click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


ЧЕХОВ НАЧИНАЛСЯ ЗДЕСЬ

https://lh4.googleusercontent.com/-id44FouXh4M/UVq1IyrgSnI/AAAAAAAAB3I/PMk1F4UJvFE/s125/r.jpg

Не думала я, тогда школьница-старшеклассница, которой преподаватель литературы 56-й средней школы г.Тбилиси, Сергей Георгиевич Амзоев поручил подготовить доклад к чеховскому юбилею, что спустя годы окажусь в городе Таганроге, где родился и вырос великий писатель. Полюблю этот милый провинциальный город со старыми, из ХIХ века, колодцами во дворах, ажурными козырьками над крылечками, глазастыми домами с распахнутыми днем зелеными ставнями – настоящий «городок в табакерке», как называют его старожилы.
Вот в таком маленьком белом домике в три комнатушки родился 17 января 1860 года Антон – третий мальчик в семье купца Павла Егоровича Чехова и Евгении Яковлевны Морозовой, дочери торговца сукном. Этот маленький глинобитный домик на бывшей Полицейской, а ныне улице Чехова, нам всем дорог особенно. Здесь уже в 1910 году появилась мемориальная доска.
Тесненькое жилье живо передает интересы хозяев дома – религиозные: в каждой комнатушке – иконы; профессиональные – конторка со счетами – непременный атрибут торговли; начищенный до блеска самовар – символ домашнего уюта и гостеприимства; вязанные крючком белые скатерти; подзоры на кроватях; занавески на окнах – чисто, опрятно, красиво, ничего лишнего, и все своими руками (сестра хозяйки – Федосья Яковлевна, была отменной рукодельницей, и это все – ее лепта в быт семьи).
Торговал отец в своей лавке всем, что появлялось в Таганроге, но дневной доход был грошовый. Павел Егорович изо всех сил пытался быть коммерсантом, а по духу был эстетом, музыкантом, художником. И сыновья унаследовали его таланты. Дочь Машенька прекрасно играла на скрипке и фортепьяно, в будущем, отказавшись от личного счастья, полностью посвятила себя Антону, как позднее выяснилось, самому талантливому. А тогда... Сколько раз, глотая слезы и мучаясь из-за невыученного урока, Антон спускался в лавку, где в качестве приказчика взвешивал фунт сахара, заворачивал селедку в вощеную бумагу, лихо щелкал на счетах.
Вот и перешли мы плавно к следующему этапу жизни семьи. Сегодня это Гоголевский переулок, центр Таганрога.
«В то время, - вспоминал брат писателя Михаил, - мы жили в доме Моисеева, на углу Монастырской улицы и Ярмарочного переулка, почти на самом краю города... Над входом в лавку помещалась вывеска «Чай, сахар, кофе и другие колониальные товары», немного ниже – «Распивочное и на вынос». Это означало наличие при лавке погребка с сантуринским и водкой. Переезд сюда был обусловлен двумя причинами: появившейся железной дорогой и разросшейся семьей. Настоящий двухэтажный особняк. На втором этаже располагалось семейство, внизу – торговая лавка. Здесь можно было купить все что угодно: перец и фрукты, сельдь из бочки, сахар головами, редкие французские духи соседствовали с «конфетками», и те впитывали тонкий заморский аромат, от булавки до пуговицы для сюртука. Здесь же и сегодня, у стены, стоит столик, за которым неспешный покупатель мог заказать штоф водки и за стопочкой обсудить с хозяином последние газетные новости».
Посетителям музея представлена экспозиция старинного торгового помещения с прилавками, товарами, интересными предметами быта ХIХ века. Восстановлены подсобные помещения и жилые комнаты семьи Чеховых.
В лавке проходили разные посетители. Живой, наблюдательный мальчик, как губка, впитывал их повадки, манеры, разговоры... Он был блестящим импровизатором и быстро менял облик и интонации, становясь то чиновником, то профессором, то врачом или архиереем. Многие из них впоследствии стали прототипами его будущих героев.
Бережно хранят в музее, пожалуй, самый ранний автограф гимназиста 4-го класса А.Чехова, расписавшегося за отца в получении повестки о выборах купеческого старосты. В гостиной на стене – портрет мальчика в красном (так хочется думать, что это Антоша Чехов в костюме). Дети часто разыгрывали миниспектакли, и Николай Чехов, повинуясь художественному наитию, вполне мог нарисовать брата.
В гостиной на стене натюрморт с цветами. Так и видится…
...Спиной к окну, так, чтобы свет падал на полотно, с кистью в руке стоял старший брат Антона – Николай.
На письменном столе, в довольно широкой, как бы сплюснутой с двух сторон, вазе нежно светились розы, видно, недавно срезанные.
- Как здорово! - с восхищением воскликнул Антон, - как красиво! И как это у тебя так дивно получается... Как у настоящего художника.
