде и, конечно, выступления перед теми, кто в Грузии по-прежнему тянется к русскому языку и русскому стиху. Жаль лишь, что почти все мы оказались не столько деятельными участниками, сколько благодарными (и вот именно что праздными) зрителями юбилейных торжеств. Может быть, имеет смысл в дальнейшем активнее включать русских поэтов в соработничество, рассылать им предварительные материалы, устраивать (конечно, только для желающих!) заочные конкурсы, просить заранее подготовиться к разговору по той или иной конкретной теме.
Впрочем, не сомневаюсь, что креативная или, скажу лучше по-старинному, творчески настроенная и исключительно доброжелательная команда «Русского клуба» подготовит к следующим встречам столько неожиданностей, сюрпризов и ярких идей, что всем нам мало не покажется. И вновь во весь голос прозвучат стихи – они, в конце концов, на поэтическом фестивале самое главное!
Сергей Чупринин (Россия)

Когда здесь осенний сумрак, а прошедшее за горами, что – в памяти?
Ласточка, высидевшая птенцов в Музее Нодара Думбадзе. Юный танцор, застывший в энергичной стойке. Гурийское многоголосие, так живо кликнувшее псковских старух. Или, пусть простят мне, вожделенное лобио или пхали. А может та милая женщина из Поти, которая произнесла трагически, но с улыбкой – ГУМ, ЦУМ, Детский мир.
Наверное, все- таки, стихи. Точнее не они, материя слишком таинственна,  а вот как не с эстрады, а друг другу, по ныне живучему обряду, сбившись в плотный кружок, зажатые скудным случайным пространством, соприкасаясь руками, коленями, головами разнонациональные и разновозрастные гости и хозяева праздника читали друг другу с планшета, по заветной тетрадке, с уже вышедшей книжки, бубня под нос, упирая на сонорные, декламируя, стесняясь...
И еще – моя благодарность за рачительное великодушие.
Ирина Поволоцкая (Россия)




РАЗВЕ  ЭТО  НЕ  ЧУДО?
…что я могу добавить к впечатлениям о Шестом Международном русско-грузинском поэтическом фестивале? Обо всех шести уже не раз высказывались мои друзья, блистательные мастера русской словесности.  Мой же слог скуден. Слова, не ставшие предложениями, мучительно замирают, чтоб не прозвучать фейерверкерно. Сказано: «Мысль изреченная есть ложь» и «Не я пишу стихи. Они, как повесть, пишут меня», правы и Федор Тютчев, и Тициан Табидзе. Не хочу говорить  о вине, льющемся водопадом,  о низвергающихся  на фантастическое грузинское застолье тостах,  о переворачивающем  душу многоголосье с заклинающим сердце: «Шен хар венахи...» Почему непонятные для меня слова взволновывают нечто, называемое прапамятью? Мы же такие разные. Но, верно, это и «очеловечивает человека». Вот уже почти десятилетие  ловлю себя на повторяющейся иногда  мысли: отчего, когда мне плохо в Вильнюсе, вспоминаю Тбилиси, Багдади, Батуми, когда  хорошо и кажется: роднее города быть не может, нет-нет да и мерещатся улочки Кутаиси, Кобулети, Поти, гладь озера Палиастоми. Странна психика человеческая…
Николай Николаевич достойно продолжает традиции легендарной Главной редакционной коллегии по переводу и литературным взаимосвязям, созданной во времена оно Отаром Нодия. Разумеется, на ином историческом ландшафте и во времена не менее нелегкие… В 1983 году этот уникальный деятель грузинской культуры подарил мне шелкографический календарь с образом Владимира Маяковского, выпущенного годом ранее. Тогда праздновалось 90-летие Поэта. Думал ли я, что снова окажусь в Багдади спустя тридцать лет и что смогу в дни празднования 120-летия Великого Лирика передать легчайшую ткань сотрудникам музея со словами: «Передаю во временное пользование  для экспозиции с условием, чтобы через тридцать лет в такой же юбилейный день в присутствии всех собравшихся календарь  был возвращен  его владельцу». Конечно, это надежда на чудо… А разве не чудо встреча с Олегом Чухонцевым, с которым общался сорок семь лет назад в стенах редакции журнала «Юность», с израильтянином Давидом Маркишем, сокурсников которого по Литинституту я знал в Вильнюсе, с интеллигентнейшим парижанином Александром Радашкевичем, сумевшим  п о н я т ь  мои  русско-литовские строфы, как никто из литературоведов, познакомиться с Александром Сватиковым, бесстрашным рыцарем русского культурного наследия на земле, ставшей ему родной, я был потрясен  страстно-молодой речью неувядаемого Джансуга Чарквиани, мне было  покойно и умиротворительно молчать друг против друга с Бату Данелия, учившимся на ВЛК, как и я, но в разные годы и слушавшему «моих» учителей. Этих и многих-многих друзей подарил мне фестиваль. Разве это не чудо? Будет ли у него продолжение? Верую, что да.
Юрий Кобрин (Литва)

