click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

«БЕЗ ЭЛИЧКИ НЕ МЫСЛЮ СЕБЯ В ТБИЛИСИ»

https://lh3.googleusercontent.com/-HvUTKFtJkJI/UKD9nlIGgmI/AAAAAAAABNE/Gt2zUkitfis/s125/p.jpg

Творчество Елены Ахвледиани представляет национальное культурное наследие. Для многих искренних друзей Грузии сама Елена Дмитриевна была символом Тбилиси,  популярного артистического города, названного в начале прошлого века «культурным оазисом», «фантастическим городом».
Естественно, такие ощущения просто так не рождаются: их создают единство творческих мышлений, сходство художественного вкуса и, наконец, настоящие дружеские отношения. Свидетельство прочности таких обоюдных почитаний талантов – тот факт, что творчество многих выдающихся деятелей искусства Советского Союза было невозможно полностью без Грузии.
Именно с этого ракурса хочется поделиться воспоминаниями о вечере 24-летней давности.
Осенью 1988 года афиша у входа в дом №12 на улице Киачели (ныне дом-музей Елены Ахвледиани) сообщила, что под рубрикой «Любимые музыканты и друзья Е.Д.Ахвледиани» состоится вечер, посвященный 80-летию Марии Гринберг. Лекцию читал прибывший из России доцент Айзик Ингер, который  годом раньше выпустил книгу о выдающейся пианистке.
Книга (Москва, «Советский композитор») состоит из сборника статей, воспоминаний, писем, интервью. И чтобы создать всеобъемлющий образ «таланта огромной силы» и яркой личности, не обошлось без Грузии. В фотоматериалах выделяется один живописный портрет, который был написан в 1952 году известной грузинской художницей-портретистом Кетеван Магалашвили.
В сборник включены воспоминания выдающихся музыкантов Грузии (Э.Вирсаладзе, П.Хучуа, О.Димитриади) и переписка с Еленой Ахвледиани. Во вступительной статье автор особую благодарность приносит конкретным лицам и в том числе сотруднику дома-музея Е.Д.Ахвледиани в Тбилиси Э.Топуридзе, предоставившим в его распоряжение ряд материалов, использованных в разделе писем, а также при составлении хронологии и именного указателя.
Коротко об авторе: известный литератор, читал курс английской литературы в разных вузах России, в течение многих лет до самой смерти М.Гринберг был ее близким другом, ценителем исполнительского мастерства, описавшим творческий путь пианистки.  Именно потому осенью 1988 года А.Ингер был приглашен в Грузию на традиционный музыкальный фестиваль, проводившийся в Телави, где он выступил с двумя лекциями о творчестве М.Гринберг.
По его просьбе и непосредственной инициативе юбилейный вечер, посвященный 80-летию пианистки, состоялся в Тбилиси, в том самом доме, где на протяжении многих лет успешно выступала она перед грузинской публикой, которая искренно любила и ждала ее. И на этот раз многолюдно было в доме-музее художницы. Работники приурочили к юбилею специальную тематическую экспозицию, отображающую творческие успехи Марии Гринберг, тесные дружеские контакты с Еленой Ахвледиани и Грузией, эпистолярное наследие из архива музея.
На юбилейный вечер были приглашены почитатели таланта пианистки, любители музыки, друзья, кто пожелал еще раз вспомнить двух больших артистов, еще раз услышать и увидеть проявление талантов на легко узнаваемых ахвледиановских картинах и на записях М.Гринберг, специально подобранных Айзиком Ингером для грузинской аудитории. Работники дома-музея Елена (Лели) Ахвледиани (племянница художницы), хранитель фондов Этери Топуридзе сделали все, чтобы воссоздать атмосферу прошедших прекрасных вечеров, и им это удалось. В своем амплуа интеллектуально-артистического рассказчика несравненным был ведущий вечера Айзик Ингер. Мне посчастливилось  участвовать в этом незабываемом «артистериуме» и по просьбе дирекции музея написать статью.
И превратился этот вечер в праздник истинного искусства и дружбы.
Все началось с первого приезда Марии Гринберг в Грузию весной 1944 года. Музыковед Павле Хучуа вспоминает, что после первого выступления «ее ждали с нетерпением. О предполагаемых программах часто знали заранее, еще до появления афиш, от ее друзей. Среди них в первую очередь надо назвать народных художниц Грузии Елену Ахвледиани и Кето Магалашвили. Ей дарили корзины цветов, которые составляла по своему вкусу сама Елена Дмитриевна. Авторитет этих художников и других поклонников таланта Марии Гринберг из числа музыкантов, профессоров консерватории был очень высок среди тбилисской интеллигенции. Это определяло общую атмосферу восхищения, которой была окружена у нас Мария Израилевна. И пианистка, мы можем сказать это с уверенностью, питала ответную любовь к Грузии – к ее природе, искусству, старине,  людям. Она охотно откликалась на приглашения, бывала на вечерах и встречах.
