click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


Диалог «поверх барьеров»

https://lh4.googleusercontent.com/-fjreMYQHK2E/VUtCD10eFpI/AAAAAAAAFvc/r_NiJ_Mo3WQ/w125-h97-no/l.jpg

5 и 6 апреля в Москве состоялась международная конференция «Борис Пастернак и Тициан Табидзе: дружба поэтов как диалог культур». Она была посвящена 125-летию со дня рождения Б.Пастернака и 120-летию со дня рождения Т.Табидзе. А в Петербурге 8 апреля в рамках этой же конференции прошел круглый стол «Россия и Грузия: диалог культур сегодня». Эти события стали не просто доказательством живой связи русской и грузинской культур, но смело можно сказать – новым словом в сегодняшних контактах. Более того, конференция, проходившая в двух столицах и подмосковном Переделкино в Доме-музее Пастернака, обрела значение Дней грузинской культуры в России. Не формальных, а настоящих, с проявлением той «кровной связи», о которой говорил великий русский поэт.
Каждая научная встреча  имеет свою историю – в наши дни они проводятся в связи с конкретными грантами, с назревшими тенденциями или интересами определенных структур. В данном случае произошло чудо. Три женщины стали инициаторами этих событий и им удалось осуществить замечательное дело вопреки всему, в том числе политическим обстоятельствам.
Два года назад писатель Наталия Соколовская, крестница Ниты Табидзе, которая стала неофициальным, но полномочным представителем грузинской литературы в Петербурге, приехала в Тбилиси вместе с директором Дома-музея Пастернака в Переделкино Ириной Ерисановой, сотрудницей музея Пастернака и музея Марины Цветаевой, автором замечательных книг-исследований о советской литературной жизни 1920-1950-х годов Натальей Громовой, режиссером-докуменнталистом Аллой Чикичевой, германистом Ириной Алексеевой, журналистами Галиной Артеменко и Ниной Петляновой (этот визит стал возможен благодаря поддержке президента грузинской диаспоры в Петербурге Бадри Какабадзе при содействии тбилисского «Русского клуба»). В тот приезд было решено отметить две важные для грузинской и русской литературы даты: дни рождения русского и грузинского  поэтов, чья дружба стала легендой XX столетия. Возник неформальный союз единомышленников, к которому подключились сотрудники московских и питерских литературных музеев, грузинские ученые и родные Пастернака и Тициана Табидзе. За эти два года в Литературном музее Тбилиси состоялась выставка малоизвестных фотографий Пастернака чистопольского периода, а так же проникновенный вечер памяти Ниты Табидзе. И, наконец, удалось организовать и эту масштабную конференцию. Ирина Ерисанова несколько раз повторила: «Нам это удалось!» Ее слова звучали из глубины души. Вообще весь цикл и тбилисских, и российских встреч отличало редкостное сочетание профессионализма, подвижничества и огромной душевной отдачи.
Весьма солидная тбилисская делегация состояла из круга людей, так или иначе причастных к изучению творчества поэтов.  Директор Института грузинской литературы Шота Руставели профессор Ирма Ратиани, историк литературы, профессор Заза Абзианидзе, профессор Гия Джохадзе – переводчик стихов Б.Пастернака, Нана Нибладзе – зам. директора Дома писателей, доктор филологических наук, переводчик Ирина Модебадзе, известный исследователь грузино-русских взаимосвязей  Елена Киасашвили, которая вместе с автором этих строк в 1981 году привезла из Москвы в Тбилиси часть архива Пастернака и посвятила ему множество научных работ, и наконец, Нина Асатиани – внучка Тициана, ныне куратор его квартиры-музея. Из Германии прибыли русисты,  бывшие тбилисцы – доктора филологических наук Мария Кшондзер и Елена Чхаидзе.