- Сам не знаю, - ответил Николай, - прямо руки зачесались, так захотелось их нарисовать. Представляешь, в жизни через пару дней они завянут, а вот на бумаге, если нарисованы хорошо, будут долго! Вот я, если родители согласятся, уеду в Москву учиться на настоящего художника, а ты, Антон, как посмотришь на рисунок, меня вспомнишь...
- Не уезжай, Коля, - попросил Антон, - мне без тебя плохо будет.
Братья знали – Антон говорит правду. Сколько раз, бывало, набедокурит Антон, и справедливая отцовская расправа нависнет над ним, как дамоклов меч, а Коля что-нибудь такое скажет к месту, глядишь, угроза миновала. Но не всегда защита срабатывала: уж больно суров и непреклонен характер отца. Уж больно он горяч.
В столовой – старинная мебель, уникальные документы 1890-х годов: выданное П.Е. Чехову разрешение построить свой дом, свидетельство о награждении его серебряной медалью.
В то время в торговле тон задавали богатые греки. Чтобы попасть к ним на службу, надо было знать греческий язык. Поэтому Павел Егорович отдал сыновей сначала не в гимназию, а в греческую школу. Но обучение там было неважное, в 1868 году отец определил Антошу в гимназию.
Основанная в 1806 году Таганрогская мужская гимназия была одним из старейших учебных заведений на юге России. Сегодня здесь третий по счету музей Чехова (условно назовем его так) из музейного комплекса.
Дети в семье Чеховых всегда были предельно заняты: работа в лавке, спевки и репетиции в церковном хоре отнимали много времени, мешали учебе. А когда в Таганроге открыли бесплатные ремесленные курсы, где после занятий могли обучаться и гимназисты, Павел Егорович определил на курсы сыновей, полагая, что ремесла всегда дадут верный заработок: Иван учился переплетному делу, Николай и Антон – сапожному и портняжному.
На гимназию сил почти не оставалось, но надо было стараться и тут. Тем более порядки были весьма строгие, требования высокие, надо было соответствовать. А это не всегда удавалось.
С учащихся, что называется, глаз не спускали. «Глаз да глаз» за гимназистами был поставлен продуманно: окошечки, сделанные в дверях классных комнат наподобие тюремных глазков, позволяли надзирателям незаметно следить не только за учениками, но и за либерально настроенными учителями. Не раз отсиживал Антон наказание в холодном карцере, и только бой настенных часов помогал определять время. Часы до сих пор «живы», как «жив» и карцер – маленькая пустая квадратная комнатенка с одним оконцем, выходящим в вестибюль, и единственным стулом для нарушителя, чтобы «посидел – подумал».
Чехов учился средне. Законоучитель гимназии протоиерей Ф.Покровский, любивший Антона, тем не менее пророчил будущность только старшему сыну в семье – Александру. Но именно он наградил Антона смешным именем «Антоша Чехонте», которое впоследствии писатель сделал своим литературным псевдонимом.
Школьники, приходящие в музей на экскурсии, любят разглядывать парту, за которой сидел Антон и которая так не похожа на современную в школьном классе.
Именно в гимназии началось повальное увлечение братьев Чеховых театром, который был и остается гордостью таганрожцев.
Обычно Антон занимал галерку, и теперь об этом напоминает другая мемориальная табличка. «Театр давал мне когда-то много хорошего... Прежде для меня не было большего наслаждения, как сидеть в театре», - писал Чехов.
Покровский, к счастью, ошибся. В семье Чеховых состоялись один художник, один писатель, три преподавателя, один биограф, но тогда Антону «неблагополучные» слова о его будущем были как с гуся вода. Не раз его ругали за разгильдяйство, за манкирование обязанностями гимназиста.
В книге брата Михаила «Вокруг Чехова» говорится о том, что, уже будучи очень известным писателем, Антон вместе с петербургским адвокатом Коломниным, также окончившим курс таганрогской гимназии, послали протоиерею Покровскому в подарок серебряный подстаканник. Тот, польщенный, поблагодарил и попросил выслать ему свои сочинения. «Поброунсекарствуйте старику», - писал он (Броун Секар – изобретатель омолаживающей жидкости). Антон Павлович выслал ему свои «Пестрые рассказы», на заглавном листе которых стояло: «А.Чехонте».
Городская библиотека нам интересна тем, что Антон Павлович, уже будучи великим писателем, прислал сюда свое собрание книг.
Он считал своим долгом заботиться о городе, где родился и вырос, Таганрог отвечает ему взаимностью: заботливо бережет все, что связано с жизнью писателя.
Приезжайте в Таганрог, я буду вашим гидом!

Елена НАЦВЛИШВИЛИ

 
Воскресенье, 26. Мая 2019