Душой таких встреч чаще всего была Елена Дмитриевна Ахвледиани, Эличка, человек бесконечно обаятельный, талантливый, необычайно колоритный в своей раскованности и какой-то бесшабашности, подчас пристрастный, никогда ни к чему и ни к кому не подлаживавшийся, прямой и даже резкий в своих суждениях, а главное – необычайно тонкий в понимании искусства. Этим объясняется любовь к Марии Гринберг. Елена Дмитриевна в своем преклонении перед искусством пианистки увлекла лучшую часть грузинской интеллигенции, бескорыстно преданную подлинному и глубокому в искусстве. Эличка дарила Марии Израилевне свои пейзажи старого Тбилиси. Та бережно хранила эти картины и всегда дорожила дружбой с Еленой Ахвледиани.
«Дорогая  Эличка. Поздравляю с Новым годом и еще раз благодарю за замечательную картину, которая все больше и больше нравится... надеюсь, встретимся в феврале. Целую Муся».
Часть писем, хранившихся в личных архивах Е.Ахвледиани и М.Гринберг, были опубликованы в книге  А.Ингера.  В  этих  письмах  подруги  разделяют  радость  и  боль. А еще в них Елена Ахвледиани предстает перед нами в новом амплуа. Оказывается, она  блестяще  владела  искусством  импрессарио. 4 февраля  1948  года   она пишет:  «... сегодня Генрих (Нейгауз) улетел и стало очень пусто. Много играл здесь (в доме Е.Ахвледиани),   в  консерватории больше.., на закрытых концертах, но было много  посторонней публики... (обратите внимание: она будто ревнует ко всем остальным, «посторонним» т.е. незнакомым людям, не принадлежавшим к артистической среде. Мы вправе допустить и другой вариант: так как время действия совпадает со временем усиленной борьбы Коммунистической партии Советского Союза против «формализма в искусстве». Но это уже тема для другого разговора – Л.Б.), ... играл в Доме писателей,  у нас в   клубе  художников... Когда  Вы приедете, сыграете для художников?  Мне уже влетело от товарищей: «У тебя жила такая пианистка, не могла упросить сыграть у нас? - говорили они мне, но я, откровенно говоря, не решалась Вас просить: а вдруг Вы ответили бы коротко и спокойно: «Нет, не хочу»? - так я же сдохла бы на месте...»
Из этого, скажем так, эмоционально-дипломатического письма следует единственный, достигший цели результат: пианистка ни разу не сказала «нет, не хочу» на предложенный Еленой Ахвледиани концерт.
Думаю, с этой точки зрения о многом говорит фрагмент из письма, датированного декабрем 1951 года. «Дорогая Эличка. С Новым годом!.. Я только вернулась из поездки и, поразмыслив хорошенько, думаю, что смогу приехать к Вам в первой половине апреля. В январе и феврале играю в Москве и поэтому надолго уезжать не могу; в марте – тоже в Москве и в Ленинграде, а также на Урале. Значит, апрель. Причем 25-го должна быть в Москве – Никин день рождения. Поговорите в таком плане с Гвинчидзе (музыкальный администратор – Л.Б.), причем передайте ему, что нужно сделать не менее 3-4 концерта... Эличка, ответ Гвинчидзе сообщите мне... ну, надеюсь, что из наших переговоров выйдет что-нибудь».
Из этих почти «легитимных переговоров», которые, кстати, я рассматриваю как классический пример народной дипломатии, на самом деле вышло все. Получилось!
В результате, Мария Гринберг часто приезжала в Тбилиси. Здесь ее с нетерпением ждала большая аудитория музыкантов. Однако... каждый раз, действительными переговорами с целью уточнения концертных программ, даты прибытия и длительности пребывания эанималась никто иная как Эличка. И это не случайно...
Из переписки с выдающимися музыкантами современности С.Рихтером, Г.Нейгаузом, М.Гринберг выясняется, что Елена Ахвледиани смело участвует в оценках исполнительского мастерства музыкантов и в курсе всех музыкальных событий. Вот почему выдающиеся музыканты с таким же удовольствием делятся с ней впечатлениями, с удовольствием проводят концерты в ее квартире-мастерской, которую воспринимают маленькой «моделью Грузии».