Конференция началась в Литературном музее, в Трубниковском переулке. Ее открыли Елена Владимировна Пастернак и Нина Асатиани. Большое общественное значение встречи подчеркнул директор Государственного литературного музея Дмитрий Петрович Бак. На конференции возникла атмосфера редкостного единства. Автору этих строк довелось участвовать в Первых и последующих Пастернаковских чтениях конца 1980-х. Задачей нынешней конференции было дальнейшее изучение творчества двух поэтов, в тоталитарную эпоху. Естественно, литературный контекст научной встречи был шире – постоянно звучали имена других грузинских поэтов, и в первую очередь Паоло Яшвили, так много значившего в судьбе и Пастернака и Тициана.
В музее к юбилею Б. Пастернака была организована выставка «Москва Пастернака». Экскурсию по выставке провела Наталья Громова, ее автор, – прекрасный знаток той тоталитарной эпохи. На одной из стен были представлены фотопортреты близких Пастернаку людей – жертв сталинских репрессий, и среди них, естественно, портрет Тициана.
Первым прозвучало выступление Елены Владимировны Пастернак – вдовы Евгения Борисовича Пастернака, старшего сына поэта. Она погрузила присутствующих в одну из таинственных тем – считалось, что Пастернаку было доступно особое понимание жизни и смерти, и многие, ощущая приближающуюся кончину, обращались к нему в поисках ответа на самые трагические вопросы. Подтвердила Е.В. Пастернак свои положения и материалами из семейного архива, и цитатами из «Доктора Живаго». Ряд специальных докладов известных исследователей был посвящен сопряжению пастернаковского творчества с русскими поэтами, подчас совсем ему не близкими – известный литературовед и переводчик Константин Азадовский (Санкт-Петербург) представил звенья русско-грузинских культурных пересечений  через творчество Пастернака и Бальмонта, Анна Сергеева-Клятис (Москва) сопоставила факты и стилистические ряды автобиографических произведений Пастернака и Ходасевича.
Профессор Ирма Ратиани и Ирина Модебадзе в своем докладе предложили теоретическое осмысление Города – центра поэтического мира у Пастернака и Табидзе (в основном на основе трактовки Петербурга). Татьяна Никольская (Санкт-Петербург), автор известных книг о литературной жизни Грузии начала XX века, на сей раз исследовала грузинскую богему в концепции Валериана Гаприндашвили, а через него – всех «голубороговцев». Профессор Заза Абзианидзе в своем эмоциональном выступлении сопоставлял два грузинских перевода «Доктора Живаго». Григол Джохадзе поделился своим опытом переводов стихотворений Пастернака на грузинский. Прочитанные им стихи в грузинском звучании были встречены аплодисментами.
Три доклада были посвящены поэтическому циклу Пастернака «Волны». Этот программный цикл стихотворений столь многогранен, что позволяет исследовать все новые его пласты. Мария Кшондзер изучала грузинскую тему как одну из нравственных категорий в поэзии Пастернака (на материале цикла «Волны»), Владимир Абашев (Пермский университет) своеобразно разработал известный образ «даль социализма» и его наполнение, Людмила Горелик (Смоленский университет) представила многомерность и значение кавказского  ландшафта в «Волнах». Анна Акимова (ИМЛИ) провела семантико-звуковой анализ пастернаковских «Уроков английского». Известный своим оригинальным подходом к казалось бы известным темам профессор Олег Лекманов (РГГУ) представил такую широкую панораму цитат о Сталине из русских и грузинских поэтических образцов 1930-х годов (в различных аспектах обожествления вождя) и стихи Мандельштама о вожде, что заставил задуматься о многом – массовом гипнозе, коллективном заблуждении, лаборатории создания мифа. С интересом был заслушан доклад Елены Киасашвили «Малоизвестные факты работы Б.Пастернака с подстрочниками (по архивным материалам)». Было отмечено, что путь поэта от подстрочника к тексту перевода весьма важен, и данный доклад может лечь в основу подробного исследования, тем более что в тбилисской части архива Пастернака немало документов, представляющих разные этапы работы с ними, в том числе там хранятся переводы поэта, изданные под именем Ольги Ивинской (Пастернак помогал ей работать, но сделанные от ее имени переводы весьма отличаются от собственно пастернаковских).
