click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


ЛЮБОВЬ ТИФЛИССКОГО ПОВАРА


https://lh3.googleusercontent.com/-aP8N1z9CTJo/UTcE4Se6FvI/AAAAAAAABww/twb1nGiYGVE/s125/f.jpg


«Жил в Грузии мастер... Он счастья не знал!» - это строка из стихотворения грузинского поэта-символиста Тициана Табидзе, посвященного Нико Пиросмани. Художник посмертно удостоился многих прекрасных поэтических строчек о себе. Открыли его поэты и художники. Не удивительно: по словам Тициана, они искали сердце Пиросмани в бокале вина, - «затем, что одним мы помазаны миром».
Пиросмани умер весной, на Пасху, в ночь на 28 марта 1918 года. Стихотворение Алексея Крученых «Любовь тифлисского повара» было написано в первой половине того же года в Тифлисе. И его можно считать первым известным поэтическим посвящением Пиросмани. Впервые оно было опубликовано в сборнике «L’abanguardia a Tiflis» (Венеция, 1982, с. 267), а в русской прессе – в журнале «В мире книг» (1989, №4).
Написанное в едином творческом порыве стихотворение представляется не самым заумным в ряду футуристических произведений Алексея Елисеевича Крученых (1886-1968). Известный поэт, лингвист, разработавший собственную теорию о фактуре слова, о котором Маяковский сказал: «Истинный поэт, разрабатывающий слово», любимейший поэт Кирилла Малевича, - Крученых приехал в Тифлис в 1910-х годах и сразу стал одним из вдохновителей местного литературного авангарда и одним из организаторов поэтического объединения «41°». В Тифлисе А. Крученых издал около 60 книг, иллюстрированных К.Зданевичем и им самим. Своими литографическими, гектографическими и автографическими книгами поэт произвел реформу в книгопечатании.
Ко времени приезда Крученых в Тифлис уже был открыт Пиросмани, а художественная жизнь приобретала силу и шумную славу. Он стал завсегдатаем вечеров, диспутов, докладов и лекций. Начало ХХ века в Грузии (как в России и в Европе) было временем «встречи» двух пластов искусства: профессионального и народного, переоценки духовных и эстетических ценностей прошлого. Не случайно Пиросмани оказался в поле зрения деятелей тифлисского авангарда. Он привлек к себе внимание собственным художественным опытом, поэтикой своего творчества, сюжетами с оригинальным представлением о мире и красоте. Пиросмани стал близок авангардистам качеством своих произведений, первообразами живописи и артистизмом. Входя в ткань профессионального искусства, творчество Пиросмани определяло искания многих поэтов и художников начала века. Это было связано и с антибуржуазной программой молодых бунтарей от искусства и с их тоской по эстетическим ценностям народного быта и творчества. В 1927 г. грузинский критик Л.Эсакия писал, что хронологически футуризм в Грузии начался с идеологии группы «41°», основанного Ильей Зданевичем (вместе с И. Терентьевым и А. Крученых). Под обаяние личности и живописи Пиросмани попал и А.Крученых. Находясь в той среде, которая увлекалась Пиросмани, Крученых не мог не обратить внимание на эпизод из жизни художника – его безответную любовь к актрисе Маргарите. Почему поэт обратился к этой легендарной и трагической истории великого мастера и не воспел его живопись? Думается, поэт вдохновился вечной темой несчастной любви, как неким проявлением непризнания обществом таланта творца. Именно эта мысль о непризнании могла беспокоить не только А.Крученых, но и Илью Зданевича и других.
Романтическую, любовную историю (или легенду) А.Крученых положил в основу своего стихотворения с чужого рассказа, скорее всего, со слов братьев Зданевичей. Легенда эта укрепилась позже и ее утверждению способствовали К.Марджанишвили, К.Паустовский, В.Шкловский, Р.Канделаки и другие авторы. Уже в наши дни Э.Кузнецов пишет: «Портрет актрисы Маргариты – одна из тех загадок, которая, наверное, никогда не будет разгадана. И немудрено, что воображение так часто обращалось к нему и искало в нем источник для легенды» (Э.Кузнецов. Пиросмани. Лд., 1984, с. 36).