Самым впечатляющим мне представляется тот факт, что именно в этом для многих необычном и тем не менее типично грузинском доме обнаружили друг друга россияне. Певица Нина Дорлиак, супруга Святослава Рихтера, вспоминает: «Мы вновь очень сблизились с Марией Израилевной в конце войны. Мы с матерью эвакуировались на Кавказ, в Тбилиси, где у нас и у приезжавшего туда в то время Святослава Теофиловича Рихтера появилось много друзей, людей душевно щедрых, добрых, сердечных, Елена Дмитриевна Ахвледиани, семья Куфтиных, Кето Магалашвили... В 1944 году туда впервые на гастроли приехала Мария Израилевна, которую там очень полюбили».
О многом говорит тот факт, что это воспоминание включено в книгу, посвященную М.Гринберг, а не Е.Ахвледиани. Здесь же Нина Дорлиак описывает один незабываемый день в их отношениях, и на этот раз в этом эпизоде главную роль играет Е.Ахвледиани: «Зимой 1946 года Елена Дмитриевна приехала в Москву и, желая как-то утешить меня после маминой смерти, решила по случаю моих именин устроить мне сюрприз. А надо сказать, что она была невероятная фантазерка и горазда на выдумку. Мы жили тогда на Арбате, в двух крохотных комнатах, и Муся часто к нам приходила. И вот в мое отсутствие они буквально перевернули все в доме вверх ногами. Весь потолок залепили серебряными звездами. Даже на лестнице и то умудрились что-то приколотить. Когда я пришла домой и все это увидела, от ужаса я даже заплакала. Но это было прекрасно. Мы от души веселились и танцевали. И Муся играла со Славой в четыре руки. Она была тогда очень веселая. Потом я, пожалуй, никогда больше ее такой не видела».
Да, Елена Ахвледиани своим талантом, очень своеобразной артистической натурой и глубокой человечностью вокруг себя создала нерушимый круг друзей без всяких границ. К нему присоединялись яркие личности, которые хоть раз побывали в Грузии.
Из воспоминаний известного дирижера Одиссея Димитриади о М.Гринберг: «Мы встречались с Марией Израилевной и помимо концертной эстрады, большей частью в Тбилиси (где я работал на протяжении многих лет), на симпатичных домашних вечерах у Елены Дмитриевны Ахвледиани. Там часто можно было встретить Г.Г.Нейгауза, С.Рихтера, Н.Дорлиак, известных художников К.Магалашвили, В.Шухаева... Незабываема дружеская непринужденность, веселье и в то же время творческая возвышенная атмосфера этих вечеров. Участие в них Марии Израилевны вносило свою прелесть. Кроме того, что она была внешне очень привлекательна, она была прекрасным собеседником и с непринужденностью принимала участие в общем веселье...»
Елена Ахвледиани была незаменимой хозяйкой не только своего дома, но и своего любимого города и поэтому убедительно и грустно звучит ответ Марии Гринберг на любезное приглашение Одиссея Димитриади: «Беэ Элички я не мыслю себя в Тбилиси!»
14 июля 1978 года Марии Гринберг не стало. Елена Ахвледиани скончалась немного ранее – 30 декабря 1975 года.
Но нет! Не хочется здесь ставить  точку – такую печальную и совершенно не в духе Элички. Предлагаю вернуться в тот осенний вечер 1988 года.
Изучая жизнь и творчество выдающейся художницы, мне приходилось присутствовать на многих мероприятиях, претендующих передать дух Ахвледиановских встреч, и могу с уверенностью сказать, что очень немногим удавалось раскрыть секрет успеха. А он очень прост: высокая художественно-эмоциональная температура, основанная на прочной базе профессионализма и искренности человеческих отношений. Именно таким запомнился юбилейный вечер в доме-музее Елены Ахвледиани, посвященный 80-летию Марии Гринберг. Все тогда было безупречно. Ведущий вечера Айзик Ингер – яркая индивидуальность, ученый, литератор, одаренный ораторским талантом – проявил мастерство «арт-рассказчика» перед «избалованной» и требовательной публикой, среди которой не было «посторонних», а наличие портретов  Елены Ахвледиани и Марии Гринберг кисти их общего друга – самого близкого и незаменимого представителя круга Элички – Кетеван (Кето) Магалашвили стало визуальным подтверждением царившего артистического настроя ахвледиановских вечеров.

Лия БУАДЗЕ

Ничем "Скачать музыку капу"не нарушается зловещая тишина.

За три часа до освобождения его "Карточная игра дурак скачать игру"вместе с вольноопределяющимся отвели на главную гауптвахту, а оттуда под "Скачать энциклопедия лоха"конвоем отправили на вокзал.

Потом Карлос нашел пороховницу, поднял ружье и, перезарядив его, "Скачать музыку на будильник"отправился на поиски лошадей.

Богатый и бедный, знать "Скачать блокировку для экрана андроид"и простонародье все смешалось в толпе, все развлекаются вместе.


 
Воскресенье, 25. Октября 2020