click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

«ГОСПОДА ЮНКЕРА, КЕМ ВЫ БЫЛИ ВЧЕРА?»

https://i.imgur.com/pAd8J9y.jpg

Обращение «Господа юнкера!» впервые прозвучало в столице Грузии 155 лет назад на Елизаветинской (ныне – Цинамдзгвришвили) улице. Там на углу с Фейерверкской (сегодняшней улицей Конституции), в расположении Кавказской артиллерийской гренадерской бригады 16 января 1866 года основывается временное юнкерское училище (юнкерская школа), рассчитанное на обучение лишь полсотни человек. А 20 сентября оно именуется уже Тбилисским юнкерским пехотным училищем и переходит в специально построенное для него здание на Михайловскую улицу – теперешний проспект Давида Агмашенебели. Из старого помещения туда можно попасть по нынешней улице Каргаретели. В ноябре уже набран полный штат преподавателей для двухлетнего обучения 200 человек (одной роты). На карте 1887 года видно, что здесь стоит лишь одно здание, но уже через несколько лет появляются еще три корпуса, и училище принимает вид, привычный коренным тбилисцам.
Первые четыре таких учебных заведения появляются в Российской империи в 1864-м – в Москве, Вильно (Вильнюсе), Гельсингфорсе (Хельсинки) и Варшаве. Тифлисское – среди еще восьми, открытых в течение следующих двух лет. У каждого училища – собственный девиз. И с учетом того, что он должен стать жизненным кредо будущих офицеров, девиз тифлисцев особенно привлекает. Судите сами. Идя по наиболее легкому пути, Павловское и Виленское училища выбирают народные пословицы – «Сам погибай, а товарища выручай!» и «Виленец один – и тот в поле воин!». Алексеевское пехотное, тоже особо не заморачиваясь, сурово констатирует: «Дисциплина – прежде всего!». Одесское попросту вспоминает трех мушкетеров: «Один – за всех, и все – за одного!»
У Киевского Константиновского пехотного училища – дидактическое: «Помните, чье имя носите!», у Чугуевского – романтическое: «К высокому и светлому – знай верный путь!». В Николаевском кавалерийском переделывают в полуутопическое: «И были дружною семьею солдат, корнет и генерал!», слова «И были вечными друзьями солдат, корнет и генерал» из «фирменной» песни училища. А у тифлисских юнкеров традиционно звучит лишь первая часть девиза: «Жизнь – царю…». Оно и понятно: царь – олицетворение государства, законности, божьего проявления. А вот дальше звучит: «…сердце – даме, честь – самому себе!» Согласитесь, это – четкое изложение того, к чему стремилась офицерская молодежь и чем вообще жили в Грузии.
Появление юнкерских училищ – часть реформ по созданию массовой армии и ликвидации военной отсталости России, которая проявилась в Крымской войне 1853-1856 годов. Особое внимание в этих реформах уделяется подготовке офицеров. Их ряды, до этого в основном пополнялись вольноопределяющимися (солдатами-добровольцами) и унтер-офицерами, прослужившими определенный срок и сдавшими очень легкий экзамен. По новым же правилам все, желающие стать офицерами и достигшие 17-ти лет, обязательно должны были учиться в юнкерских училищах.
Курс обучения в этих училищах, в том числе и в Тифлисском, – всего 2 года, а сразу в старший класс мог поступить каждый, имевший аттестат об окончании реальных училищ, гимназий и других средних учебных заведений. В младшем классе преподавали в основном общеобразовательные предметы, программа старшего класса предусматривала подготовку вплоть до командира батальона. Изучались тактика, уставы, полевая фортификация, различное вооружение, иппология (наука о лошадях). А еще – имеющие военный уклон топография, судопроизводство, география и гигиена.
Со временем добавляется третий класс для изучения военных дисциплин по углубленной программе, а число юнкеров увеличивается до 300 человек (трех рот). Они учатся и на территории училища (в классах и спортивных залах), и в строевых частях. Летом их приписывали к ближайшим войсковым частям, а в 1879-м открывают для них стационарный летний лагерь около поселка Сурами. По окончании училища юнкера производились в подпоручики армейской пехоты.
Тифлисское училище по всей империи считалось престижным, поэтому большинство юнкеров – выходцы из образованных и интеллигентных семей. Но с годами призыв в армию растет, командиров стало не хватать, а число юнкеров увеличивается в разы. Поэтому доля юношей из семей военных и офицеров, почетных граждан и духовенства стала снижаться. И выходцы из крестьян и мещан составили более четверти всех офицеров
В 1891 году в Тифлисе торжественно отмечают 25-летие училища, носящего имя великого князя Михаила Николаевича (Кавказского наместника, при котором оно было основано). Через пару лет ему вручается шитое золотом гвардейское знамя с изображением Спаса Нерукотворного. В 1904-м и 1905-м в училище – ускоренный выпуск офицеров из-за Русско-японской войны. С 1910-го оно именуется Тифлисским военным, а не юнкерским, но его учащиеся – по-прежнему юнкерами. С началом Первой мировой войны их число значительно увеличивается – до 700 человек. Подготовка вновь проходит ускоренно – за 4 месяца, с присвоением звания прапорщиков, а не подпоручиков.
А в 1914-м в училище нагрянули два августейших проверяющих. В апреле – генерал-инспектор Военно-учебных заведений, великий князь Константин Константинович, а в ноябре – сам император Николай II. «Юнкерам Государь сказал удивительную речь, проникнутую чисто христианской любовью. Через два дня юнкера становились офицерами. Училище представилось образцово. Государь благодарил и юнкеров, и офицеров», – вспоминал начальник императорской дворцовой охраны Александр Спиридович. Выпускники училища «представились образцово» и надев офицерские погоны. Вспомним хотя бы некоторых из них.