Автором этих строк были проанализированы письма Пастернака к грузинским друзьям (написанных при жизни Т.Табидзе и Паоло Яшвили, затем в ту пору, когда еще была надежда на то, что Тициан жив, и полные печали письма 1950-х  годов), говорилось об их значении не только для своей эпохи, но и для наших дней. Было подчеркнуто, что письма к грузинским друзьям - неотъемлемая часть его прозы - полностью и с современными комментариями не изданы. Идея публикации вызвала живой интерес. Доклад Елены Чхаиде (Рурский университет) был посвящен постимперским российско-грузинским связям, в частности, произведениям русских авторов на грузинскую тематику. На конференции было сделано несколько сообщений – Нана Нибладзе (Дом писателей Грузии) рассказала, сопроводив выступление видеопоказом, о долгой истории тбилисского писательского дома.  Наталия Соколовская поведала о работе над полным неподцензурным изданием монографии Галины Цуриковой «Тициан Табидзе: жизнь и поэзия», презентация которой состоялась позже в Петербурге. В сообщении Евгении Ивановой (ИМЛИ) прозвучали неизвестные, полные драматизма письма Николая Чуковского Б. Пастернаку, а Эмиль Казанджан представил работы художника Гр.Филлиповского, посвященные Пастернаку. И, наконец, всех покорил рассказ Нины Асатиани (Андриадзе) о семейных реликвиях Дома-музея Тициана в Тбилиси, сопровожденный видеопоказом самой квартиры и реликвий, в ней хранящихся. Нина Асатиани столь непосредственно и емко поведала о традициях семьи и уникальной коллекции, составившей музейную экспозицию, что слушатели мысленно перенеслись в знаменитую квартиру на улице Грибоедова, где собирался цвет грузинской и  русской поэзии.
Многообразие тематики свидетельствует о том, какой широкий круг исследователей обращен к разным сторонам творчества и личности поэтов, как тесно они связаны со всем культурным процессом, и каким индивидуальным может быть подход к ним. Но удивительно иное – прозвучали и академические доклады и эмоциональные выступления, и все они составили единое целое, что нечасто происходит на научных конференциях.
Навсегда запомнится всем присутствовавшим торжественный ужин в Доме-музее. Стол был накрыт на знаменитой веранде, которая помнит всех друзей пастернаковской семьи – выдающихся русских литераторов и грузинских друзей – Нину Табидзе, Симона Чиковани, Георгия Леонидзе и многих других. Тициан не дожил до тех дней, когда дача стала одним из очагов русской культурной жизни, но не было случая, чтобы его имя не звучало за каждым застольем. К приезду Нины – внучки поэта, был приготовлен сюрприз. Девятилетняя девочка – посетительница музея, нарисовала портрет Тициана Табидзе во весь рост, и сотрудники музея прикрепили его к дверям веранды. Тициан словно присутствовал там, где так страстно мечтал его увидеть хозяин этого дома, на протяжении почти двадцати лет не веривший, что его друга нет среди живых.  Приехали внуки Пастернака – Елена, Петр и Борис. Хозяева накрыли грузинский стол. Когда внесли хаши, все были поражены – оказывается, варили блюдо всю ночь в подсобном помещении. Лариса Новосельцева, подыгрывая себе на рояле, проникновенно исполняла романсы на стихи Тициана Табидзе и других грузинских поэтов (она автор музыки). Ожила давняя традиция, и создалось впечатление, что мы вне времени, оно расступилось и погрузило нас во взаимное объяснение в любви.
