click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ИМЯ В КНИГЕ РЕКОРДОВ ГИННЕССА

Майя Чибурданидзе

К избранникам судьба как будто благосклонна,
Но знаем мы с тобой: искусство – не игра!
И кто еще живет так нервно, так бессонно,
Как мастера стиха и шахмат мастера?
Паоло Яшвили


Бархатный сезон 1978 года на мысе Пицунда завершился коронацией новой королевы шахмат – Майи Чибурданидзе, шестой в истории чемпионки мира. Достижение это, выдающееся само по себе, тем более удивляло, что было показано 17-летней девушкой в шахматах, в этой форме человеческой деятельности, стоящей на стыке искусства, науки и спорта, где для достижения высоких результатов необходимо изучение огромного шахматного наследия, глубоко научный подход к проблемам творчества. ХХ век акселерации объяснял многое, но даже принимая во внимание тот факт, что шахматы удивительно помолодели, нельзя было не удивляться феноменом Майи Чибурданидзе.


Итог матча на первенство мира, изнурительного для обеих сторон, сенсации не содержал. Претендентке противостояла легендарная шахматистка, с чьим именем связана целая эпоха. Полтора десятка лет с лишним стояла она на капитанском мостике, и сменить ее могла выдающаяся же шахматистка, отдающая себе отчет в том, какой огромный груз ответственности принимала на свои плечи.
Было ясно, что грузинская шахматная школа аккумулировала звезду первой величины, выделяющуюся на шахматном небосклоне и молодо, и задорно.
На пресс-конференции в Пицунде новая чемпионка проговорилась: «В шахматах мечтаю стать чемпионом мира среди мужчин». Сказанную с улыбкой фразу журналисты восприняли, как милый розыгрыш. На следующий день после завершения матча в интервью, данном корреспонденту газеты «Советский спорт» Виктору Васильеву, Майя сказала: «Не сочтите за нескромность, но, подобно Анатолию Карпову, хочу быть играющей чемпионкой». И подтвердила намерения на практике: едва успев восстановить силы, в составе сборной олимпийской команды СССР отправилась в Аргентину, где под сводами знаменитого столичного футбольного стадиона «Ривер Плейт» соревновались сильнейшие шахматистки, участницы восьмой женской шахматной Олимпиады. Выступление наших шахматисток, на 5,5 очка опередивших вторых призеров – сборную Венгрии, было впечатляющим. Не менее впечатлял состав команды-победительницы: Майя Чибурданидзе, Нона Гаприндашвили, Нана Александрия, Елена Ахмыловская. Запасная Ахмыловская показала абсолютно лучший результат Олимпиады. Новая чемпионка мира, встречаясь с лидерами команд «остального мира», одержала семь побед при четырех ничьих. Лучший результат на первой доске, увенчанный Кубком Веры Менчик.
Есть гипотеза о космическом происхождении шахмат. Имеется даже вещественное доказательство в виде метеорита, напоминающего по форме шахматного коня. 10 июня 1970 года экипаж корабля «Союз-9» сыграл первый в истории шахмат Космос-Земля. За команду «Космос» играл дважды Герой Советского Союза Виталий Севастьянов – будущий председатель Шахматной федерации СССР. Его соавтор по космической партии – Андриан Николаев.
Существует мнение, что именно язык шахмат облегчит контакты при встречах с представителями внеземной цивилизации.
Кого делегируют земляне для ведения этих престижных диалогов?
Конечно же, представительниц прекрасного пола. Наилучшие шансы на тот период имели шахматистки Грузии. В 1980 и 1982 годах на Мальте и в Люцерне победительница Олимпиад советская сборная была полностью представлена грузинскими шахматистками – Чибурданидзе, Гаприндашвили, Александрия, Иоселиани. Факт, не имеющий аналогов в истории шахмат, когда за одну команду выступают представительницы одной республики, одного города, более того, одной спортивной школы – высшего спортивного мастерства №1.
Прогресс женских шахмат в республике объяснила Гаприндашвили. Огромную роль играют, конечно, традиции, популярность шахмат, наличие тренерских кадров, но нельзя отрицать влияние особенностей национального характера.
