click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ТРИ СЕКУНДЫ И ВСЯ ЖИЗНЬ

https://lh6.googleusercontent.com/-XhXvzi8Ln_0/U7Zn0gVCgcI/AAAAAAAAEho/Qb0ut5OF9Ig/w125-h156-no/f.jpg

Он ушел после тяжелой болезни 25 января 2004 года на 59-м году жизни, выдающийся баскетболист, заслуженный мастер спорта.
«Трудно поверить, что нет больше с нами Зураба Саканделидзе, легендарного спортсмена, внимательного друга», - сказал Отар Михайлович Коркия, выразив чувства  десятков тысяч людей, пришедших в Тбилисский Дворец спорта проводить в последний путь лидера динамовцев, отмеченного Божиим даром.
Патриарх грузинского баскетбола знал Зураба многие годы, следил за его игрой еще в юношеских командах, благо оба были из одного города – Кутаиси. Зураб занимался в детской спортивной школе у заслуженного тренера Сулико Тортладзе, вместе с которым родоначальник знаменитой баскетбольной династии Коркия играл в одной команде – тбилисском «Динамо». В его составе оба завоевали золотые медали чемпионата страны, выиграли розыгрыш Кубка СССР, удостоились почетного приза.
Баскетбол в те далекие годы пользовался большой популярностью в Кутаиси. Многие ребята занимались в спортивных секциях, среди них и Зураб Саканделидзе, которого привел в группу Тортладзе старший брат Анзор. На одной из тренировок Отар Коркия обратил внимание на мальчика, который бегал быстрее других, лучше обращался с мячом.
«Из него выйдет толк», - говорил Сулико. Тренер, воспитавший многих известных грузинских баскетболистов, не ошибся.
В пятнадцать лет Зураб переехал  в Тбилиси, окончил здесь школу и, конечно, попал в динамовскую команду, возглавляемую Отаром Коркия, одну из сильнейших в Европе, что она подтвердила, выиграв в 1962 году ценнейший трофей – Кубок европейских чемпионов. К тому времени Саканделидзе, студент Грузинского политехнического института, уже многое умел, попав в чемпионскую команду, в ее основной состав, не сбавлял нагрузок на тренировках, не зная усталости отрабатывал броски по кольцу, различные комбинации, являя собой пример великого труженика, обреченного на успехи. И они пришли.
В 1964 году молодого защитника тбилисского «Динамо» пригласили в юниорскую сборную СССР, в ее составе он получил золотую медаль чемпионата Европы в Неаполе, здесь познакомился и подружился с нападающим каунасского «Жальгириса» Модестасом Паулаускасом, будущим капитаном сборной СССР. За его плечами уже был опыт участия в турнире динамовских команд социалистических стран в Польше и международном турнире в Румынии, где он удостоился приза лучшего бомбардира.
Не прошло и года, как Зураб снова участник первенства Европы, на этот раз взрослого, в составе сборной СССР, и возвращается с золотой медалью, первой из четырех, добытых им в последующие годы (1967, 1969, 1971).
Так начинается его путь в большой баскетбол. Десять лет (1965-1975) Саканделидзе остается одним из основных защитников главной команды страны, участвует в крупнейших баскетбольных турнирах. В составе сборной он держал экзамен в США, и, по словам ее главного тренера Александра Гомельского, не уступал американским защитникам ни в технике, ни в точности бросков, а в скорости даже превосходил их.
В этом отзыве отражается огромное уважение, которое испытывал к своему ученику этот чрезвычайно требовательный и не щедрый на похвалу тренер. На своей книге, подаренной Саканделидзе, он сделал красноречивую надпись: «Близкому и славному Сако – одному из самых великих баскетболистов нашего времени. Я счастлив, что трудился вместе с тобой в сборной СССР, где ты был моим учеником и стал дорогим другом. Пусть в жизни тебе всегда светит солнце, ибо ты сам алмаз. Александр Гомельский».
