click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

СТУРУА ВЕРНУЛСЯ С «БУРЕЙ»

 

https://lh3.googleusercontent.com/-d6wW4obX45c/UTcE42lE_3I/AAAAAAAABxU/hmjuDUu_Z7g/s125/h.jpg

В конце прошлого года Тбилиси радушно принимал московский театр «Et Сеtera». Его приезд был важен не только в  контексте культурного диалога двух стран – он означал (чтобы не сказать – ознаменовал)  не что иное, как возвращение  в родной  театр имени Ш.Руставели Роберта Стуруа.
Накануне гастрольных спектаклей состоялась встреча режиссера и участников гастролей во главе с Александром Калягиным с представителями прессы. 

- Мы с Давидом Смелянским долго уговаривали Роберта Стуруа стать главным режиссером нашего театра, - рассказал основатель и художественный руководитель «Et Сеtera» А.Калягин. - Мы хотели его в любом качестве, лишь бы он был рядом. Во-первых, потому что наша группа крови во многом одинакова. Во-вторых, Роберт поставил на нашей сцене изумительный спектакль «Венецианский купец»,  который мы до сих пор играем. Мы его возили на многие международные фестивали. Это был, по сути, новый старт нашего театра. У Роберта, оказавшегося  вне театра Руставели,  были разные предложения и, конечно, сомнения. Но мы кинулись ему в ноги – и наша взяла, как говорится. А сейчас мы счастливы, что Роберт Стуруа вернулся в театр Руставели. Для него это очень важное и, прямо скажем, непростое возвращение. Потому что ему предстоит многое пересмотреть, а в силу возраста, в силу инерции это будет сложно сделать.  Хотя Роберт очень хорошо понимает, как вести родной театр, который он боготворит и в котором  вырос. Несмотря на возвращение в театр Руставели, он остается нашим главным режиссером. Такая практика в мире существует. Это не сотрудничество – это дружба, признание и проявление большой любви к великой грузинской культуре.
Я убежден, что наш приезд что-то изменит в двусторонних отношениях. Конечно, наши гастроли – это маленькая капелька. Но это та капелька, которая может и перевесить эту ситуацию.  И я глубоко убежден, что только в любви и согласии можно жить. Долго в ненависти не просуществуешь. Это немыслимо со всех точек зрения! Иначе человек испепеляет себя. Народ испепеляет себя, страдают люди по ту и эту стороны. Тем более  –  соседи. А искусство – очень тонкая, долгоиграющая вещь.
Роберт Стуруа поддержал друга: 
- Все режиссеры, актеры, вообще люди искусства некоторым образом идеалисты. Они думают, что способны изменить мир. Без этого они не могли бы существовать. Что изменят эти гастроли во взаимоотношениях России и Грузии? Мы можем изменить общественное мнение. Но когда в зале сидит Ричард III и смотрит спектакль, а, наверное, в зале около 60 процентов таких людей – не говорю, что они убийцы, но в бытовом смысле они совершают не менее безнравственные поступки – тем не менее, они все  – против Ричарда. Такие зрители по возвращении домой  могут в течение часа, а другие минут пять подумать о себе, о своей душе… А утром они проснутся прежними. Мы надеемся, что завтра мир изменится и все будет хорошо, но, увы, это иллюзия. В моем спектакле «Буря» главный герой Просперо – постаревший Гамлет – поставлен перед выбором: стать убийцей или же закончить свою жизнь нормальным, хорошим человеком… Сейчас я чувствую себя мстителем. Все мои страсти направлены в эту сторону. Но вспоминаю одну историю. К Конфуцию пришел ученик и спросил: «Правда ли, что на  зло надо отвечать добром?» Конфуций ответил: «Добру нужно отвечать добром, а злу – законностью…» Так что эта проблема бесконечна в нашей жизни, и ее очень сложно разрешить.  Пятиактная пьеса «Буря» Шекспира посвящена именно этому – как бороться против зла. Если  ответишь злом на зло, то сам станешь злом. Мы, люди искусства, все-таки  верим в то, что добро победит зло.
