click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

МЫ ВЫШЛИ ИЗ ВОЕННОЙ ШИНЕЛИ

https://lh4.googleusercontent.com/-_U_B_wWA71o/U6KknQhc6HI/AAAAAAAAD_8/nbgDm-hCdBI/s125-no/d.jpg

Я не верю своим глазам – передо мной лежат подлинные фронтовые письма. Боевой штурман Андрей Марташов писал их своей семье – жене Екатерине и сыну Владимиру. Первое датировано 12 февраля 1940 года, последнее – 1 февраля 1942 года. А 15 марта 1942 года из штаба 454 авиационного полка дальнего действия было отправлено похоронное извещение: «Ваш муж Марташов Андрей Сергеевич, уроженец: Татарская республика Шугуровский район деревня Старая Варваринка,  в бою за Социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб при выполнении боевого задания. Место похорон не установлено»...
Бесценный архив передала нам наша коллега Виктория Тихонова-Марташова, в чьей семье он хранится более 70 лет. Виктория Константиновна была женой Владимира и, соответственно, невесткой Андрея Марташова. Она прекрасно понимает, что такие документы не должны ни пропасть бесследно, ни храниться под замком – это общественное историческое достояние, и место этим письмам там, где их может увидеть каждый – на страницах журналов, в музеях воинской славы.
Герою Великой Отечественной войны Андрею Марташову, его семье и потомкам и посвящен наш рассказ.
Андрей родился в 1902 году в деревне Старая Варваринка Казанской губернии в крестьянской семье. В своей автобиографии А.Марташов пишет: «Хозяйство состояло из 2 лошадей, 2 коров, нескольких голов овец и свиней, дома с надворной постройкой, 10 десятин земли, купленной у помещика с выплатой на 50 лет». Мальчику было 10 лет, когда умерла мама. Отец вскоре женился снова. Андрея отдали в сельскую школу, однако посещать ее приходилось редко – необходимо было помогать отцу в поле. Летом 1915 года отца призвали на военную службу, и 13-летний Андрей взял на себя всю работу по хозяйству. Революции – Февральская и Октябрьская – прошли мимо, Андрею и так хватало дел – он вел дом как хозяин, единственный мужчина в доме. Отец вернулся через четыре года, а еще через пять и сам Андрей отправился служить в ряды Красной Армии, успев перед этим жениться на Екатерине Толбаевой, дочери батрака по найму. Марташов неустанно учится – в полковой, пехотной, летной школах в Новороссийске, а затем в Каменске, где у Марташовых родился сын Владимир. Курсант, слушатель курсов, инструктор, штурман отряда и, наконец, в середине 1930-х годов он становится штурманом эскадрильи.
В 1925 году вступил в комсомол, в 1929-м – в партию. С членством в ВКП(б) дела обстояли непросто и очень строго. Вот как об этом писал сам Марташов: «Исключался из рядов ВКП(б). В 1933 году за то, что с места жительства отца была прислана справка, что отец кулак. После поехал сам в отпуск на место жительства отца, взял справки из сельсовета о действительном положении отца, был восстановлен парткомиссией. В 1937 году снова был исключен Ейской парторганизацией, за присланные врагами народа справки, что отец кулак. Мною была подана апелляция, и окружной парткомиссией был послан человек по месту жительства отца, который привез документы о действительном положении вещей, после чего был восстановлен в рядах ВКП(б) с объявлением выговора за то, что я не указывал в автобиографиях про дедушку, что он имел наемную силу, но я этого не знал, так как это было в 1895 г., а я родился в 1902 г. Взыскание это с меня не снято. В троцкистской, правой национал-шовинистической и пр. контрреволюционных организациях не был. Отклонений от генеральной линии партии не было. Лишенцев и раскулаченных среди родственников нет. За границей никого нет. В белой армии и армии интервентов не служил, в плену не был, связей с подпольными организациями не имел».
Андрей Марташов служил в Новочеркасске, Ейске, а после в Кутаиси. Оттуда в 1939 году ушел воевать с белофиннами, а в 1941 году – с фашистами. Семья переехала в Тбилиси, Марташову дали квартиру в доме №7 в Железном ряду на Майдане. По этому адресу Андрей и присылал письма жене и сыну.

