click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


ЖИЗНЬ КАК ШАХМАТНАЯ ПАРТИЯ

https://lh3.googleusercontent.com/-9otVNHPiyuc/Uo9ImdfkbsI/AAAAAAAACuw/Gypej436rFI/s125-no/i.jpg
Если прав Мигель де Сервантес Сааведра, и жизнь человека есть шахматная партия, попробуем перелистать картотеку Времени, перенестись в один прекрасный день, когда к тренеру с грустными глазами вернулось вдохновение в образе милой, на редкость симпатичной девочки, умеющей заразительно смеяться и через минуту быть ужасно серьезной, умницей и с математической головой, – талант этот унаследовала от отца, Георгия Александрия, доцента кафедры  высшей математики Тбилисского государственного университета, и изучающей английский язык.
Итак, вернемся к дебюту партии, когда десятилетняя Алиса попала в сказочный мир шахматного Зазеркалья, потрогала фигуры и навсегда приклеилась к ним пальчиками. Тбилисскую Алису звали Нана Александрия. Уже через два года ей представилась возможность сыграть в полуфинале женского первенства страны, но Вахтанг Карселадзе не спешил показать миру свой шедевр, оберегая детскую психику от чрезмерной умственной и нервной нагрузки. Как знать, возможно, этот отказ от слишком раннего профессионализма лишил нас не одного рекорда, к которым сознательно шли Майя Чибурданидзе и великолепное трио сестер Полгар.
Но рекорды не обошли стороной Нану.
В пятнадцать лет она оспаривала золотую медаль чемпионки СССР 1964 года среди женщин – девочка в школьной форме, с белым бантом. Участницы называли ее Малышкой, но, как говорится, дружба дружбой, а очки врозь. Очков она набрала достаточно, их хватило для дележа 6-7 места, что посчитали выдающимся достижением. После десяти туров вместе с Ноной Гаприндашвили возглавляла турнирную гонку, но на финише устала. Удивляли не только набранные очки, - качество игры. На закрытии турнира вручались специальные призы. Один из них – большую куклу – за самую техничную игру, по рекомендации председателя жюри Михаила Таля, вручили Нане – за эндшпиль в партии с экс-чемпионкой мира Ольгой Рубцовой.
В Киев, на полуфинал женского первенства страны 1966 года, она отправилась в ранге мастера спорта. Это прибавило ей уверенности. За несколько туров до конца она обеспечила за собой первое место.
Через три месяца из Киева же Нана вернулась чемпионкой СССР, и это в 17 лет!
Но тренеру не довелось узнать о победе и рекорде своей Наны. Через четыре года она возглавила шахматную школу имени Вахтанга Карселадзе, а заместителем ее стал Александр Бокучава, тот самый Алик, который часами просиживал под окнами больницы, надеясь на чудо…
Первый рекорд Наны оставался незыблемым 11 лет! В 1977 году его на один месяц улучшила Майя Чибурданидзе. Но задолго до того, по остроумному замечанию спортивного журналиста, «у грузинских девочек было одно затруднение, кем стать: Ноной или Наной».
Александрия и в последующие годы не изменила своему стилю, что обеспечило ей своеобразный рекорд в чемпионатах страны. Сыграв в семи финалах, она трижды становилась чемпионкой СССР, выиграла две серебряные и одну бронзовую медали. Два рекорда остались незыблемыми и уже никогда не будут улучшены: в 20 лет Нана Александрия  была трехкратной чемпионкой СССР, она же, единственная среди именитых грузинских шахматисток, стала вторым призером мужского первенства Грузии с гроссмейстерским составом участников.
Вахтанг Ильич не увидел осуществление своей заветной мечты, когда спор за шахматную корону поведут две его самые любимые ученицы, но в одном он был спокоен: воспитанники запомнили главную карселадзевскую заповедь: шахматы – игра рыцарская. В Гори, на вечере памяти Карселадзе, на который приехали участники проходившего в Тбилиси мужского чемпионата СССР 1966 года, Михаил Таль сказал: «Вот здесь перед нами сидят рядом две замечательные шахматистки и, возможно, будущие соперницы – Нона и Нана. И в том, что между ними по-настоящему дружеские отношения, - это тоже заслуга Вахтанга Ильича, это тоже его школа». Международный гроссмейстер Тамаз Георгадзе был того же мнения: «У всех учеников Вахтанга Ильича Карселадзе нет злости к противникам. Он никогда не настраивал нас против тех, с кем предстояло встречаться, всегда говорил одно: «Играйте в шахматы». И самый яркий пример доброты – Нана Александрия».