Герой Русско-турецкой войны 1877-78 годов Павел Черков назначается Тифлисским комендантом и «за отличие» производится в генерал-лейтенанты. Иван Думбадзе становится генерал-майором Свиты (состоит для особых поручений при императоре) и градоначальником Ялты. Абхазский дворянин полковник Сергей Лакербая, участник Первой мировой войны и кавалер персидского ордена Льва и Солнца исполняет должность мирового посредника Сухумского округа и «удостаивается высочайшего благоволения за труды по сельскохозяйственной и культурно-промышленной выставке «Черноморское побережье – Кавказско-русская Ривьера в 1914 г.». А через два года погибает в бою с турками.
Сражаются на Первой мировой и три князя – выпускника Тифлисского училища. Герой Русско-японской войны Константин Геловани становится генералом Грузинской Демократической Республики. Полковник Георгий Мачабели с 1905 по 1917 годы награждается восемью орденами, командует 13-м лейб-гренадерским Эриванским полком. Полковник Михаил Шервашидзе, двоюродный брат последнего правителя Абхазии – последний командир одного из лучших полков русской армии – 4-го гренадерского Несвижского. Служил в войсках Грузинской Демократической Республики и Георгиевский кавалер, участвовавший в Русско-японской войне, полковник Александр Закариадзе. Потом он становится командующим Вооруженными силами грузинского эмигрантского правительства, в Польше арестовывается гитлеровцами, живет под постоянным надзором гестапо. Умер он в Париже, где работал в грузинском правительстве в изгнании. С японцами сражался и генерал-лейтенант, черногорец Йован Попович-Липовац, Георгиевский кавалер, участник шести войн и Белого движения. Еще он стал поэтом, путешественником, этнографом, актером и драматургом. А генерал-майора Федора Петрова, награжденного не только орденом Святого Георгия, но и Георгиевским оружием, убивают не немцы, а взбунтовавшиеся в 1917-м солдаты его дивизии.
Сознательно идет на верную гибель полковник Акакий Отхмезури, когда немцы применяют против его батальона газы. В приказе о награждении его Георгиевским крестом говорится: «Отхмезури, так как голоса его не было слышно, презрев явную опасность, являя доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотверженности, снял маску, стал отдавать приказания и, открыв огонь, отбил наступление немцев, причем сам был отравлен ядовитыми газами и смертью своею запечатлел содеянный геройский подвиг». А другой полковник – Давид Мачавариани получает такой же орден за разгром крупного турецкого подразделения и захват его знамени 490-м пехотным Ржевским полком, которым он командует.
При охране границы с Китаем отличается ротмистр 31-й Амударьинской бригады Отдельного корпуса Пограничной стражи князь Василий Гедеванишвили. В сражении с красноармейцами гибнет героически прошедший Русско-японскую и Первую мировую войны Георгиевский кавалер, генерал-майор Виталий Склодовский… Еще может прозвучать множество имен, но, думается, и названных вполне достаточно, чтобы убедиться: воспитатели и командиры Тифлисского военного училища могли гордиться теми, кого они привели к офицерскому званию.
Почти сразу после большевистского переворота, в ноябре 1917-го, народный комиссар по военным делам Николай Подвойский издает приказ «О прекращении производства в офицеры». То есть приказ о закрытии всех военных учебных заведений. Еще один приказ – «О демократизации армии» отменяет все звания и награды, ношение погон, а офицеров предписывает называть «гражданами». Но в Тифлисе (как и потом, во многих вопросах) этим приказам «сверху» не подчиняются. И после провозглашения независимости Грузии училище официально переходит в ведение ее правительства.
В мае 1920 года в Тифлисе поднимают восстание большевики. Они пытаются взять под свой контроль не только правительственные учреждения, но и военное училище, которым тогда руководит генерал-майор Георгий Квинитадзе. Под руководством этого опытного военачальника юнкера успешно отбивают атаку. А в феврале следующего года во главе с новым начальником училища, бригадным генералом Александром Чхеидзе они выступают уже против опытных частей Красной Армии, вторгшихся в Грузию.
Отрядам 11-й армии советской России, вышедшим на подступы к Тифлису, противостоят регулярная армия и народная гвардия Грузии, всего около 10 тысяч человек. С ними и 166 юнкеров из 183-х, числящихся в училище. Остальные лежат в госпиталях или работают на призывных пунктах. В боях погибают девять юнкеров – Александр Ахвледиани, Платон Долидзе, Шалва Эристави, Павле Якобашвили, Леван Канделаки, Отар Лорткипанидзе, Михаил Лолуа, братья Иосиф и Илия Джандиери.
После падения независимой Грузии большинство преподавателей и выпускников училища, не приняв советскую власть, уезжает за рубеж. И там создаются «Объединения Тифлисского Е. И. В. Вел. Кн. Михаила Николаевича военного училища в эмиграции». В Париже такое объединение возглавляет генерал-лейтенант Белой гвардии, участник Русско-японской и Первой мировой войн, обладатель ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия Георгий Андгуладзе. В Белграде же объединением руководят «общее собрание и правление, особо выбираемое на годичный срок в день Училищного праздника».
Ну а Тифлисское училище при советской власти прошло через чехарду переименований и профессиональной ориентации. Оно поочередно становится «пехотно-пулеметными командными курсами», «пехотной школой», «Закавказской объединенной военной школой». А после переименования города называется «Тбилисским военным училищем», потом – «Тбилисским горно-артиллерийским училищем». В годы Великой Отечественной войны свыше 60-ти его воспитанников становятся Героями Советского Союза.
С 1956-го это – «Тбилисское высшее артиллерийское командное училище», просуществовавшее до 1992 года, когда его переименовали в Екатеринбургское и вывезли на Урал. А ныне господа юнкера грузинской армии становятся офицерами в Горийском училище. Им принимать по наследству кредо: «Сердце – даме, честь – самому себе!»