«17 ноября 1941 года, Миха Цхакая.
Добрый день, многоуважаемая семья, Катенька и сыночек Вовик! Первым долгом, Катенька, поздравляю тебя с днем твоего рождения. Жаль, что в этот день мы не вместе, но это от тебя и меня не зависит. Вот кончится эта проклятая война, навязанная нам германским фашизмом… А сейчас ни с чем не приходится считаться, нужно переносить все тяжести и неволи, поскольку этого требует от нас родина. Катенька, к октябрьским торжествам от командования я получил благодарность за отличную работу, но если будет надо, буду драться до последней капли крови, а если потребуется, то отдам и жизнь свою за благо нашей родины».

«13 января 1942 года.
Катенька, вот уже прошло 35 дней с того момента, как мы расстались с тобой в то темное утро, когда я пошел на работу. (Екатерине удалось приехать в Миха Цхакая увидеться с мужем.) Катенька, я очень и очень рад, что ты побыла у меня, хотя это и было для тебя большим беспокойством. Эти дни останутся у меня в памяти, пока я буду жив. Вовик, милый сыночек, я тебя не видел уже более четырех месяцев и очень-очень соскучился. Хорошо, что есть ваша с мамой фотография, на которую смотрю каждый день и вспоминаю вас. Вовик, я тебя прошу, учись отлично, слушай мамочку, не обижай, она и так много от нас с тобой пережила. А я буду выполнять свой долг перед родиной, не щадя своих сил, а если потребуется, и самой жизни. Буду драться так, как нас учит и приказывает Великий Сталин – бить до единого фашистских извергов.
Вот пока и все, что могу сообщить. Пока в работе все благополучно, несмотря на то, что работаем ночью и днем. До свидания, крепко, крепко целую, любящий вас Марташов. Жду ответ с нетерпением. Адрес: Действующая армия, полевая почтовая станция 885, 454АП».

Последнее письмо Андрея Марташова:
«1 февраля 1942 года. Крымская.
Добрый день, многоуважаемая семья Катенька и сыночек Вовик! Первым долгом сообщаю, что жив и здоров, того и вам желаю. Живу пока ничего, а дальше – что будет. Катенька, я услал вам телеграмму 28. 01. 42 года. Получила ты ее или нет? Вот пока и все, что мог написать. Адрес пиши так: станица Крымская п/отд. Краснодарского края до востребования. А пока до свидания. Крепко целую. Любящий вас Марташов. Живите с Вовочкой не ссорьтесь, друг другу помогайте и не обижайте. А тебе, сыночек Вовик, мое пожелание учись отлично. До свидания. Жду ответ».