Все мы помним удивительные подвиги Гаприндашвили в мужских международных турнирах, за которые ей первой в мире шахматистке было присвоено звание международного гроссмейстера среди мужчин. Очевидно, под впечатлением этого гроссмейстерского класса игры Борис Гулько в интервью по Грузинскому телевидению высказал полуупрек, полусожаление, дескать, в мужском международном турнире в Вильнюсе Майя особых лавров не снискала, более того, заняла последнее место. Все правильно: уже само появление ее среди участников этого чрезвычайно сильного по составу соревнования в высшей степени заинтриговало. Последние туры приходились на первые дни августа, когда времени для отдыха перед матчем оставалось в обрез. Чибурданидзе в Вильнюсе преследовала цели чисто тренировочные. Завершив спор за шахматной доской с двукратным чемпионом мира Тиграном Петросяном, несколькими чемпионами СССР, ветераном американских шахмат Сэмюэлем Решевским, сказала, что сумела отлично отдохнуть.
Видимо, так оно и было. Замечено: шахматная сила Майи удваивалась после серьезных испытаний, а их в Литве было хоть отбавляй. Что касается вопроса о женском равноправии в шахматах, и здесь у нее особых долгов не было. Майя уже выигрывала крупные мужские соревнования в Грузии, с честью играла матчи с сильнейшими мастерами,  и не случайно специалистами высказывалось мнение, что Чибурданидзе суждено окончательно развеять миф о шахматном превосходстве мужчин и что ждать этого долго не придется.
Для Майи все началось с портрета чемпионки мира, подаренного 9 июля 1969 года в редакции газеты «Кутаиси». Портрет стоял на книжной полке рядом со сборниками партий Кереса и Бронштейна, Фишера и Геллера. Майя любила за анализом отложенной партии смотреть на фотографию, словно проверяя правоту найденного решения.
Попробуем повернуть фотографию и прочитаем надпись: «Майе, будущей чемпионке». Навряд ли кутаисские коллеги подводили под эту шутку серьезную базу, распознав незаурядные способности в восьмилетней девчушке, готовой с задором ринуться в шахматные сражения. Но одно несомненно: в те годы, когда Майя жила в доме на улице Чехова, по соседству с кутаисским городским стадионом, так как ей нравилось, в шахматы играли гроссмейстеры-мужчины и Нона Гаприндашвили.
Нетрудно проследить влияние дяди - заслуженного тренера Грузии Карло Хурцидзе, давшего грузинскому футболу своих воспитанников, знаменитых футболистов Реваза Дзодзуашвили, Серго Кутивадзе, Гиви и Левана Нодия, Рамаза Шенгелия, Тамаза Костава, Тенгиза Сулаквелидзе...
Летом 1972 года на семейном совете Чибурданидзе постановили отправить Майю учиться в Тбилиси. Девочка отправилась в большой незнакомый город с заветной фотографией и огромным желанием хоть немного походить на своего кумира.
К тому времени Майя вошла в десятку лучших спортсменов Кутаиси. «Есть в Кутаиси девочка одна, которой всего десять лет. Имени и фамилии я не назову из педагогических соображений, но вскоре о ней все услышат».
Потом этот отзыв Эдуарда Гуфельда цитировали многие шахматные и нешахматные издания мира, но мог ли международный гроссмейстер тогда предположить, что спустя несколько лет они будут совместно готовиться к матчам претенденток за мировую шахматную корону?
Просто диву даешься, с какой стремительностью прошла новая чемпионка мира свои шахматные университеты. В 12 лет она – самый молодой мастер в истории шахмат, через год конгресс ФИДЕ присвоил ей звание международного мастера. Следующего и высшего гроссмейстерского шахматного чина Майя удостоилась в шестнадцать лет.
Лучшие свои качества молодая шахматистка проявила в победной серии претендентских матчей на первенство мира, дорогу к которым ей открыл успех в межзональном турнире на сцене Тбилисского Дворца шахмат. Последовательно были побеждены в матчах международные гроссмейстеры Нана Александрия, Елена Ахмыловская, Алла Кушнир.
Счастливая стояла она перед шахматным Олимпом, откуда открывалась захватывающая дух высота.
«Для меня большая честь играть с Ноной Гаприндашвили», – эти слова Майи справедливы с того момента, когда она открыла для себя удивительный мир шахмат.
Первая аудиенция у шахматной королевы состоялась, когда Гаприндашвили играла 28 января 1973 года в сеансе с часами против восьми девочек-призеров первенства Тбилиси, словом, теми, кого принято называть шахматной надеждой. Поединок, организованный шахматным клубом «Саморине», транслировался по Грузинскому телевидению, и все могли убедиться, какая смена растет в республике.
Чемпионка мира выиграла пять встреч, две сыграла вничью, а одну проиграла – Майе Чибурданидзе.
– Хорошо играла эта девочка, – отметила Гаприндашвили после матча. – Видно, талантлива.