Организация фестиваля, слаженная работа команды, умение быстро и грамотно «разруливать» различные ситуации – выше всяких похвал.
Идея посещения различных городов и селений для меня, как для организатора литературных мероприятий, - находка, достойная подражания. Ведь именно таким образом фестиваль  позволяет участникам познакомиться с наибольшим числом красивейших мест страны, с людьми, а населению – приобщиться к поэзии. Доброе отношение, радушие, взаимное уважение, интерес и восприятие песен и стихов на уровне сердца сделали свое дело. А осознание того, что мы, русские и грузины, любим и уважаем друг друга, что у нас открыты сердца и чисты помыслы – важны как никогда. И на мой взгляд, фестиваль справился с этой задачей на отлично.
Остались друзья, остались контакты, остались родившиеся на фестивале  совместные проекты и осталась Грузия в сердце или сердце в Грузии…
Марина Калашникова (Австрия)

Я душевно благодарен Вам за счастье новой встречи с благоуханной грузинской землей, за новые и старые стихи собратьев-поэтов, за добрые дороги и светлые видения горных и дольних далей, за шелковое море и палящее солнце во встречных глазах, за бессонные ночи и сны наяву, за великое молчание «во весь голос».
Будьте счастливы и храни Вас Господь.

ГРУЗИНСКОЕ
Там, где маки Ахалкалаки, где
бекасы Палеостоми и злое счастье
яви в кувшине саперави, бегут,
как на работу, бездомные собаки,
и, как в жизни позапрошлой, вслед
моргает теленок рыжий
иконным оком
Пиросмани,
и кажется, доехали до полной
остановки, до тополя дорожного и
воробьенка пегого на предпоследней
ветке, где так легко оплакать
и так легко восславить эти маки
Ахалкалаки и на кресте
озерном трех бекасов
Палеостоми.

Сердечно Ваш,
Александр Радашкевич (Франция-Чехия)

Большое спасибо за этот чудесный фестиваль. Нам случалось участвовать во многих действах подобного рода, но с таким гостеприимством, радушием, душевной широтой мы встретились, пожалуй, впервые. Вероятно, причиной тому не только добрая воля и усердие организаторов, но и невиданная щедрость благословенной грузинской земли и ее жителей.
У нас возникло стойкое убеждение, что буквально каждый город, городок или деревушка отличаются не только кулинарным изобилием, но и бесконечными талантами и умениями. Замечательное мужское многоголосие, одаренные юные танцоры, певцы, музыканты, кажется, уже готовые к завоеванию мировых сцен, и, конечно же, незаурядные поэтические дарования… Как говаривал Александр Володин, стыдно быть несчастливым. Вслед за ним хочется сказать: в Грузии стыдно быть неталантливым. И, наверное, не так уж важно, в чем выразится этот божий дар – в стихах, музыке, философии, танце, виноделии или кулинарии.
С теплотой вспоминаем мы Тбилиси, Гори, Багдади, Батуми, Кутаиси, Дом-музей Нодара Думбадзе в Гурии. Памятным стало для нас посещение Мегрелии: благодаря представителям центра культурно-исторического наследия «Роза Колхиды» мы побывали и в старинном еврейском поселении, и во владениях грузинской православной церкви, где нас принимали монахи и угощали целебным вином «Оджалеши» собственного приготовления. В этой поездке мы по-настоящему прикоснулись к священным истокам древней мегрельской культуры.
Анна Шульгат и Михаил Яснов
(Санкт-Петербург)

Фестиваль отшумел, а в душах и сердцах продолжает жить во всей полноте ощущений и переживаний. Сужу не только по своему восприятию – по письмам ко мне лично, комментариям, отзывам в том же фейсбуке. Он продолжает соединять нас всех, преодолевая расстояния и границы. И в этом главный смысл того, что происходило. Неразрывность культурного пространства, возвращение и сохранение чуть было не порушенных исторических связей русской и грузинской литератур. Политики пусть отвечают перед лицом времен за близорукость, эгоизм, случайную глупость или злонамеренность своих поступков, но люди, человеки, не должны терять чувство братства и дружества, чувство взаимного притяжения.
Фестиваль дарил взаимным творческим обогащением, рождал новые человеческие контакты, упрочивал прежние, согревал теплом доброты и любви. Это бесценно.
Для меня лично – счастливое открытие нового уже сложившегося поколения грузинских поэтов, возникшим чувством причастности к современной грузинской поэзии. Не буду называть имен, дабы не упустить случайно кого-то, но мы с этой когортой нового грузинского поэтического слова сердечно сдружились.
А какой круг замечательных русских – и не только – поэтов открылся на фестивале. И все это воистину озарено любовью.
Было тяжело выдерживать нагрузку переездов, встреч, выступлений, мероприятий? Возможно. Но ведь надо было везде поспеть, учитывая, что фестиваль в своей программе держал во главу угла два славных юбилея – Владимира Маяковского и Нодара Думбадзе. Да и то, что участники фестиваля получили возможность широкого географического охвата Картли, Имерети, Гурии, Самегрело, Джавахети, Аджарии, представляется в итоге фактом очень позитивным.
Даниил Чкония (Германия)