Вскоре вместо очередного письма от мужа Екатерина получила похоронку – штурман полка, майор Андрей Марташов погиб в тяжелом бою под Керчью. А еще спустя недолгое время ей и ее подруге, тоже овдовевшей, пришло письмо от комиссара полка: «На сухость извещения зря обижаетесь, такой порядок. Извещение является официальным документом и туда лишнего писать нельзя. Не думайте, что командование не переживает за утрату ваших мужей. Ваши мужья геройски погибли в открытом бою с озверелым фашизмом, их память долго будет храниться в наших сердцах. Хочу просить вас, чтобы вы на меня не обижались, что я вам не сказал, будучи у вас. Я знал, что их нет, но надеялся, что они могут еще вернуться, поэтому и не говорил, так как болтать зря не следует. Ведь много случаев, когда возвращаются. Вторая просьба. Поймите, товарищи, что война жестокая вещь и на войне гибнут. Мы деремся за свободу народа и эта борьба, конечно, приносит жертвы. Ваши мужья погибли геройской смертью за наш народ. Лучшая месть немецким гадам будет, если вы мужественно перенесете ваше несчастье, а это несчастье всех нас, будете помогать укреплять наш тыл, вольетесь в производственную работу и будете этим помогать нам громить немецких собак. Желаю от души всего хорошего. Мужайтесь, мстите немецким гадам хорошей работой в тылу, ведь борьба еще продолжается, а мы победим обязательно. Шлю горячий привет. Безбожный».
Екатерине было 38 лет, когда погиб ее любимый и любящий муж. Всю свою жизнь она продолжала ждать своего Андрея. «Он не погиб, он пропал без вести», - каждый день повторяла она, как заклинание. Даже спустя многие годы, когда у сына появилась возможность переехать в Ленинград и устроиться там на отличное место, она отказалась ехать: «Вдруг Андрюша вернется, а меня в Тбилиси нет?»
О том, как сложилась судьба сына Андрея Марташова, о его семье нам рассказала Виктория Тихонова-Марташова.
- Когда Володя узнал, что отец погиб, то от горя у него опустились руки и он перестал учиться. Он очень любил своего отца, боготворил. Его гибель стала для сына катастрофой. Володя на три года старше меня, но в итоге мы оказались в одном классе, потому что он все время оставался на второй год. Справедливости ради надо сказать, что со временем он успокоился, взял себя в руки и решил пойти по стопам отца. Прекрасно учился и в итоге стал отменным профессионалом. Вначале мы с Володей считали, что познакомились школьниками на балу в тбилисском Доме офицеров, в 1948 году. Но, как ни странно, оказалось, что это не так. Летом 1939 года нам с мамой пришлось поехать в Самару. Добрались до Москвы, целый день надо было ждать поезда. Мама отправилась по делам, а меня оставила в детском приемнике. Там мы находились вдвоем с каким-то мальчиком. А у него был шоколад. Мне мама ничего не оставила поесть, и так захотелось шоколада! Мальчик уснул, я взяла плитку и стала есть.  Фольга зашуршала, он проснулся и как заревет! Конечно, поднялся шум. Вернулась мама, и, узнав, что произошло, пошла и купила ему шоколад... Прошло много лет. И как-то раз в разговоре с моей свекровью мама вспомнила эту историю. Изумленная Екатерина Андреевна воскликнула: «Да это же был Володя!» Представляете, какое совпадение – они ехали из Новочеркасска в Бузулук, а мы – из Тбилиси в Самару. И случайно пересеклись в Москве. Так что первая встреча с мужем состоялась, когда мне было шесть лет... Это дало ему повод все время подшучивать надо мной – с детства, мол, ты была на моем иждивении.
Мы с Володей очень подружились. Он перешел из обычной в военную спецшколу имени Бенделиани, а затем поступил в Кировобадское военно-авиационное училище имени Хользунова. Я очень увлекалась балетом, танцевала в труппе знаменитого Сергея Сологова. Кстати, Володя танцевать совсем не умел. И когда при спецшколе открыли курсы танцев, он записался на них и старательно разучивал танго, фокстрот, падеспань, падекатр. После училища Володю направили в военную часть в Баку, а я после школы поступила на филологический факультет университета. В 1953 году мы поженились, на втором курсе у меня родился сын. После окончания университета я поехала к мужу в Азербайджан. Устроилась на работу в офицерскую школу, преподавала русский язык, историю и географию. Помню, как мне было неловко учить истории Великой Отечественной офицеров, которые были старше меня в два раза и сами воевали. Но в те годы военных, которые ушли на фронт и не успели окончить  школу, обязали сделать это.
Володя был военным летчиком-бомбардировщиком. По болезни ему пришлось временно демобилизоваться. После выздоровления стал пилотом тбилисской гражданской авиации. Шутил – легче заново выучиться на летчика, чем восстановиться на работе. Летал на ЛИ-2, ИЛ-14,  ТУ-104, закончил летную карьеру на ТУ-134. Потом возглавил  диспетчерскую службу тбилисского аэропорта. В 1998 году его не стало.
- У вас самой интересная родословная.