Любопытен отзыв одной из сильнейших в недавнем прошлом шахматисток мира гроссмейстера Татьяны Затуловской: «Я до сих пор сокрушаюсь, что слишком поздно научилась играть в шахматы – мне было тринадцать лет. А когда Майе Чибурданидзе исполнилось двенадцать, она уже услышала от самой чемпионки мира слово «сдаюсь» и поставила перед собой самую высокую цель».
Та телевизионная встреча давно стала достоянием истории, мало кто мог предположить, что спустя всего лишь пять лет именно Майя встретится в матче с Гаприндашвили и сумеет отобрать у нее шахматную корону.
Талант был заметен, что называется, невооруженным глазом. Вот относящееся к тому времени высказывание заслуженного тренера СССР Михаила Шишова: «За 40 лет преподавательской работы через мои руки прошли тысячи наших шахматистов. Но такой одаренной девочки, как Майя, я не встречал... Майя Чибурданидзе – явление исключительное. У нее, если можно так сказать, абсолютный слух, великолепное комбинационное зрение и способность к максимальной концентрации мышления во время игры».
Вы спросите: что еще требуется для того, чтобы быстро и точно рассчитывать сложнейшие варианты, бесстрашно рваться в бой?
Югославский гроссмейстер Светозар Глигорич, участник традиционного матча СССР-Югославия, отмечал в Тбилиси: таких успехов в столь юном возрасте не имели ни одна шахматистка, ни один шахматист в мире. Боевой соратник ветерана югославских шахмат Борислав Ивков назвал Майю женским Фишером. И это не было актом вежливости к хозяевам традиционного матча, а тем более, преувеличением.
Югославская команда по ошибке привезла в Грузию взрослую шахматистку – чемпионку страны международного мастера Власту Калхбренер. Все понимали, что Майе придется нелегко. Гости заранее извинялись за неминуемое поражение школьницы, но они явно опережали события. Извиняться пришлось хозяевам. 12-летняя Майя, игравшая на своей «девичьей» доске, выиграла микроматч с разгромным счетом 4:0.
Этот результат, как и средства для его достижения, никого не оставили равнодушным.
В предисловии к нашей с Эдуардом Гуфельдом книге «Семнадцать весен Майи» (Москва, ФИС, 1980) Леонид Зорин писал: «О «грузинском феномене», о целом созвездии даровитых девушек-шахматисток говорят порой с изумлением, но всегда с восторгом. В самом деле, чем объяснить этот бурный взрыв, это почти синхронное появление талантов?
Объяснения ищут в традиционном увлечении шахматами, в дисциплинированности и волевых качествах молодых грузинок, в особом складе их ума – трезвом и одновременно наделенном богатым воображением».
Далее писатель делает вывод: сегодняшние женские шахматы нельзя себе представить без этих уже прогремевших имен, возглавляемых несравненной Ноной Гаприндашвили.
Еще в 1977 году мы с международным гроссмейстером Эдуардом Гуфельдом  решили написать книгу об одной талантливой шахматистке, предсказывая ей большое будущее. У моего друга не было сомнений на этот счет, благо он начал ее тренировать.
Но не слишком ли рано? Такой вопрос задали мы себе, приступая к работе, и тут же отмели сомнения: нет, не рано, через несколько лет эта книга окажется запоздалой. И название ее – «Все еще впереди» – отражало нашу основную мысль.
Майя Чибурданидзе тогда отметила свою шестнадцатую весну.
Когда книга вышла в свет в грузинском издательстве «Ганатлеба», Майя только начинала подготовку к первому в ее жизни четвертьфинальному матчу претенденток на мировое первенство.
О нашей книге с многозначительным названием вспомнили через полтора года, когда шахматный мир узнал о своей самой юной чемпионке. Специалисты не припомнят другого случая, чтобы о 16-летней шахматистке была написана и издана книга – такого в литературе еще не было. Как не было и того, чтобы шахматную корону оспаривала школьница.
Прошли годы. Победы Майи, достигнутые с такой, казалось бы, легкостью и простотой, заставляли вспомнить сказочные сапоги-скороходы, в которых шутя преодолевают расстояния и преграды.
И вот Майя Чибурданидзе в свои 30 лет – пятикратная чемпионка мира! Она готовилась к шестому матчу за шахматную корону. С какими мыслями она подошла к этому соревнованию?
Мне показалась интересной 20-летней давности моя беседа с Майей, взятая из рукописи книги, которая, надеюсь, будет издана в наше жестокое время, когда люди, оставив сражения за шахматной доской, стреляют в друг друга.
«Вы нас заставили полюбить эту девушку», – сказал мне знакомый партийный работник, прочитав эту книгу.