Алмаз Саканделидзе заблистал всеми гранями в 1967 году, на чемпионате мира в Уругвае и чемпионате Европы в Финляндии – победных для советской сборной. После финальной встречи с югославами зрители порвали на сувениры майку Саканделидзе, чемпиона мира и лучшего защитника турнира. А он изловчился и в немыслимой толчее завладел победным мячом и уже не расставался с ним до самого Тбилиси.
В Тампере Зураб снова на высоте, в прямом и переносном смысле, раз за разом, овладевая мячом на «верхнем этаже», изумляя зрителей и специалистов молниями прорывов, которые сравнивали с огненными грузинскими танцами, и этот отзыв сопровождал его на всех турнирах. В Тампере специалисты назвали Зураба лучшим защитником, наградили специальным призом и ввели в символическую сборную континента.
Спортивные подвиги Саканделидзе по достоинству были оценены и дома. Чемпиона мира и двукратного чемпиона Европы в традиционном всенародном опросе назвали лучшим спортсменом Грузии 1967 года.
На Олимпиаде-68 в Мехико и чемпионате мира 1970 года в Любляне наши баскетболисты – третьи. Власти не простили Александру Гомельскому проигрыш первого места – сместили с должности главного тренера чемпионов мира, хотя проиграть американцам и югославам на тот период могла любая команда. Суд был скорый и неправый. К рулю сборной пришел новый наставник – тренер ленинградского «Спартака» Владимир Кондрашин.
Через год в западногерманском городе Эссене в финале европейского первенства снова скрестились пути советских баскетболистов и их соперников югославов. В матче, проходившем под интригой захватывающего соперничества двух центровых – Алжана Жармухамедова и Чосича, московский армеец надежно прикрыл югослава и стал героем финала. Ценой больших усилий нашей команде удалось ликвидировать отставание в 14 очков и сравнять счет – 44:44. В эти минуты неудержим вышедший на площадку Саканделидзе. Он совершает три молниеносных прорыва, а потом еще один, прерывает атаку соперников, и на этот раз внеся решающий перелом в игру.
Вот что вспоминал Алжан Жармухамедов: «Зураба в команде любили все. С хорошим чувством юмора был парень, общительный, доброжелательный. А вот на поле спуску противнику не давал – играл цепко, жестко и азартно. Поражала его прыгучесть. Надо было видеть, как он, с ростом меньше 190 сантиметров, зависал над кольцом. Мы даже шутили: «Сако некогда играть в баскетбол, поскольку он постоянно находится в воздухе». До сих пор перед глазами эпизод на чемпионате мира 1970 года в Любляне. В одном из матчей соперник решил подставиться в защите под набравшего скорость Зураба. А тот мгновенно сориентировался: взял да и перепрыгнул через него. Как через гимнастического «козла». Я такое увидел впервые. Умение Зураба в доли секунды принять правильное решение и спасло команду в мюнхенском финале. Мы говорим о «золотом пасе», «золотом броске», но ведь грамотный фол Саканделидзе тоже стал «золотым».
Рассказ Жармухамедова возвращает нас в мюнхенский «Баскетболхалле» в ночь с девятого на десятое сентября 1972 года. Финальный матч олимпийских сборных СССР и США по драматизму событий напоминал аттракцион «американские горки», с захватывающими дух взлетами и падениями. Наши баскетболисты вышли на площадку с хорошим настроением. Уже за полтора месяца до начала Олимпиады, после победы на третьем Мемориале Юрия Гагарина в Тбилиси, сборная поверила в свои силы и ехала в Мюнхен, готовая дать бой заокеанским соперникам, изначальным фаворитам.
Накануне финала состоялся примечательный диалог. Председатель Госкомспорта СССР Сергей Павлович Павлов спрашивает у Кондрашина, почему он так мало в ходе олимпийского турнира использует Саканделидзе. «Это наше секретное оружие в финале», – отвечает главный тренер.