Чувство преклонения, испытываемое Наной к старшей подруге, посетило ее в самый неподходящий момент. После матча на первенство мира Гаприндашвили – Александрия (1975), который стал одним из главных событий Международного года женщины, она скажет с присущей требовательностью к себе: «С теми, кого я особенно уважаю, с кем нахожусь в теплых отношениях, я играю хуже. Думаю, что именно хорошие отношения с Ноной Гаприндашвили лишили меня необходимой толики спортивной «злости» – идеального настроя к партиям не было».
Не правда ли, удивительное признание шахматистки, психологически готовившейся к «дворцовому перевороту» и уж, конечно, не собиравшейся быть доброй сказочной феей за шахматной доской. Нана знала, что характер у чемпионки мира сильный, но знать – это одно, а испытать на себе – другое. Она впервые столкнулась за доской с такой сильной личностью и, видимо, не была готова к этому. Примем эти слова без малейшей доли скептицизма, тем более, что они принадлежат самой Александрия.
Пример двух выдающихся шахматисток вызвал в республике женский шахматный бум, и грузинская женская шахматная школа изумляет мир юными дарованиями. В 1975 году среди тех, кто увенчал Нону Гаприндашвили пятым по счету лавровым венком, была 14-летняя Майя Чибурданидзе. Не надо быть психологом, чтобы понять, что творилось в тот вечер в душе у Майи. Через два года ей доведется встретиться с Александрия в четвертьфинальном матче претенденток. До этого она ни разу не побеждала Нану. Их две предыдущие партии принесли успех старшей. При прогнозах большинство голосов отдавались Нане. Основания для этого были – участие Александрия в матче на первенство мира, большой опыт турнирных и матчевых встреч.
Были и другие мнения. В моем архиве сохранился пригласительный билет на открытие матча Александрия-Чибурданидзе, на котором в апреле 1977 года тренер Майи международный гроссмейстер Эдуард Гуфельд сделал для меня надпись: «Приглашаю через год на матч Гаприндашвили-Чибурданидзе». Он не ошибся, хотя сама чемпионка считала, что эта встреча состоится в 1981 году, в следующем цикле борьбы за мировое первенство.
Шахматы не для людей, слабых духом, известно со времен Вильгельма Стейница, и, готовясь к очередному штурму шахматного трона, Александрия верила, что ей вновь удастся пройти до конца трудный отбор. Жребий оказался неблагосклонным к обеим участницам матча. Одна из сильнейших претенденток уже после четвертьфинала оказалась вне борьбы за мировое первенство. Ход ее дал повод чемпиону мира Анатолию Карпову заметить, что матч Александрия-Чибурданидзе, во всяком случае, не четвертьфинального уровня.
Исход матча решился в девятой партии, принесшей успех Майе. Сенсационной назвали эту победу (5,5:4,5) в шахматном мире – авторитет и класс некоронованной королевы шахмат Александрия велики. Победить такую супершахматистку могла только столь же исключительный вундеркинд, каким в свое время была сама Нана, у которой уже в 15 лет Михаил Таль подчеркнул удивительную в таком возрасте универсальность игры.
Осенью следующего года Нана вместе с подругами по олимпийской команде СССР Чибурданидзе, Гаприндашвили, Еленой Ахмыловской удостоилась золотой медали шестой Всемирной женской шахматной Олимпиады в Буэнос-Айресе. Победы Александрия над чемпионками многих стран подтвердили, что она по-прежнему предпочитает держать порох сухим, и лучшие достижения шахматистки еще впереди, ведь заслуженному мастеру спорта СССР только исполнилось тридцать три. Особенно удачным оказался 1979 год. Нана была первой на международных турнирах 8 Марта в Белграде (впереди чемпионки мира) и Нови-Саде, показала абсолютно лучший результат среди участников традиционного матча СССР-Югославия, победив со счетом 4:0 Оливейру Прокопович.