Итак, май 1991 года.
Только что сыграв в тбилисском юбилейном турнире, посвященном Ноне Гаприндашвили, Майя Чибурданидзе вновь собиралась в дальнюю дорогу.
– Майя, если не секрет, куда ты так спешишь?
–  В Афины, на встречу с президентом Международной шахматной федерации Флоренсио Кампоманесом. Нам предстоит обговорить условия матча на первенство мира.
– Как расцениваешь свой результат на турнире в Тбилиси?
– Интересный турнир. Жаль, конечно, что не играли Азмайпарашвили и Александрия, но это произошло по независящим от них причинам. Понравилась Кахиани, хорошо защищалась и считала варианты, в общем заметно выросла, как и Арахамия. Солидно играли оба победителя – Гия Георгадзе и Стуруа, а также Джанджгава – с запасом прочности. О себе скажу так: участие в турнире было последним этапом подготовки к матчу на первенство мира. От победителей я отстала на пол-очка, так что в этом плане все нормально.
– Не могла ли набрать эти нелишние пол-очка в партии последнего тура с Иоселиани?
– Нет, пожалуй. Выиграть следовало туром раньше, в партии с Кахиани, где я имела позиционное преимущество.
– Как считаешь, можно утверждать, что в шахматной жизни республики завершился матриархат?.. Не считаешь ли, что в командных соревнованиях возрастает вклад мужчин в общую копилку команды?
– Частично на этот вопрос мы уже ответили. Сам факт приглашения Азмайпарашвили и Георгадзе в команду Каспарова в период его подготовки к матчу на первенство мира достаточно красноречив. Со временем и Джанджгава обещает вырасти в крепкого гроссмейстера. Но пусть ребята на меня не обижаются, будущего Фишера среди них, к сожалению, не видно (смеется).
– Вернемся к цели твоей поездки в Грецию. Матч на первенство мира, безусловно, главное событие года. Что ты знаешь о своей сопернице?
– Пока все, как в тумане. Знаю, что состоять он будет из 16 партий, пройдет осенью. Китаянка Се Цзюнь как шахматистка мне мало знакома. Так что неизмеримо возрастает ответственность за судьбу шахматной короны, которая, как сказал как-то Тигран Петросян, любит падать с головы. Придется держать ее крепко, по давнему совету чемпиона мира.
– Ты веришь в Бога? Этот вопрос я хотел тебе задать давно. Известно, что твоя мама Нелли Павловна верующая, посещает церковь. Помню, как об этом говорили с осуждением и даже с иронией. Но у меня создалось впечатление, что в отдельных критических положениях тебя словно спасало провидение. У меня сохранилась фотография со времен матча на первенство мира 1978 года. В твоей комнате на пианино стояло изображение Иисуса Христа.
– Я действительно выросла в христианской семье и никогда не скрывала этого. Вспомните, как мы жили совсем недавно, когда признавали одну-единственную веру – коммунистическую. И потом, когда веришь только в свои силы, то вряд ли это будет способствовать твоему становлению как личности. Мир много бы выиграл, если б люди постоянно помнили Нагорную проповедь и следовали ее советам. Что касается изображения Христа, то это действительно икона. Это видно на фотографии с летчиком-космонавтом Севастьяновым, президентом Шахматной федерации СССР, которая попала в вашу книгу «Семнадцать весен Майи».
–  Майя, хочу тебе раскрыть секрет. Заведующий шахматной редакцией издательства «Физкультура и спорт» международный гроссмейстер по шахматной композиции Виктор Чепижный как-то вспоминал, что работники их редакции влюблены в эту книгу.
– Спасибо.
– Ты обещала рассказать о матче с младшей Полгар.