Владимир ГОЛОВИН


Головин Владимир
Об авторе:
Поэт, журналист, заместитель главного редактора журнала «Русский клуб». Член Союза писателей Грузии, лауреат премии Союза журналистов Грузии, двукратный призер VIII Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира», один из победителей Международного конкурса «Бессмертный полк – без границ» в честь 75-летия Победы над нацизмом. С 1984 года был членом Союза журналистов СССР. Работал в Грузинформ-ТАСС, «Общей газете» Егора Яковлева, газете «Russian bazaar» (США), сотрудничал с различными изданиями Грузии, Израиля, Азербайджана, России. Пять лет был главным редактором самой многотиражной русскоязычной газеты Грузии «Головинский проспект». Автор поэтического сборника «По улице воспоминаний», книг очерков «Головинский проспект» и «Завлекают в Сололаки стертые пороги», более десятка книг в серии «Русские в Грузии».

Стихи и переводы напечатаны в «Антологии грузинской поэзии», «Литературной газете» (Россия), сборниках и альманахах «Иерусалимские страницы» (Израиль), «Окна», «Путь дружбы», «Крестовый перевал» и «Под небом Грузии» (Германия), «Эмигрантская лира» (Бельгия), «Плеяда Южного Кавказа», «Перекрестки, «Музыка русского слова в Тбилиси», «На холмах Грузии» (Грузия).
Подробнее >>
 
Вторник, 26. Октября 2021