В 1971 году, готовясь к полуфинальному претендентскому матчу с Милункой Лазаревич (Югославия), одной из сильнейших шахматисток мира (Нана его выиграла со счетом 5,5:4,5), она сказала с присущей молодости запальчивостью: «Я не считаю, что для полноты счастья необходимо стать чемпионкой мира». С годами она пришла к мысли, что только выиграет от такого приобретения.
И вот новая возможность – матч на первенство мира с Чибурданидзе (1981).
Как обычно, перед началом соревнования на высшем уровне обозреватели не скупились на прогнозы. Наиболее интересное заявление сделала Александрия, вторая шахматистка планеты: «Майя – явление исключительное. Огромный талант, колоссальная работоспособность, отменное здоровье – о чем еще можно мечтать. Что ж, на сегодняшний день шансы чемпионки заметно выше».
В этих словах вся Нана, сочетающая высокие спортивные и творческие достижения с ровным отношением к соперницам, - качества, которые снискали ей любовь и признание. Прогноз Александрия не оправдался по ее же вине. Чемпионка мира не сумела доказать своего превосходства над соперницей – матч на первенство мира впервые в истории женских шахмат закончился вничью 8:8. Нана прекрасно подготовилась к новому испытанию, прежде всего в области дебютов. Матч укрепил ее во мнении, что играть с Майей можно, но и оставил чувство досады – на финише только пол-очка отделяли ее от шахматной короны. Однако оснований огорчаться у нее также не было. Она сумела выиграть последнюю, 16-ю партию, чрезвычайно престижную, и свести матч вничью, дав специалистам сделать вывод, что ее ждут впереди новые победы.
На это обратил внимание главный арбитр матча, чехословацкий гроссмейстер Мирослав Филип, судивший в 1975 году матч Гаприндашвили – Александрия: «Сравнивая игру Наны в том и этом матче, хочу отметить огромный прогресс в ее мастерстве».
Итак, Нана – двукратная вице-чемпионка мира. Таль писал: «Когда меня спрашивают, кто, помимо чемпионов мира, внес весомый вклад в развитие и популяризацию шахмат, я называю Нимцовича и Кереса. В женских шахматах такой личностью, бесспорно, является Нана Александрия. Поверьте мне, намного сложнее два десятка лет быть второй в мире, чем первой – два-три года».
Она любит цитировать полюбившиеся строки поэта: «Вы нам глазки строите, мы вам – Тадж-Махалы». Нана – дипломированный специалист западноевропейской филологии (она окончила ТГУ), журналист по призванию, считает, что Тадж-Махал женщины еще не построили, но «глазки строить» - уже давно не единственная женская функция. Это мнение Наны Александрия, международного гроссмейстера, шестикратной олимпийской чемпионки (1969, Люблин, Польша; 1974, Меделин, Колумбия; 1978, Буэнос-Айрес, Аргентина; 1980, Валлетта, Мальта; 1982, Люцерн, Швейцария; 1984, Дубай, Объединенные Арабские Эмираты), обладательницы двух бронзовых медалей чемпионатов мира. Она – трехкратная чемпионка Грузии, победительница Кубка европейских чемпионок (1970) и многих крупных международных турниров, трижды была капитаном женской команды Грузии на Всемирных шахматных Олимпиадах в Маниле, Москве, Ереване (1992, 1994, 1996), удостоилась трех золотых медалей после победы наших шахматисток. А еще была гостеприимной хозяйкой Грузинского Дома на летних Олимпийских играх.
Особый интерес представляет история, как грузинскую команду допустили на Олимпиаду в Маниле (8-25 июня 1992 года), о чем Александрия мне рассказала в середине девяностых.