– Несколько месяцев назад поступило предложение от Венгерской шахматной федерации сыграть товарищеский матч с Юдит Полгар. Инициатива исходила от Ласло Полгара, отца знаменитых шахматисток. Я дала согласие играть матч из восьми партий. Сообщение было опубликовано в югославской газете «Политика». Но похоже, сестры не ожидали такого поворота. Возможно, я многих разочарую, но времени  на это соревнование уже не остается – надо готовиться к матчу на первенство мира. Сама Юдит, возглавляющая рейтинг-лист шахматисток, особого впечатления не оставляет. Она, как компьютер, буквально напичкана шахматной информацией.
– Однако, зная, что сестры широковещательно заявляют о том, что они сильнейшие в мире, ты все же проиграла Жуже Полгар принципиальную встречу на последней Олимпиаде.
– Я не рассматривала эту партию как принципиальную. Играя, вижу перед собой шахматные фигуры, а потом уже того, кто их передвигает.
– Не считаешь ли, что были допущены ошибки при комплектовании женской сборной страны? Вторую Олимпиаду подряд вы отдаете семейству Полгар золотые медали чемпионок. В шахматной периодике даже появились утверждения, что Майя Чибурданидзе не является командной шахматисткой.
– Я слежу за прессой, но это не так, как некоторые представляют. Не будучи командным игроком, я не могла бы выиграть пять золотых олимпийских медалей. Перед последней Олимпиадой мне сказали: «Держи первую доску!» И я держала, как могла, хотя очень устала после матча на первенство мира с Наной Иоселиани. Отстали мы от венгерок не потому, что Чибурданидзе без особой борьбы преждевременно согласилась на ничью, а потому что проиграла Алиса Галлямова, но это в газеты почему-то не попало.
– Извини меня Майя, если и этот вопрос покажется тебе не из приятных. В последнее время ты не играла в женских чемпионатах страны. Помню письмо рабочего в «Правде»: почему, мол, чемпионка мира игнорирует всесоюзные соревнования, играет только в мужских турнирах. Или действительно они совпадают с твоими официальными матчами?
– Нет, конечно. Просто мужские турниры меня больше привлекают: класс игры там несравненно выше, а  в женских – я только транжирю очки своего рейтинга. В ближайшее время мое отношение не изменится.
– Особенно, если вспомнить прогноз Макса Эйве. Чемпион мира и математик, он как-то подсчитал с помощью теории вероятности, что женщины будут играть в шахматы так же сильно, как мужчины, приблизительно через двести лет.
–  Как видите, довольно веские аргументы против моего участия в женских соревнованиях.
– В начале 70-х годов в воздухе витала идея вашего товарищеского матча с Гарри Каспаровым. Насколько реальна она сегодня?
– Идея исходила от моего тогдашнего тренера Гуфельда, но не была поддержана союзным Минпросом. Видимо, тамошние чиновники все еще помнили о раздельном обучении мальчиков и девочек.
– Твои успехи в мужских турнирах за последнее время пошли на убыль. Не означает ли это, что шахматы начали приедаться 30-летней чемпионке? Ты как-то сказала, что в свои 23 года стара для посещения дискотеки. Не задумываешься ли над тем, что из-за шахмат приходилось жертвовать чем-то большим и важным?
– Результаты мои и впрямь стали скромны, хотя я хорошо сыграла в Турции и на недавнем турнире в Греции. Все же сказывается недостаточная соревновательная практика. Так, за год я имею 4-5 турниров, сестры Полгар – по 9-10. Что касается профессионального отношения к шахматам, то я никогда не уделяла спорту меньше внимания, чем следовало. Просто с годами играть стала более академично, меньше рискую, в результате реже выигрываю.
– Если смотреть правде в глаза, то следует признать – институт профессиональных спортсменов в стране существует давно. Из газет можно узнать о миллионных гонорарах Штеффи Граф и Моники Селеш. Сколько зарабатывает королева шахмат?