Один из первых биографов Пиросмани, Кирилл Зданевич в своих книгах рассказал, как однажды художник вместе с друзьями зашел в кафешантан городского сада «Муштаид» и увидел «заморское чудо – француженку, мадемуазель Маргариту, певицу и танцовщицу». Он отдал ей сердце, но сбежала птичка-колибри, узнав, что Нико всего лишь лавочник, а не князь. Осталась «жестокая боль, терзающая сердце». Пиросмани казалось, что жизнь кончилась, страдания надломили его, он стал неразговорчивым и только живопись придавала  смысл его жизни.
В сюжетную канву стихотворения А. Крученых включил и другой факт биографии художника, который и в наши дни бытует как неподтвержденное предположение. Чей  рассказ стал первоисточником? Снова братьев Зданевичей? Историю о том, как Пиросмани некоторое время служил поваром, сохранил нам известный грузинский поэт Г.Леонидзе. Со слов бывшего компаньона Пиросмани Д.Алугишвили, выяснилось, что вначале Пиросмани был поваром в одной армянской тифлисской семье и часто советовался с Д.Алугишвили по поводу приготовления тех или иных блюд. Э.Кузнецов сомневается в достоверности этой информации и считает, что, если Пиросмани и служил поваром, то, скорее всего, в ранние годы жизни, в семье Калантаровых (упом. кн., с. 26).
Биографы Пиросмани утверждают, что он встретился с актрисой Маргаритой в то время, когда владел молочной лавкой. Возлюбленная вдохновила художника на создание картины «Актриса Маргарита» (клеенка, масло, 114 х 94, Госмузей искусств Грузии). В свое время академик Ш.Амиранашвили, художник и экспозиционер Г.Макацария и вдова Ильи Зданевича, Элен Дуар рассказали автору этих строк, что во время выставки произведений Пиросмани в Лувре в 1968 г. около упомянутой картины долго стояла сухощавая старушка, назвавшаяся прототипом «актрисы Маргариты». Этот факт косвенно подтверждает и объявление в газете «Тифлисский листок»: «Театр Бель-вю. Новость! С 27 марта 1905 года гастроли знаменитой артистки еще небывалого в России театра. Только на 7 гастролей La Belle Margaritta D’Sevre. Начало в 9 часов вечера. Зал покрыт персидскими коврами». Справочные книги-календари утверждают, что «Бель-вю» находился на Головинском проспекте (ныне проспект Руставели) в 1900-1910-х годах.
В стихотворении «Любовь тифлисского повара» встреча художника и актрисы происходит во время службы Пиросмани поваром, т.е. оно написано в форме монолога-обращения к возлюбленной. Это крик души, выраженный в 26-ти строчках, и он не предполагает ответа. Герой стихотворения предстает как страдающий Меджнун со своим любовным признанием и отчаянием безответно любящего, с гневом, обращенным к самому себе.
Стихотворение воспринимается как единый речевой поток, экспрессивно окрашенный и интонированный. Здесь – конфликтность возвышенного и земного (высокого и низкого). Она прослеживается и в противопоставлении: повар-актриса, любовь-нелюбовь. А.Крученых острый взгляд Маргариты (актрисы, как бы неземные существа, идол – код высокого) с острым вкусом (или запахом) блюда (пища – код низкого, быта). Но и то, и другое субъективно для поэта-экзотика. С влюбленным героем, с его возвышенными чувствами связываются признаки низкого – молодой лук, чеснок, шашлык и колбаса, а язык героя сравнивается с дьяволом (а потому и достоин попасть на вертел, в огонь – за красивые слова признания в любви). Признаки, связанные с Маргаритой, относятся к категории высокого: ее золотая щека сравнивается с молодой луной (в «Любовной приключели Маяковского» 1918 г. А.Крученых сравнивает луну с образом жены). Стихотворение о любви Пиросмани, его словарный фонд и оригинальные рифмы типичны для Крученых – поэта-авангардиста. Речь героя, его «голос» в момент наибольшей экспрессии выражены словами родной грузинской речи. А поскольку Маргарита – чужеземка (француженка), потому в монолог Пиросмани включены отдельные французские слова. Кстати, слова в стихотворении, поставленные в парадоксальную связь, не лишены привычной для них семантики.