Обретя независимость, Грузия еще не была членом ООН, поэтому ФИДЕ не могла принять ее в свои ряды, оставляя наших спортсменов без официальных соревнований. Нана гордится, не меньше чем своими шахматными успехами, что не жалела сил, решая этот трудный вопрос. «Борьба эта, - вспоминала она, - потребовала тщательно продуманной стратегии. Начала ее с того, что попросила наших именитых шахматисток сыграть в первом национальном чемпионате и сама вышла на старт. Таблицы его и юбилейного турнира Ноны Гаприндашвили приложили к официальному обращению с просьбой о членстве в ФИДЕ, его подписали руководители Департамента спорта, Национального Олимпийского Комитета и Федерации шахмат Грузии. К нему добавилось письмо созданной в спешном порядке Ассоциации гроссмейстеров. Я посчитала необходимым создать к началу конгресса ФИДЕ фильм о шахматной жизни в Грузии. Две недели провела в архиве. Собрала информацию и фотоматериалы. Нашла спонсора – парфюмерную фабрику «Иверия». Связалась с англо-грузинским культурным центром «Лунный глобус» и заказала Георгию Левашову-Туманишвили фильм «Грузинский гамбит». Он снимался ускоренными темпами на трех языках: грузинском, английском и немецком для показа в конце 1991 года на конгрессе ФИДЕ в Берлине. Наша просьба о членстве в ФИДЕ впервые прозвучала на исполкоме в Греции. В делегации тогда были Джано Багратиони, Чибурданидзе и Александрия. В Берлин отправились Багратиони, Гаприндашвили и Александрия. На заседание центрального комитета федерации для фиксирования государственного уровня обсуждения прибыло подкрепление в лице вице-премьера Энвера Нижарадзе и министра спорта Кахи Асатиани».
Нана занималась корректированием официальных выступлений грузинской делегации, переводом и составлением документов. Приходилось работать с руководителями ФИДЕ и делегатами. Имея пятилетний стаж работы в федерации, Нана с 1986 года была председателем женской комиссии, практически знала всех. Багратиони раздобыл телевизоры, видеомагнитофон, и они несколько дней, в перерывах между заседаниями, показывали «Гамбит» в двух главных залах и холлах «Конгрессхауза». На английском и немецком языках. Кроме того, выставили рекламную информацию в рабочих кабинетах. Информационная «война» в Германии закончилась чистой победой грузинской команды. Все желали им помочь. Окончательное слово оставалось за президентским советом, через несколько месяцев в Граце.
Этот отрезок времени принес политическую новость: ушел Звиад Гамсахурдиа, пришел Эдуард Шеварднадзе. Между тем, ООН не спешила принять Грузию в свои члены. Положение осложнялось тем, что с аналогичной просьбой допустить на Олимпиаду в Маниле в обход правил обратились делегации Хорватии и Словении. Они имели политические козыри: свои паспорта и валюту, их признали более десяти стран и, самое существенное, они выступали на зимних Олимпийских играх отдельными командами. Но, как и Грузия, не были членами ООН. Вердикт президента Международной шахматной федерации был суров: зимняя Олимпиада имеет свои законы, ФИДЕ – свои.
В такой проигрышной позиции пришлось выступать Александрия. Видно, выступление понравилось участникам конгресса, поскольку приглашенный в качестве гостя на президентский совет мэр города Граца сказал ей: «Вас следует назначить послом». Решающим оказалось выступление британского юриста Андертона, пользовавшегося огромным авторитетом в руководстве ФИДЕ. Начал он с того, что напомнил о тридцатилетнем чемпионстве наших шахматисток и закончил международным авторитетом Эдуарда Шеварднадзе, что, по его мнению, было гарантом скорого членства Грузии в ООН (это произошло через месяц после Олимпиады). Андертон обратился к совету с просьбой принять в отношении Грузии специальную резолюцию.
«Незаконно» допущенная на Олимпиаду в Маниле грузинская команда праздновала золотой успех своих шахматисток, олимпийских чемпионок Майи Чибурданидзе, Ноны Гаприндашвили, Наны Иоселиани, Нино Гуриели. Впервые на крупных международных соревнованиях прозвучал Гимн Грузии и был поднят грузинский флаг.
В начале восьмидесятых Нана Александрия, выступая на голубом экране как шахматный комментатор Грузинского телевидения в передаче, посвященной лучшим шахматисткам планеты, а стало быть, шахматисткам Грузии, вспомнила любопытный случай, свидетелем которого однажды ей довелось быть. Нескольким ее землячкам в качестве призов грузинские парфюмеры вручили флаконы духов необычной формы. Ноне Гаприндашвили, к примеру, достались духи, упакованные в стеклянного ферзя. Нане Александрия, тогда совсем юной, достался флакон в виде шахматной пешки. И тогда-то кто-то со значением заметил: «Пешка-то она пешка, но зато проходная!»
Пророчество сбылось.

Арсен ЕРЕМЯН

Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Среда, 16. Октября 2019