Мы благополучно добрались до дома, испытывая ко всем вам самые теплые и нежные чувства. Мы очень признательны за приглашение, за радушный и теплый прием, за внимание, за блестящую организацию фестиваля – поистине выдающегося, уникального действа, не имеющего нигде в мире малейшего подобия! Вы – настоящие добрые волшебники, излучающие и щедро дарующие радость и счастье всем вокруг.
Олег Воловик и Ксения Захарова (Венгрия)

Судьбе было угодно, что именно благодаря Вам, Николай Николаевич, нашу соседнюю Грузию я теперь уже знаю не только по книгам, музыке и кино, но и «живьем» влюбленно чувствую ее природу, людей и поэтов.
Во время фестиваля грузинские поэты, к сожалению, мало прозвучали. Но этот «пробел» был восполнен живым и содержательным общением с ними, а главное – уникальными антологиями «Перекрестки» и «Новые сны о Грузии». За все книги, которые вы издали к Шестому Международному русско-грузинскому фестивалю, отдельное и преогромное спасибо вам и всем тем, кто так тщательно над ними работали. Любой литературный фестиваль, форум позавидовал бы столь урожайному творческому итогу.
Шестой фестиваль открыл для меня (думаю, и многим участникам) реликвию грузинской культуры, филологии, профессора Наталью Константиновну Орловскую.
Именно программа «на колесах» и позволила мне побывать на родине Нодара Думбадзе и Владимира Маяковского, увидеть Ахалкалаки, возложить венок к памятнику армянскому классику Деренику Демирчяну… Я рада, что, приехав в Хелвачаури, не только прочитала там стихи, но и подарила библиотеке Дома культуры свои книги на русском языке: «Они любили Армению» и «Дело №…»
Дай бог, чтобы никто и ничто не мешало Вам и русскоклубовцам поддерживать интерес и любовь к поэзии.
Каринэ ХАЛАТОВА (Армения)

Дорогой Николай, огромное спасибо за потрясающий по своему замаху и размаху фестиваль! Ничего подобного я даже не ожидал.
Жаль, что не удалось отдельно посидеть и поговорить о фестивальном сотрудничестве. Однако очень хотелось бы перенять ваш опыт для работы по пропаганде русского языка и русской культуры в Украине и в Крыму. Было бы очень полезно в следующий раз организовать круглый стол кураторов разных фестивалей для обмена опытом, интересными идеями и создания совместных проектов.
Андрей Коровин (Россия)

Фестиваль как всегда был праздником, принесшим много радостей. Мне кажется, очень ценным было то, что мы ездили в разные места и встречались с местной интеллигенцией, было очень приятно читать для людей, которым самим, возможно, было бы трудно выбраться в большие города.
Мария Игнатьева (Испания)

Вот и пролетели прекрасные дни и ночи, проведенные в благословенной Грузии, когда еще не постигаешь где явь, а где сон, но все откладывается в четвертом измерении нашего сознания – памяти. С любовью и нежностью, сердечной признательностью и искренней благодарностью Вам, Николай Николаевич, истинному русскому интеллигенту начала ХХI века, всем сотрудникам «Русского клуба», чья чуткость и внимание сопровождали нас с первых и до последних минут пребывания на древней грузинской земле. Мы прилетели на фестиваль одними из первых и уехали из Батуми последними.
Наше постижение Грузии, начиная с моего эссе «Зов дня грядущего и дня прошедшего» продолжится через наши будущие встречи в жизни и на страницах новых книг.
Бахытжан и Гульнар Канапьяновы (Казахстан)

Вот уже неделю – с того момента, как только в иллюминаторе нашего «Боинга» замелькали отметины взлетной полосы – я ищу слова прощания с Грузией и не нахожу их… Какие слова могут выразить все чувства, испытываемые и переживаемые мной, когда я думаю о Грузии? КАК и ЧЕМ можно передать ВСЕ ЭТО?.. Конечно же, есть слова, так или иначе обозначающие то, что переполняет меня, но я боюсь их произнести, боюсь их написать, потому что это – всего лишь слова, - они слишком избиты и затерты, и пока я не нашел каких-то других – единственных и незатасканных – я просто назову – попытаюсь назвать – все теми же старыми, банальнейшими словами то, в чем мне еще предстоит разбираться и с чем мне жить – РАДОСТЬ, БОЛЬ, ПЕЧАЛЬ, ГОРДОСТЬ, СЧАСТЬЕ, ГРУСТЬ… ЛЮБОВЬ…
Юрий Юрченко (Франция)

 
Воскресенье, 25. Октября 2020