Уже дебют решающей встречи озадачил его коллегу Хэнка Айбу. Кондрашин вывел на площадку самую быструю пятерку – Сергей и Александр Беловы, Зураб Саканделидзе, Михаил Коркия, Алжан Жармухамедов. Домашнюю заготовку Владимира Петровича многие расценили как рискованную. В таком составе сборная никогда раньше не играла. Но брошенная на площадку секретная «бомба» сработала, разорвавшись грохотом трибун, не утихавших до последних секунд игры. Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта Михаил Коркия вспоминал: «Честно говоря, я был в шоке, когда перед финалом Кондрашин сказал, что мы с Саканделидзе будем играть в стартовой пятерке. С трудом скрыл волнение. А вот Зураб, напротив, отнесся к этому как к должному. На тот момент он уже был чемпионом мира, четырехкратным чемпионом Европы, считался почти ветераном сборной и в Мюнхене постоянно обижался, что в каждой игре его выпускали всего на 15-18 минут».
Вышедшие на поле с первых минут тбилисские динамовцы оправдали ставку тренера: темп, темп и еще раз темп! И счет на старте достаточно красноречив – 7:1 в пользу советской команды. В эти минуты великолепен Саканделидзе, мастер ураганного прорыва. Он дважды завершает атаки меткими бросками,  наказывает соперников, когда его пытаются остановить недозволенными приемами, реализует штрафные. Михаил действует под стать другу – результативно завершает быстрый прорыв, подбирает мячи под щитом. Матч проходит под диктовку советской команды, несмотря на упорное сопротивление соперников. Во втором тайме при счете 35:28 в пользу советской сборной в борьбе за мяч под щитом самый результативный среди американцев Дуайт Джонс откровенно грубо играет против Коркия, тот не остается в долгу – судья удаляет обоих с площадки. Кондрашин доволен – соперники лишились самого опасного игрока.
За десять секунд до финального свистка преимущество советской команды в счете сокращается до минимума – 49:48. Центровой Александр Белов с мячом входит в трехсекундную зону. Перед ним два американца. Следует бросок, защитник успевает отвести мяч. Мяч попадает в руки Саши. У него несколько вариантов для продолжения атаки: передать мяч стоявшему рядом Модестасу Паулаускасу, который просит пас, Сергею Белову, занявшему позицию у боковой линии (Сергей: получив мяч, я спрятал бы его под майкой), упасть с мячом на паркет и попытаться выиграть его при розыгрыше спорного, наконец, запустить мяч под своды зала и поймать. Из этих возможных продолжений Александр выбрал наихудшее и самое опасное – он бросает мяч к центру на Саканделидзе, которого держали сразу два американца. «У меня сердце остановилось», - сказал после игры Владимир Кондрашин.
Американцы перехватывают мяч, и уже рвется к нашему щиту Дач Коллинз. Параллельным курсом устремляется в погоню за ним Саканделидзе, в несколько шагов догоняет соперника, но какой ценой! Ценой фола.
Представим на минуту, чего лишалась советская команда, если бы реактивный Зураб не догнал  американца. Не было бы остановки игры после фола Саканделидзе. Не было бы двух реализованных Коллинзом штрафных, когда счет стал 50:49 в пользу сборной США. Не было бы таймаута, взятого Кондрашиным, во время которого тренер сказал: «У нас уйма времени!» И самое главное – не было бы легендарных трех секунд, приведших к олимпийским медалям, вместивших в себя математически выверенный чудо-пас Ивана Едешко через всю площадку Александру Белову, который финтом освободился от двух опекунов и обеими руками отправил победный мяч в корзину – 51:50.
Разочарованные американцы (апелляционное жюри наутро отклонило их протест как необоснованный) не вышли на церемонию награждения, отказались от серебряных олимпийских медалей. Они и сегодня хранятся в сейфе банка в Лозанне.
Владимир Кондрашин после финала сказал журналистам: «Я, как главный тренер сборной, думаю, судьба мне улыбнулась, когда до последней минуты на площадке был Зураб Саканделидзе, именно он, благодаря своей прозорливости и скорости, смог догнать и остановить Коллинза. Уверен, что это никому другому, кроме Зураба, сделать бы не удалось».
24 апреля 1977 года Тбилисский Дворец спорта в очередном туре чемпионата страны принимал каунасский «Жальгирис». Поле выигранного матча динамовцы провожали из большого спорта своего лидера и кумира Саканделидзе.
