click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ГАЛАКТИОН ТАБИДЗЕ (1892-1959)

https://lh6.googleusercontent.com/-5dd465T0zDU/UKD9kF-9fQI/AAAAAAAABL4/Qu9fOyKVjYU/s136/g.jpg

Эфемера

Неземными вихрями – бешеными, ярыми –
Мои кони синие мчались на ристалище…
Я запомнюсь в вечности только Ниагарами,
Что срывались первыми с гулом нарастающим.
Знаю: я единственный, и судьбой заранее
Было мне начертано в небе звездным инеем –
Жизнь без вдохновения – тлен и умирание,
Для меня вселенная – только кони синие.
С возгласом «Галактион!» ветер вслед погонится,
Дрогнет и из хаоса не сумеет выбиться.
Там, где гроздья поздние, там, где крест и звонница,
Там бессмертной магии белый мрамор вздыбится.
Скоро тучи вьючные, что на кручах грезили,
Караваном выступят, – ждать уже не долго.
В каждой моей клеточке бьет ключом поэзия,
Каждой каплей крови я – лишь грузин и только.
Сколько будет горечи в этих взглядах жалящих:
Вновь прорвались к вечности сказочным усилием
Интервалы звонкие на стихов ристалище,
В конном состязании – снова кони синие…
Слышен рокот издали, – не спеши, прислушайся:
Молния о молнию! Небо в муках корчится,
И горит, бессильная перед этим ужасом,
Та черта – последняя – между мной и творчеством…
Снова станет Временем дней чересполосица,
Ночи одичалые тонут в лунной нежности, –
Только эфемерные мне начала по сердцу,
Те, что у бескрайности, те, что у безбрежности…
Пальмы в нимбе солнечном! Значит снова в детстве я…
Снова жизнь представится мне в обличье истинном.
Как и я – огромную – тайну в ней приветствую
В ком-то мне неведомом, как и я – единственном.
На напевы праздные я не тратил времени, –
Мир исчерчен ранами… Запах тьмы и тления.
Башня с привидением выплыла из темени,
И душа бездольная ищет в ней забвения.
Пусть меня отчаянье бросит в даль ледовую,
Где ни сада с розами, ни равнины с пашнями, –
Втисну в шапку полюса каблуки пудовые,
И пусть небо с вьюгами бьется врукопашную.
Кину дланью щедрою миру неимущему
Бойни небывалые и мечты несметные,
Кинусь в бездну прошлого, вознесусь к грядущему,
Чтоб химерам выстроить капища бессмертные.
Хрустнули вдоль полюса льды меридианами,
Вновь ищу я гибели и не жду спасения.
Старый путь мой вехами – охристыми, рдяными
Расчертили заново янтари осенние.
Век бы не насытиться этим чудным бдением,
Этим конским цокотом, лунным чернокнижием,
Век стоять бы в грохоте призраком, видением
С болью непомерною в сердце насквозь выжженном.
Пусть же вечной тайною ты со мной останешься,
Как Грааль невидимый… и долой уныние!
Вихрем на ристалище, вихрем на ристалище,
Вихрем на ристалище
мчитесь кони синие!
1916


МЕРИ

Той ночью в соборе венчалась ты, Мери, –
На миг промелькнула очей твоих просинь
Сквозь дымку истомы… и знаком потери
Навек осенили нас небо и осень…

Собор весь светился, как сказочный терем,
Свечей вереница томилась от зноя…
Той ночью белело лицо твое, Мери,
Какой-то иной – неземной – белизною…

А свет разгорался все ярче, все резче…
Цветы задышали елеем и миром…
Той ночью я понял: у раненных женщин
Другая молитва… неслышная миру.

Как горько звучало: «И ныне, и присно»…
Был полон отчаянья голос твой, Мери…
И что это было… Венчание? Тризна?
И вправду венчанье?! Не знаю… не верю.

Ведь кто-то, надрывно рыдал на погосте,
Жемчужные перстни бросая на ветер…
И, в гроб забивая точеные гвозди,
Смеялся могильщик… и в сердце мне метил…

Казалось, конца этой муке не будет,
В смятенье я кинулся прочь из собора –
Там ливень пылающий лоб мой остудит!
Там ветер мне будет надежной опорой!

Я шел наугад. Я отдался на волю
Щемящих мне душу, безрадостных мыслей.
Твой дом!.. И, пронзенный неистовой болью,
К прохладной стене я без сил прислонился.

Мне дом не ответил. Казалось, он умер.
Как долго стоял я?.. Не помню, родная.
Платаны ветвями шумели угрюмо,
Паря надо мной, как орлиная стая.

И глухо о чем-то шептали мне ветви,
О чем?.. Разве мог я услышать их, Мери!
Ведь мимо поземкой клубится по ветру,
Тот жребий, в который так слепо я верил.

«Зачем же, – сказал я, – мне счастье пророча,
Луч вспыхнул на миг и во мраке растаял.
И, бросив меня одного среди ночи,
Мечты унеслись, как орлиная стая?

Напрасно с улыбкой взирал я на небо.
Я богом был, Мери! А ныне я нищий,
И только лишь праздной толпе на потребу
Достались мои «Я да ночь» и «Могильщик»!

А дождь не кончался… печальный и мутный…
И сердце в ответ так отчаянно сжалось…
И я вдруг заплакал… как Лир бесприютный,
Отдавшийся буре на милость…
на жалость…
1914

Переводы Паолы Урушадзе

Ведь это вам я "Игра папино мороженое"дал слово не устраивать гонок.

По их позам можно было догадаться, "Скачать читы для контра страйк"что они готовы войти туда и "Игоря растеряева звонарь скачать"ждут лишь условленного сигнала.

В порыве необузданной злобы а ведь среди них еще Кассий Колхаун!

Кроме "Скачать океан эльза"того, они увидели большую собаку, и Диас "Учебник прокурорский надзор скачать"сразу узнал в ней собаку ирландца.


 
Четверг, 09. Апреля 2020