– Получаю 350 рублей от союзного Спорткомитета. И если мы выделились из советского спорта, то надо полагать и этот источник моего дохода скоро иссякнет. Призовой фонд нашего матча с Се Цзюнь определен в 25 тысяч долларов. Эту сумму может заработать теннисист среднего класса, проиграв уже в первом круге турнира. Это скромная по сегодняшним меркам профессионального спорта сумма объясняется тем, что многие годы матчи на первенство мира проводились в СССР, а гонорары выплачивались в наших «деревянных» рублях. Руководство ФИДЕ пока не успело пересмотреть наш призовой фонд. Думаю, миллионные гонорары – не последнее, что заставляет Каспарова и Карпова полностью выкладываться в матчах на мировое первенство, хотя деньги – не главное или, во всяком случае, не единственное отличие профессионала от любителя. «Профи» – это специалист высокого класса, у него есть стимул выкладываться до конца, поскольку профессиональный рост существенно изменяет его положение в обществе. У нас же разрыв от простого мастера спорта, каких тысячи, до заслуженного мастера спорта – незначителен. Получается парадокс – многие трудятся меньше, а получают больше. Меня коснулся женский шахматный бум в Грузии, обязанный победам Ноны Гаприндашвили, и я не понаслышке знаю, почему у нас многие родители стараются учить своих дочерей играть в шахматы – они видят в этом надежду дать девочкам хорошее интеллигентное воспитание и прочное положение в жизни. Подытожим сказанное. За счет шахмат мужчины живут намного лучше, особенно те, кто входит в первую двадцатку и играет на Кубок мира. Мы же живем куда скромнее. Перебиваемся, как говорится, с хлеба на воду.
– Не предлагали ли тебе за рубежом играть за профессиональный клуб?
– Нет пока. Такие клубы действуют, в основном, в Германии и Австрии. Я бы охотно приняла такое предложение, если оно последует.
– Будем надеяться, после нашего интервью узнают.
– Будем (смеется).
– Ты была членом ЦК комсомола Грузии, депутатом Верховного Совета республики двух созывов, главным редактором шахматной газеты «Мерани». Ввиду твоей постоянной чрезмерной занятости не была ли, извини, просто «свадебным генералом»?
– Это было вполне в духе того времени. Принято было считать, что в нашей стране выдающиеся спортсмены являются любимцами народа. Красивая и наивная сказка, хотя всеобщее внимание приятно и ко многому обязывает.
– Твое имя записано в Книгу рекордов Гиннесса. По какому конкретному поводу?
– Я стала самой молодой в истории шахмат чемпионкой мира, в 17 лет.
– Но ты была также самой молодой двукратной чемпионкой мира, трехкратной и т.д.
– Нет, в книге существует только одна запись. Смешно получается. Можно попытаться зубами сдвинуть с места подъемный кран и, в известной степени, увековечить свое имя. Но можно быть 5-кратной чемпионкой мира и оставаться «незамеченной», хотя сделать это было не менее трудно (смеется).
– Не покушается ли кто-нибудь на твой первый рекорд?
– Нет, Юдит Полгар пропустила свое время. На ближайшие двадцать лет я могу быть за него спокойна.
– Вера Мечик была 9-кратной чемпионкой мира. Ты, в случае удачи, уже в этом году можешь улучшить и другой рекорд.
– Понимаю ваш намек, но поверьте мне, я играю, не думая о рекордах. Что касается достижения Менчик, то оно останется фантастическим на все времена.

Арсен Еремян

Не менее ясно "Кряк для навител андроид"было для меня и то, что вторым из споривших был этот мустангер.

Через год она вышла замуж опять "Скачать игру путешествие пингвинов"за лесника, Пепика Шалловица из Мыловар, ну и "Скачать бесплатно и без регистрации квип"того тоже как-то раз прихлопнули.

Но в общем богослужение произвело очень хорошее впечатление и рассеяло скуку "Музыка скачать сборники русский"пыльного, угрюмого учебного плаца с аллеей сливовых "Программа для создания анимация скачать"деревьев и отхожими местами на заднем плане.

Прежде всего охотник снял ножом шипы.


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Среда, 16. Октября 2019