Роберт Стуруа сравнил свое возвращение в театр Руставели с возвращением в семью.
В пресс-конференции приняли участие и актеры театра «Et Сеtera» - заслуженные артисты России Наталья Благих, Владимир Скворцов, Вячеслав Захаров, вспомнивший свое  давнее «мощнейшее впечатление» от гастролей театра Руставели в Питере. «Сегодня есть возможность причаститься к вашим богам, к актерам, которые топтали эти доски. Мое благоговение подлинное!» - признался он.
«Et Сеtera» показал на легендарной руставелевской сцене два спектакля. Первый – «Буря» Шекспира. По словам Роберта Стуруа, это одно из сложнейших произведений великого драматурга, его духовное завещание. 
Сегодня  мудрец и театральный гуру Роберт Стуруа готов для шекспировской «Бури», для образа доброго волшебника Просперо (благо, есть такой мощный актер, как Александр Калягин), для чуть отстраненно-философского взгляда на происходящее в окружающей нас реальности. Ведь философия советует не возводить свой личный жизненный  опыт в абсолют,  а подняться над всем и взглянуть на себя и окружающий мир сверху  и со стороны.  Отсюда – «Буря». Известно, что зрелый Шекспир обобщил  в этом  произведении свои философские размышления о мире и человеке в нем. А еще  поделился своими  раздумьями о том,  что  человек (в пьесе – Просперо), обладающий безграничной, вселенской  властью, может и должен распоряжаться ею согласно нравственному закону, хотя велико искушение использовать свои возможности хотя бы для того, чтобы расквитаться с врагами…
Думается, маг и книжник Просперо привлек Роберта Стуруа именно потому, что соединяет в себе могущество и благородство, силу и знания – сочетание почти невероятное в наше время! Наделенный сверхъестественными способностями, Просперо – Александр Калягин в итоге использует их во имя добра и мира. 
Тема возмездия звучит в спектакле Роберта Стуруа  во всю мощь. В первую очередь, это разрушительные силы природы, морская стихия, которой управляет Просперо.  В постановке театра «Et Сetera»  она  поражает воображение! Тем более, что на помощь режиссеру и актерам приходят невероятные технические возможности, позволяющие эффектно воссоздать бурю, дождь и другие природные и космогонические явления. Пространство, ограниченное тремя белыми стенами, - остров, вокруг которого бушует море.  Тот самый остров, на котором волею судеб оказался опальный Просперо. В то же время это выхолощенное  пространство напоминает лабораторию, где проводит свои эксперименты ученый маг.  Белые стены в спектакле – это экраны, на которые проецируется  то стихия, то какие-то знаки, буквы и иероглифы  –  вероятно, научные и эзотерические познания Просперо. В сценах с участием Калибана (Владимир Скворцов) и клоунов Тринкуло (Андрей Кондаков) и Стефано (Алексей Осипов)  используется яркое «цирковое» освещение (и это – Стуруа!).
Время от времени задник сцены раздвигается, и открывается  ослепительно – голубая  бездна, откуда появляются персонажи «Бури»… С помощью отлично выполненных световых, звуковых и иных эффектов удается перенести на сцену  условный, фантастический контекст пьесы, ее сказочность, поэтичность. Восхищает любовная сцена с участием Миранды (Ольга Котельникова) и Фердинанда (Сергей Давыдов) - герои «парят» на софитах. Истинное порождение чудесного мира – легкий, почти хрустальный, ускользающий Ариэль (Наталья Благих) в серебряной «чешуе». Не случайно именно он  извлекает волшебные звуки из стеклянных «инструментов» на авансцене или направляет  движением руки игрушечный парусник. От этих деталей сердце зрителей сладко замирает…            