Петербургская часть конференции осуществилась благодаря поддержке грузинской диаспоры Петербурга и ее президенту Бадри Какабадзе. Программа была столь насыщенной, что мы не успевали усвоить впечатления, воздух был напоен поэзией, тени великих  окружали нас, словно продолжив шествие из Переделкино. В день прилета Музей А.С. Пушкина на Мойке был закрыт, но гостей с опоздавшего самолета дождались сотрудники во главе с главным смотрителем Музея Галиной Михайловной Седовой, которая и провела нам экскурсию. Безусловно, все мы неоднократно бывали в музеях, а некоторые и работали в них.  Но из последней квартиры Пушкина, в которой поэт скончался, мы выходили со слезами. Г.Седова рассказала, как реконструировалось помещение и возникала новая экспозиция. Сотрудники отдали ей годы жизни.
На следующий день встреча проходила в Музее А. Ахматовой в Шереметьевском дворце, там же, на первом этаже, находится мемориальный кабинет Иосифа Бродского.  Сотрудница музея, Елена Джумук, проводившая для нас экскурсию по квартире, где жила А. Ахматова, призналась, что очень волнуется, она всю ночь читала биографию бывавшего в этом доме Тициана. Ее экскурсия была прекрасна. Нас усадили за стол Ахматовой и включили запись ее голоса. Музейное колдовство продолжалось.
Там же, в Музее, состоялось открытие выставки работ Лоретты Абашидзе-Шенгелия, которая иллюстрировала петербургское издание «Вепхисткаосани». Были представлены оригиналы иллюстраций и работы художницы из разных ее циклов. На выставку пришли известные питерские художники, это был праздник грузинской живописи.
Завершился цикл встреч круглым столом «Россия и Грузия: диалог культур сегодня». Круглый стол прошел с пониманием того, в сколь острой и сложной обстановке мы пытаемся сохранить давний уровень взаимосвязей. Профессор Ирма Ратиани подчеркнула значительность многомерных контактов двух народов и одновременно призвала учитывать, что ныне они развиваются в новых исторических реалиях, и не осознавать этого нельзя. Мы должны опираться и на традиции, и на профессиональные интересы. Автор этих строк рассказала о перипетиях грузинской русистики за последние два десятилетия и о том, что она, несмотря ни на что, выживает и, естественно, трансформируется в новой исторической эпохе. Натэла Квелидзе-Кузнецова, директор Фундаментальной библиотеки Герценовского университета, и Шушана Жабко, заведующая отделом национальных литератур Российской национальной библиотеки, обещали помочь учебными материалами и в свою очередь сообщили, что грузинские библиотечные собрания в Петербурге очень нуждаются в новых поступлениях, которых почти нет в последние годы.
Состоялась также презентация книги «Тициан Табидзе: жизнь и поэзия». Это первое неподцензурное издание книги петербургского историка литературы Галины Цуриковой (1928-2009) и единственная солидная монография, посвященная жизни и творчеству Тициана. Работа была проделана большая, ведь в книгу вошел и  большой корпус стихов Тициана в переводах русских поэтов от Бориса Пастернака до Александра Кушнера. Представляя издание,  Наталия Соколовская сказала: «Грузинская поэзия не перестала быть для нас тем, чем была последние два века: частью русской литературы и русской культуры, чему свидетельством является эта книга».
Большая часть следующего дня была проведена нами в Эрмитаже и в новом его здании – Главном Штабе. Потом состоялось посещение церкви Шестоковской иконы Божьей Матери (грузинское подворье), где была проведена служба по жертвам 9-го апреля.
На прощальном вечере звучало столько стихов и переводов, что застолье стало еще одним вечером русско-грузинской дружбы.
Уезжая, мы осознавали, что участвовали в редком в наши дни событии, так нужном обеим сторонам. Организаторы – удивительные оптимисты – обещали новые встречи.


Мария ФИЛИНА


Филина Мария
Об авторе:
 
Пятница, 10. Апреля 2020