Высокое и низкое для А.Крученых это – любовь и материальный быт (еда, чихание). Это разные ракурсы, но они перетекают в единство психофизиологического переживания любви-нелюбви. Слова «чериме» (искаженное поэтом грузинское слово, означающее «Твои болячки мне») и «Вэртэр» также из области высокого и низкого. В смысловую ткань стихотворения включено имя героя романа Гете «Страдания молодого Вертера». И не случайно. Поэту нужна была параллель высокой символики и не надо искать здесь строгой аналогии. Хотя страдания Вертера – это исповедь души, тонко чувствующей, личности талантливой, владеющей переживаниями, неподвластными разуму. Гете воспел любовь сентиментальную, доходящую до экзальтации. Идеалом Вертера являются патриархальные отношения, и он несказанно рад, когда ему удается приготовить самому завтрак из даров природы.
Рифмовка и связь слов у А.Крученых – эксцентрика, смена ритма планов, выделение буквы и гласной «э» в эмоциональном смысле не просто подбор слов по звуковой близости. Сознательное использование в русской речи грузинских и французских слов – поэтической прием, что и объявлял поэт в своей «Декларации заумного языка» (1921 г.): «Наобумное аналогичное, случайное, творческий порыв, механическое соединение слов, оговорки, опечатки, ляпсусы, сюда же, отчасти, относятся звуковые и смысловые сдвиги, национальный акцент». Когда грузинские поэты – футуристы, заявившие о себе манифестом 6 мая 1922 года, обратились к И.Терентьеву с вопросом с чего начинать и что делать, – поэт ответил: «Ничего. Кроме поэтического интернационала. Комбинируйте языки на заумной основе».
А.Крученых пытается соединить неожиданности образов в логической ткани текста с художественным опытом народного сознания. Здесь, как и во всем творчестве, поэт стремится победить летаргию привычки и утвердить творческую силу нелепости, языковой импровизации.
Одна из особенностей живописи Пиросмани – особый строй мышления, преображение банального, будничного в фантастическое. К этому же стремится в своем стихотворении А.Крученых. У Пиросмани – искательская смелость и энергия, подсознательное чувственное богатство. У него самозабвенные комбинации красок и сюжетов, у Крученых все это проявляется в словах. А в общем – это видения мира в новых измерениях.
Кулинарные метафоры у А.Крученых не случайно вызывают ассоциации с натюрмортами Пиросмани, грузинский быт и культура хорошо были знакомы поэту.
Не случайно в стихотворении и масштабное визуальное выделение слов. «Весь горящий», ибо это – лейтмотив произведения, это образ трагической жизни и любви Пиросмани.

Ирина ДЗУЦОВА

АЛЕКСЕЙ КРУЧЕНЫХ

ЛЮБОВЬ ТИФЛИССКОГО ПОВАРА

Памяти Нико Пиросмани
Маргарита,
твой взор и ледяные бури
острей, чем с барбарисом абxазури,
душистей молодого лука
сверx шашлыка,
но, как полынь, моя любовь горька,
чиxаю, сам не свой
рычу навзрыд, -
потерял я запаx вкусовой.
Уже не различаю чеснока,
острой бритвой мне сердце режет
молодая луна –
твоя золотая щека.
Страдаю, как молодой Вэртэр,
язык мой, -
голый дьявол, -
скоро попадет на вэртэл!..
Шен генацвали, шен черимэ,
Мэримэ!
Бросаю к твоим сливочным ногам
бокал с колбасой
и утопиться
бегу
в Куру –
ВЕСЬ ГОРЯЩИЙ
и босой!

1918 г.

 
Воскресенье, 16. Июня 2019