Доминантой спектакля Роберта Стуруа становится сцена апокалипсиса,  когда дух воздуха Ариэль превращается в Ангела смерти, выносящего суровый приговор грешникам. Сцена окрашивается в темно-красный – кровавый  цвет! На задний «экран» проецируются висельники… Но Просперо отказывается от мщения, и наступает всепримиряющий финал. Алонзо  (Вячеслав Захаров), Антонио (Сергей Плотников) и другие изменники прощены.  Потому что не вражда,  но  любовь – та основа, на которой стоит мир. «Все грешны, все прощенья ждут...»
Та же нота звучит и в спектакле Роберта Стуруа «Ничего себе местечко для кормления собак», в основе  которого –  пьеса французского автора Тарика Нуи. Несчастья приводят молодого мужчину и молодую женщину (по отдельности) на какой-то заброшенный пустырь, где хозяйничают голодные псы и где  должна совершиться сделка: герои намерены купить оружие у торговца смертью (замечательная работа Александра Калягина). Цель мужчины (Сергей Давыдов) - самоубийство, цель женщины  (Наталья  Благих) - убийство  (все равно кого  – только бы не болела душа!). В финале пьесы Он убивает Ее, а потом становится жертвой одичавших собак – жуткий, прямо скажем, поворот событий, к которому, в общем, вполне спокойно, даже хладнокровно отнесся торговец оружием, не переставая при этом считать деньги.
Стуруа с таким финалом не согласился и предложил свой. Герой Александра Калягина, циничный, но в глубине души, вероятно, сострадательный человек, хоть и появляется из-под земли, как некое порождение преисподней, передает женщине оружие. Чтобы она произвела, наконец, выстрел и освободилась от наваждения, а мужчина – потенциальный самоубийца, став ее мишенью, ощутил реальную близость смерти… В итоге никто ни в кого не стреляет, мужчина бросается к ногам женщины, и она заключает его в объятья. Вместе, наверное, не так страшно в мире, стоящем на грани гибели (или уже погибшем?!), в мире, где собаки в любую минуту готовы расправиться с человеком – это метафора реальной опасности, нависшей над каждым из нас. Осознает  это и торговец оружием, как мы понимаем, отказавшийся  в финале  от своего бизнеса (в «Буре» Просперо отказывается от магии). Вот такая поучительная история – притча… Действие разворачивается  на том месте, где когда-то располагался кинотеатр. Об этом напоминают кадры великого немого, мелькающие на экране, и таперша (Элен Терни) за стареньким пианино, наигрывающая знакомые мелодии. В финале раздаются раскаты взрывов, и  кинопленка горит и плавится, словно в огне. И снова  –  апокалипсис! 
Персонажи этого спектакля Стуруа достаточно условны, лишены конкретных, точнее, оригинальных черт. Он – неврастеник, хлюпик, ничем, в общем, не примечательный субъект. Она – женщина с больной, «кричащей» душой,  с изломанной пластикой раненой птицы. Таких неудачников в окружающей реальности  немало, и они безуспешно ищут пристанища в мире.  «Существует же какое-то место для таких людей, как мы?! Должно существовать, правда? Для безумцев есть сумасшедшие дома, для мертвых – кладбища, для стариков – интернаты и пансионы, для сирот – приюты, для бедных – бидонвили, для богатых – дворцы. Для всех свое место. И я уверен, что где-то есть место и для нас!..» - говорит Он. Но выход все равно только один – любовь. Все грешны, но все ждут прощения и остро нуждаются в сострадании. Прав Александр. Калягин: долго во вражде и ненависти не просуществуешь.

Инна БЕЗИРГАНОВА


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Журналист, историк театра, театровед. Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России. Член Международной ассоциации театральных критиков (International Association of Theatre Critics (IATC). Член редакционной коллегии журнала «Русский клуб». Автор и составитель юбилейной книги «История русского театра в Грузии 170». Автор книг из серии «Русские в Грузии»: «Партитура судьбы. Леонид Варпаховский», «Она была звездой. Наталья Бурмистрова», «Закон вечности Бориса Казинца», «След любви. Евгений Евтушенко».

Подробнее >>
 
Среда, 13. Ноября 2019