- Мои родители, Анастасия Першина и Константин Тихонов, родом из Самары. Они познакомились в Самаре совсем молодыми. Мама происходила из состоятельной дворянской семьи, папа – из рабочей. Мамина семья, конечно, была против этого брака, и в 1913 году они без благословения тайком поженились в местечке Смышляевка. Папа увлекся революционными идеями, стал большевиком. Из Самары ему пришлось бежать, когда в город вошли белочехи. Поездив по стране, оказался в Средней Азии. Кстати, в Самарканде он неожиданно встретился со своим двоюродным братом – поэтом Николаем Тихоновым. Потом они все время переписывались, часто встречались. Тихонов потому и стал так часто ездить в Грузию – к родственникам. Мы тогда жили на Вельяминовской улице в 16-метровой комнатке. Николай Семенович не хотел нас стеснять и останавливался в гостинице. Но папа всегда был рядом с братом. Большой компанией – вместе с Георгием Леонидзе, Бесо Жгенти, многими другими выдающимися литераторами – ездили по Грузии…  
В 1924 году родители приехали в Тбилиси. Мама пела в капелле Отара Тактакишвили. Папа, военный журналист, возглавил типографию «Боец РККА». Как-то раз в типографию зашел по делу ленинградский режиссер Александр Любош, возглавивший тбилисский Театр Красной Армии в Доме офицеров. Зашел по делу, но как режиссер не мог не оценить обаяния и чистой русской речи Константина Тихонова. И немедленно пригласил его в труппу театра. Папа согласился. И начал играть в театре – в спектаклях «Бравый солдат Швейк» Я.Гашека, «Междубурье» Д.Курдина, «Темп» Н.Погодина... В 1932 году, когда вышел указ о воссоздании Тбилисского русского драматического театра, вся труппа Театра Красной армии во главе с Любошом перешла в театр, который через два года получил имя Грибоедова. Отца не раз приглашали сниматься в кино, он сыграл в фильмах «Дарико», «Арсен», «Путешествие в Арзрум». Роли были небольшие, но заметные. В 1939 году ушел на фронт как военный журналист. Прошел всю войну и в театр уже не вернулся. Его назначили заместителем редактора газеты «За металлургию» в городе Рустави, который тогда только строился. А потом пригласили в Батуми, где он работал заместителем редактора в газете «Советская Аджария». Там он и скончался. Отцовский архив, к сожалению, пропал. У меня чудом сохранился один альбом с уникальными фотографиями – это бесценная память об отце.
- А как складывалась ваша профессиональная деятельность?
- У меня четыре диплома о высшем образовании. Помимо ТГУ я с отличием окончила Московский институт приборостроения, параллельно – Тбилисский инстиут патентоведения, затем – Московский институт патентоведения. С 1969 года по 1992 год читала лекции в Тбилисском институте патентоведения. Работала в Академии наук, возглавляемой академиком Николаем Мусхелишвили. Руководила отделом научно-технической информации в Институте кибернетики, была старшим инженером отдела технико-экономических исследований СКБ Аналитприбор. По приглашению ректора Института патентоведения, профессора Тамаза Шилакадзе руководила патентно-лицензионным отделом института. Я проработала там 18 лет, награждена Орденом Чести, получила статус персонального пенсионера. А в 1992 году депутат Парламента Грузии, профессор Игорь Богомолов, мой однокурсник, пригласил меня стать  вице-президентом Русского культурно-просветительского общества Грузии. Общество было создано по предложению президента Эдуарда Шеварднадзе, чтобы как-то удержать в стране русских, которые в то время начали в массовом порядке покидать Грузию. Богомолов был президентом и координатором этой организации. Мы вели огромную культурную работу среди русскоязычного населения, выпускали газету «Русское вече»... Работали до самой смерти Игоря Семеновича в 2003 году. А потом Николай Свентицкий пригласил меня в Грибоедовский театр, где я и работаю администратором по сей день.
- Расскажите о младшем поколении Марташовых.
- Сын Виталий был бортпроводником. Очень много летал. Он умер, к несчастью. Дочь Нина окончила хореографическое училище имени Чабукиани. Она отдала балету двадцать лет – работала в Театре музкомедии, солировала в шоу-балете. Внучка Виктория Дундуа хорошо учится и замечательно поет. В прошлом году стала лауреатом Международного музыкального конкурса в Варне, куда ездила с детской вокально-эстрадной студией «Муза». А вскоре, мы надеемся, Вика примет участие в вокальном конкурсе в Македонии, для которого уже подготовила две песни.

Нина ШАДУРИ


Зардалишвили(Шадури) Нина
Об авторе:
филолог, литературовед, журналист

Член Союза писателей Грузии. Заведующая литературной частью Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Окончила с отличием филологический факультет и аспирантуру Тбилисского государственного университета (ТГУ) имени Ив. Джавахишвили. В течение 15 лет работала диктором и корреспондентом Гостелерадиокомитета Грузии. Преподавала историю и теорию литературы в ТГУ. Автор статей по теории литературы. Участник ряда международных научных конференций по русской филологии. Автор, соавтор, составитель, редактор более 20-ти художественных, научных и публицистических изданий.
Подробнее >>
 
Воскресенье, 22. Сентября 2019