Сам Зураб Александрович так объяснил свое решение: «Многие говорят, рано ушел, но, думаю, принял верное решение. До того времени должен играть, пока все так же можешь радовать болельщиков и приносить пользу команде. Когда же почувствуешь, что ты уже не тот, в ту же секунду должен уйти».
Так считал самый титулованный из грузинских баскетболистов, заслуженный мастер спорта, обладатель двух олимпийских медалей (золотой и бронзовой), двух медалей чемпионатов мира того же достоинства, четырехкратный чемпион Европы, победитель розыгрыша Кубка СССР в составе динамовцев Тбилиси и бронзовый призер Спартакиады народов СССР в составе сборной Грузии, кавалер орденов Вахтанга Горгасала II степени, Чести и «Знак Почета»…
О своих спортивных достижениях говорил со свойственным ему юмором: «Если бы на Марсе проводились соревнования по баскетболу, то я бы и там победил».
Зураб Саканделидзе легко нашел себя в послеспортивной жизни. Химик по образованию, он руководил крупными промышленными предприятиями республики, вместе с Михаилом Коркия  тренировал тбилисское «Динамо» в трудные для родного клуба времена.
В трагические январские дни 2004 года я беседовал с выдающимися грузинскими спортсменами, с которыми дружил, о которых писал, и вот что они мне рассказали.
Владимир Угрехелидзе, заслуженный мастер спорта, серебряный призер Римской олимпиады: «Зураб Саканделидзе напоминает мне эру Константина Циолковского – самый быстрый в команде, с поистине реактивной стартовой скоростью. В знаменитом финальном матче с американцами на Мюнхенской олимпиаде он стал одним из героев.
Зураб был младше меня на шесть лет. Но играть с ним вместе довелось не раз. За сборную же страны за рубежом  выступали всего однажды. Выехали мы в Италию на товарищеские игры, а потом участвовали в турнире на Сицилии. Отыграли турнир, вернулись в Рим. Мы с Зурабом по гороскопу Львы, оба родились в августе: он – девятого, я – 18-го. Вот и решили перед отъездом домой как-то отметить свое рождение. Пошли в кафе с нашим переводчиком. Представляете, сидят два грузина за столиком в Вечном городе, скромно празднуют свою некруглую дату. Втроем выпили по бутылке доброго итальянского вина».
Рафаел Чимишкян, олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира: «Наши два зала находились рядом на знаменитом тбилисском стадионе «Динамо», идя на тренировку мимо нашего – тяжелоатлетического – Зураб часто общался со штангистами. Он был мастером необидных розыгрышей. Бывало заглянет в щелку приоткрытой двери зала и спрашивает: «А где Рафо?» - «Да вот же он», - отвечают ему и указывают на меня, - «Извини, сразу тебя не увидел», - говорил мне. В поездках, на перроне железнодорожных вокзалов, всегда старался оказаться рядом, подчеркивая свой баскетбольный рост. Я разгадал его хитрую уловку  и спешил занять место повыше.
В поездке на Спартакиаду народов СССР мы с Зурабом оказались в одном купе. Дорога поездом в Москву долгая, коротали время за преферансом. Помню, я старался выполнить главное правило преферанса – первым делом заглянуть в карты соседа. Сделать это каждый раз было невозможно. Зураб, как фокусник, прятал карты в своих огромных руках баскетболиста.
Наши золотые медали олимпийских чемпионов разделяет дистанция в двадцать лет. Разница в возрасте не мешала нам дружить.
И каждая встреча – в Национальном олимпийском комитете Грузии, Департаменте спорта, на улице была в радость. Тот финальный олимпийский матч я смотрел по телевизору дома. Думаю, выскажу общее мнение: Зураб Саканделидзе был уникальным баскетболистом, с неповторимым почерком. Уход его из жизни – невосполнимая потеря для нашей спортивной общественности, для всей страны».

Арсен ЕРЕМЯН


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Среда, 16. Октября 2019